Вернулись в детство

Этим ребятам слишком рано пришлось повзрослеть. Поэтому сейчас волонтеры онкоцентра учат их снова быть детьми. Что нужно сделать, если ты сама хочешь быть волонтером?

Вернулись в детство

Онкоцентр

Когда я узнала, что мне предстоит посетить мастер-класс для детей, больных лейкозом, я приготовилась к худшему. Унылые больничные коридоры, тесные палаты, заплаканные глаза детей — уверена, что большинство из нас представляют болезнь и горе именно так. Мой стереотип разрушился с первых минут пребывания в отделении гематологии Российской детской клинической больницы (РДКБ). Свежий ремонт, просторные светлые помещения, доброжелательные врачи, чистота и уют. Комната, в которой работают сотрудники и волонтеры благотворительного фонда «Подари жизнь», напоминает скорее музей детского творчества, теплый уголок с поделками из пластилина, акварельными солнышками на стенах, гербариями и открытками. И он дает гораздо больше надежды, чем обещания на упаковках лекарств.

«Давайте сделаем солнышко»

Егор Воронин, молодой координатор отделения гематологии, с горящими глазами рассказывает, как променял офисную работу в крупной компании на сотрудничество с благотворительным фондом: «Я случайно наткнулся на объявление о поиске волонтеров на сайте фонда и решил попробовать. После общения с детьми у меня появилось ощущение, что я наконец-то делаю действительно что-то важное. Постепенно я стал посвящать фонду все свободное время и при первой же возможности перешел сюда работать. И если кто-то спрашивает, есть ли у меня дети, я гордо отвечаю: да, вот они — их 50».

Мы подходим к залу, где скоро начнется творческое занятие. Сегодня ребята научатся лепить и вырезать разные фигурки из теста. Я слышу музыку из мультфильмов, радостный смех детей и непринужденную болтовню мам. «Нужно надеть маску. Дети не должны чувствовать, что с ними что-то не так, поэтому все взрослые в масках, как они», — это говорит мне симпатичная девушка по имени Катя. Ей 18 лет, и она уже почти полгода проводит творческие занятия в РДКБ. Катя приносит фольгу и мнет в руках кусочек теста. «Сейчас мы достанем формочки и будем фантазировать. Посмотрите в окно. Давайте сделаем солнышко и деревья», — обращается она к ребятам. Они усаживаются за стол и радостно принимаются за дело.

«На свое 18-летие я написала заявку в фонд, — делится потом со мной девушка. — Я всегда думала, что для того, чтобы быть волонтером, надо обладать какими-то специальными умениями, но после собеседования поняла, что сюда может прийти практически каждый. Дети сами расскажут тебе, что делать. Если не знать, что они больны, их никогда не отличишь от остальных. Даже те, кто постарше и уже осознает всю серьезность своего диагноза, все равно держатся уверенно и позитивно. Я прихожу сюда 1−2 раза в неделю и никогда не знаю, во сколько уйду. Мои друзья считают, что я делаю какое-то великое дело, но они не догадываются, что дети дают мне гораздо больше, чем я им… Самый счастливый момент — когда в палату к ребенку снова начинают пускать посетителей. Это значит, что раньше ему было очень плохо, но угрозы больше нет, и он выздоравливает».

Онкоцентр

«Мы скоро поправимся, я верю»

Пока дети увлеченно лепят из теста фигурки, их мамы наблюдают за процессом и общаются между собой. Красивые, молодые, сильные женщины со всей России. Мое внимание привлекает одна из них. Во время занятия она ни на шаг не отходит от своего сына — Сережа самый младший из присутствующих, ему нет и двух лет. Недавно он перенес трансплантацию костного мозга и пока не может передвигаться без капельницы. Мальчик сидит за столом и внимательно наблюдает за другими детьми. Ольга, мама Сережи, улыбается мне: «Мы уже поправляемся, ждем отправления домой в Самару! О том ужасном дне, когда мы узнали о болезни, уже и вспоминать не хочется. Вот как бывает: идешь делать плановые прививки, а уходишь со страшным диагнозом. Хорошо, что Сережка у нас маленький и всего до конца не понимает. А вот мне иногда достается. Некоторые родители, например, на детских площадках высказывают, мол, куда же вы ребенка в маске-то вывели, других детей заражать. Я больше не смущаюсь и уверенно отвечаю, что это мы от вас заразиться боимся. А здесь все очень хорошие. За время пребывания в больнице я ни разу не испытывала неловкость. Наоборот, горжусь, что мы столько всего преодолели с Сережей и не унываем!»

«А вот и наша звезда пришла! — смеется Егор, когда в зал, корча рожицы, вбегает удивительно энергичная девочка. — Знакомьтесь, это Юля!» Юля деловито здоровается с волонтерами и рассказывает мне, что обожает их всех без исключения: «Я очень люблю творческие занятия! Больше всего на свете нравится фигурки раскрашивать. Керамические и деревянные — любые. Мои друзья уже поправились и разъехались по домам, надо мне себя чем-то развлекать. У меня есть две подружки в Пензе, Оля и Оксана, они меня не забывают, болтаем с ними по „Скайпу“ постоянно. В остальное время занимаюсь с учителями. Задачки, диктанты терпеть не могу, а вот физ-ру люблю. Только на лыжах не очень получается. А еще я прочла четыре огромных тома „Нина — девочка Шестой Луны“. Это моя любимая книжка. И петь люблю: „Носа, Носа…“ Я совсем не болею, отлично себя чувствую, а вырасту — стану прокурором! А еще я мечтаю, чтобы все было хорошо и все были здоровы и счастливы! Я побежала, пока!»

Я подхожу к женщине, одиноко сидящей в сторонке вместе с дочкой. Наталья приехала в Москву с 10-летней Аней год назад. В родных Чебоксарах девочке не смогли поставить точный диагноз, а московские врачи сразу же обнаружили апластическую анемию. Наталья ушла с работы, поселилась в съемной комнате, предоставленной фондом, и стала заниматься только дочерью: «Мы ходим сюда два раза в неделю. Утром сдаем анализы, завтракаем, принимаем лекарства, а потом занимаемся с волонтерами-учителями. Анюта скучает по родным, но домой мы пока не ездим — в дороге может стать плохо. Спасибо волонтерам, которые постоянно приходят к нам, устраивают праздники. Они стали мне близкими людьми, я им доверяю на все сто. Ребята могут посидеть с дочкой, так что у меня хотя бы иногда появляется время выйти на улицу по своим делам. Страшная ситуация, с которой столкнулась наша семья, помогла увидеть, что в этом мире есть еще люди с добрым сердцем. Однажды к нам приехал абсолютно незнакомый человек и подарил Ане плеер, о котором она давно мечтала. Просто так. Прочитал на сайте о ее желании и купил».

Аня с восторгом рассказывает, что обожает такие вот творческие мастер-классы. Увидев, как дети начинают лепить фигурки, она решает присоединиться к ним. Девочка делает рамочку из теста, в которую хочет поставить мамину фотографию. «Болезнь проявляется по‑разному, — делится со мной в это время Наталья, — бывает, что всего 200 метров до больницы осталось, а Аня уже не может идти, падает в обморок. Посторонние люди просто не знают, как на это реагировать. Наше общество еще не готово принять болезнь другого человека. Мы и на площадку редко выходим. У Ани часто возникает сильная слабость, из-за этого она стесняется общаться с другими ребятами. Но мы скоро поправимся. Я верю».

«Я поняла, насколько дорога наша жизнь»

Ненадолго покинув остальных, мы с Егором отправляемся в пансионат. Здесь мамы с детьми не только проходят лечение, но и живут. В одной из комнат — красавица Маша. Она пока не может присоединиться к другим ребятам, ей прописан постельный режим. «Я смотрю мультфильмы и сериалы. Песни из них наизусть знаю. У меня есть страничка „ВКонтакте“, общаюсь там со всеми…» И тут же с внезапной грустью: «Я так скучаю по родным! Хочу уехать домой и жить, как раньше!» Мама Маши рассказывает, что у девочки часто меняется настроение после лечения. Иногда накатывает внезапная депрессия и апатия.

«У меня сердце разрывается, когда я это вижу, — говорит мне Егор. — Вот представь: ребенка выдернули из привычной обстановки и заперли в четырех стенах. Конечно, ему уже ничего не хочется, пропадает желание радоваться жизни. Мы стараемся помочь ему заполнить эту пустоту. И для этого постоянно придумываем какие-то проекты. Например, дети рисуют картины, которые потом выставляются в музеях: в этом году в Третьяковской галерее, в прошлом — в центре „Мусейон“ при ГМИИ имени А. С. Пушкина. Еще волонтеры регулярно устраивают экскурсии по столице, а с недавних пор еще и преподают разные предметы. У ребят есть возможность вернуться в школу без серьезных пробелов в знаниях. И я уж не говорю о наших спортивных соревнованиях для детей, победивших онкологические заболевания. Они так и называются — „Игры победителей“. Ведь никто не верил, что это возможно! Одна наша девушка-волонтер вдохновилась таким мероприятием в Польше и предложила устроить подобное у нас. Идея казалась нереальной, а она взяла и сама все организовала!»

В проектах волонтеров часто принимают участие и звезды. «Одна девочка очень любила Николая Расторгуева. Ей совсем плохо было — рецидив. Волонтеры разыскали телефон певца, дозвонились. Разумеется, он приехал, пообщался, поддержал ее. Ей легче стало. Такая практика у нас есть. Известные люди, как правило, не отказывают».

Мы возвращаемся в помещение, где продолжается творческое занятие. На этот раз все собрались вокруг волонтера Ани. Она художница и работает с детьми уже три года. 1−2 раза в неделю она проводит кружок по рисованию, помогает готовиться к выставкам. «Идеальный волонтер — это такой праздник, который приходит в больничную жизнь, переключает детей на радость, творчество, игры, — говорит Аня. — Я хочу заниматься этим всегда, даже когда у меня будет своя семья. Хоть как-то, но помогать детям. Я очень изменилась с тех пор, как стала волонтером. Я поняла, насколько дорога наша жизнь. Как важно успеть сказать любимому человеку о том, что ты его любишь».

5 фактов о волонтерстве

8 человек из 10 говорят, что к этому занятию их привело чувство сострадания.

В США 56% взрослых — волонтеры.

В России их пока еще всего 1% населения. Большая часть — девушки.

Чтобы стать волонтером на Западе, требуется пройти не одно собеседование, надо продолжительное время выполнять различную общественную работу. Только потом человека допускают к пациентам. В нашей стране все гораздо проще, практически каждый может помогать, если хочет.

В российской практике волонтер разговаривает с любым пациентом сколько угодно. В зарубежной — держит дистанцию, общается только на групповых занятиях.


Если ты хочешь стать волонтером, тебе нужно:

определиться, сколько времени ты реально готова тратить на такую деятельность;

понять, чем именно ты можешь помочь (преподавать, убирать, ухаживать за животными);

оставить заявку о своем желании на сайте интересующей организации (например, на сайте «Подари жизнь» —
podari-zhizn.ru/main);

пройти собеседование;

первое время общаться с пациентами только в присутствии врача или психолога;

быть готовой к тому, что твоя помощь может понадобиться срочно и в любой день;

придумывать новые идеи, варианты того, как и чем помочь; быть готовой их воплотить.

ТЕКСТ: Анастасия Стемпковская

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить