Приставания на улице: хватит это терпеть!

Что ты чувствуешь, когда совершенно незнакомый тебе мужчина вдруг начинает активно, а то и агрессивно приставать к тебе? Говорить комплименты или то, что он считает комплиментами («Классные сиськи!»), хватать за руки или другие части тела, намекать на знакомство с немедленным сексуальным продолжением? Мы, скорее всего, не ошибемся, если скажем, что тебя это пугает.

Приставания на улице: хватит это терпеть!

Это раздражает, потому что никому не может понравиться внезапное вторжение в личные границы. Это пугает, потому что неясно, отвяжется этот тип или нет, и неизвестно, что делать, если нет. Это заставляет тебя испытывать стыд, хотя ты ничего предосудительного не делаешь, но тебе свистят или сигналят вслед, и ты чувствуешь себя так, словно сделала что-то плохое. И ты не знаешь, как с этим бороться.

Возвращалась с работы. Апрель, вечер, метро, светло, много людей. Мужчина со странноватой улыбкой помогает мне подняться с места, когда я встаю. Благодарю, выхожу на своей станции. Он идет за мной. Весь набор: вы красивая, милая, давайте знакомиться. Говорю, что замужем, знакомиться не хочу, всего хорошего. Продолжает идти за мной с причитаниями. Я делаю покупки — он за мной. Причитает про очаровательность, про «вы обманываете, что замужем». Я звоню мужу и прошу встретить на остановке. Сажусь в автобус — мужчина за мной. «Как вас зовут. Вы такая прелесть, когда злитесь. Давайте будем жить вместе». Я перехожу на повышенные тона: «То, что я вас еще не обматерила, значит, что я, к сожалению, хорошо воспитана. Оставьте меня в покое!» Выхожу на своей остановке — он за мной. Муж встречает. У мужчины странноватая улыбка с лица сползает. Говорю мужу: «Вот, мужчина с нами жить хочет». Муж: «А ты как?» Я: «Возражаю». Мужик: «Вопросов нет». Быстро ушел. А у меня есть вопросы. А если бы было поздно, темно и некому встречать? Он бы за мной минимум в подъезд вошел бы, а потом еще и в квартиру? Я, конечно, прикинула, что пошла бы сразу в отделение полиции, если бы некому встречать. А вот не знала бы я, где это самое отделение? Драться? Кричать? Ехать обратно? Все средства подошли бы, но почему я должна мучиться, если кому-то понравилась?

Каждая из нас с этим сталкивалась, и каждая потом долго приходила в себя: страшно выходить на улицу. Страшно спускаться в метро. Ты передвигаешься по городу, как по минному полю, ожидая, что вот-вот рядом с тобой рванет. Невозможно «просто не обращать внимания», как тебе наверняка посоветуют доброхоты. Домогательства — это не досадная неприятность, это ситуация, которая тебя травмирует, и порой серьезно. Так не должно быть.

Стыд и страх

Уличные домогательства — это не знакомства в публичных местах. Ситуация, в которой к тебе на улице подходит вежливый мужчина и интересуется, можно ли с тобой познакомиться — это нормальная ситуация. Порой даже приятная, если этот мужчина тебе понравится. Или не очень приятная — если ты, например, не в духе. Но это не домогательства, это обычная человеческая коммуникация: вы либо знакомитесь, либо нет, но в любом случае расстаетесь в ровном расположении духа и ты не чувствуешь себя ни напуганной, ни раздраженной. Домогательства выглядят совершенно иначе.

Они всегда внезапны. Как правило, приставалы в качестве жертвы выбирают барышню, которая не выглядит как человек, способный дать резкий отпор: если ты чем-то расстроена, или полностью погружена в свои мысли — это заметно. И ты — потенциальная жертва. Иногда — просто приставалы. Иногда — почти маньяка.

Помню, шла с работы к метро. Разговаривала по телефону, мне сообщили, что у папы инсульт, стояла секунд 30 в оцепенении. Потом, когда пришла в себя, обнаружила, что стоит на тротуаре мужчина и мастурбирует в моем направлении.

Домогательства всегда выбивают тебя из колеи. Уличный приставала непременно нарушит твои границы, причем максимально грубо — так, чтобы ты растерялась и не смогла сразу ответить. К этому невозможно подготовиться, это нельзя предвидеть. Ты просто спокойно идешь по улице, и вдруг случается это.

Шла с работы, уткнувшись в телефон. Подошел мужчина, закинул меня на плечо (а я девочка немаленькая) и понес со словами: «Пойдем, красавица, жениться будем!» Я так опешила от того, что земля и небо поменялись местами, что несколько секунд просто не шевелилась. А потом начала пинаться и орать, довольно сильно ударила его локтем по спине, он меня уронил, выматерился и ушел. Никакой реакции окружающих. Я потом долго рыдала от страха.

Самое ужасное — то, что домогательства заставляют тебя стыдиться. Так, словно это ты делаешь что-то плохое, а вовсе не тот человек, который к тебе пристает. Ты растеряна и напугана и, казалось бы, должна звать на помощь, но не можешь: тебе стыдно.

Почему так происходит?

Когнитивный диссонанс и выученная беспомощность

Потому что, во-первых, ты привыкла думать, что в этом обвинят именно тебя. Ты спровоцировала его. Слишком ярко накрасилась, слишком вызывающе оделась, не так посмотрела, неправильно двигалась. К нормальным, хорошим женщинам не пристают! Это все тот же механизм обвинения жертвы насилия, лайт-версия. Но самое ужасное в этом то, что на самом деле ты можешь привлечь внимание к этой ситуации и едва ли кто-то тебя осудит. В самом худшем случае окружающие просто сделают вид, что они ничего не заметили. Но стыд все равно парализует тебя, и ты не в состоянии дать отпор приставале или громко позвать на помощь.

Это идеальная иллюстрация когнитивного диссонанса, который лишает тебя возможности действовать. С одной стороны, общество требует от тебя сексуальной привлекательности. «Женщина должна за собой ухаживать». Быть красивой. Притягивать мужское внимание. Радовать глаз. С другой стороны, тема женской телесности в обществе табуирована: твое тело — это не ты, это сексуальный объект, а секс — это тема «грязная». То есть ты должна вызывать желание своим видом, но если кто-то действительно выражает это желание — ты виновата. Спровоцировала. Столкнула человека с пути истинного. Да ты наверняка просто шлюха, вот что. Только об этом и думаешь, иначе зачем надела шорты/каблуки/платье с декольте? При этом совершенно не важно, как ты на самом деле выглядишь. В твоей голове мгновенно проносятся крепко вбитые «истины». С одной стороны: «Будь женственной, серые мыши никому не нужны»". С другой: «Ишь, вырядилась, весь срам наружу!» С одной стороны: «Без мужика ты никто, жалкая неудачница». С другой: «Только о мужиках и думает, слаба на передок, фу, позорище». И, конечно, в тот момент, когда мужчина нагло пристает к тебе, маятник качнется в сторону жгучего стыда: ко мне пристают — значит меня осудят. Надо молчать. Надо делать вид, что ничего не случилось и я по прежнему чистая, незапятнанная женщина.

С другой стороны, тебя с детства приучили к тому, что агрессия в отношении тебя абсолютно нормальна и даже должна тебе льстить. Вспомни свои отношения с ровесниками в детском саду: когда какой-нибудь мальчишка начинал дергать тебя за волосы или лупить лопаткой — что тебе говорили? Правильно, что ты ему очень нравишься, и он так выражает свои чувства. Маленькие дети безоговорочно верят словам значимых взрослых, и ты верила тоже. Физическая агрессия — это такая любовь. Потом была школа, в которой тебя унижали: прятали твой портфель в мужском туалете или пинали его по классу, обзывали, опять дергали за волосы или задирали юбку — и это опять была «любовь». И чем больше агрессии к тебе проявляли, тем больше ты должна была этому радоваться. Ты же всем нравишься, что не так? Это — выученная беспомощность: ты привыкла к тому, что с тобой так можно. Тебе трудно собраться с духом и дать отпор.

А что такого?

Самое противное в этой ситуации то, что ты действительно очень напугана, а мужчина, который к тебе пристает, совершенно искренне уверен, что ты должна радоваться. То есть он тебя милостиво одарил своим вниманием, и тот факт, что ты от этого не в восторге, его искренне возмущает.

Шла от стоматолога, поэтому могла разговаривать только полушепотом. Навстречу шёл молодой человек, потрёпанный какой-то. Обычное: «Ой девушка, а можно познакомиться?» И идёт за мной. Я шепчу: «Не надо со мной знакомиться!» Он делает вид, что не слышит, и старается сократить дистанцию. Решила бежать — побежал за мной. Заскочила в торговый центр и там отсиживалась долго. Потому что когда я развернулась к нему и спросила, зачем он бегает за мной, он ответил: «А что ты злишься, я тебя даже не ударил!»

И, к сожалению, рассчитывать на помощь окружающих тебе не приходится. Если за тебя кто-то заступится, то это, скорее всего, будет женщина. Женщина, которая тоже сталкивалась с подобным и понимает, в каком ты сейчас положении. Ждать же помощи от мужчин, которые действительно имеют возможность мгновенно остановить приставалу, как правило, не приходится. Благородный рыцарь не придет на помощь, а сделает вид, что ничего не замечает. Потому что он тоже живет в этой парадигме. Он уверен, что мужское внимание льстит женщине. Он уверен, что «просто так» никто ни к кому не пристает, а значит, ты сама спровоцировала. Барышни, за которых заступались мужчины на улице, чаще всего либо находили в себе силы громко позвать на помощь, либо становились жертвами не приставания, а откровенного нападения, которое слишком сложно игнорировать.

Ехала в метро, длинный перегон, поезд 9 минут едет от станции к станции. Смотрю: мужчина возле одной женщины посидел, потом возле другой, потом резко пошел ко мне. Сел рядом и молча начал трогать за волосы. Потом за руки. А с другой стороны сидит мужчина весьма крупной комплекции и старательно книжку читает, делая вид, что ничего не происходит. Потом тот странный товарищ схватился за мой ремень на джинсах в районе пряжки и нагло так держит. Я машинально того крупного мужчину локтем тыкнула. Знаете, что он сделал? Погрозил пальчиком моему обидчику. И тот побежал в другую часть вагона — к другой женщине приставать.

«Так что теперь, вообще к вам не подходить?!»

Но когда мы говорим об этом, многие мужчины возмущаются: что, мол, вообще к вам подходить нельзя? Можно. Даже нужно. Потому что позитивное внимание в рамках общепринятой вежливости, как правило, приятно всем. Но знакомства на улице и уличные домогательства — это две большие разницы. Мы готовы знакомиться. Мы не готовы становиться жертвами домогательств и преследований. Ведь мы не готовы дать резкий отпор еще по одной причине: мы чувствуем себя беспомощными и боимся разозлить мерзавца, который к нам пристает. Мы не знаем, что у него на уме. Мы не уверены, что, получив отпор, этот мужчина не разозлится и не сделает что-то ужасное. Ударит? Будет преследовать и нападет в безлюдном месте? Изнасилует? Что?

Недавно вызвала такси, чтобы в больницу съездить. Приезжает обычный дядечка, на вид лет 50, в костюме, рубашке, довольно презентабельный вид, но жутко разговорчивый. Всю дорогу пытался обсудить со мной самые разные темы, но настроение поддержать разговор у меня напрочь отсутствовало. Выхожу из машины, протягиваю деньги за проезд, и вдруг он хватает меня за руку, притягивает к себе и шепчет на ухо: «Ты потрясающе красивая женщина». Я вырвалась и бегом в больницу. Сижу, жду свою очередь, открывается дверь и он заходит. «Что ты так долго, давай в другое место отвезу», — говорит. Я по сторонам смотрю — есть ли мужики в очереди, к кому за защитой обратиться. В итоге он вышел. Прошло больше часа, я подошла к окну, смотрю вниз — стоит. Испугалась не на шутку — стоит на единственном выезде, мимо не пройдешь. И по закону подлости никого из близких с машинами в городе нет, а если я вызову такси через приложение — он первый в очереди. В итоге позвонила брату, он другу, прождала еще почти час, пока меня встретили.

Что с этим делать?

К сожалению, опыт других стран доказывает, что глобально бороться с этой проблемой можно только на законодательном уровне. Но дело в том, что закон об «уличном харрасменте» никогда не будет принят, если общество не согласится с тем, что это — серьезная проблема. А оно пока не соглашается. Пока оно предлагает тебе или терпеть, или радоваться тому, что на тебя вообще кто-то обратил внимание. И все, что мы можем сделать сейчас — это привлечь внимание к проблеме. Объяснить, почему это проблема.

А это значит — не терпеть. Не молчать, когда тебя лапают в транспорте, а громко и четко говорить об этом — тебе нечего стыдиться, это не ты делаешь что-то плохое, это с тобой делают ужасное здесь и сейчас. Не улыбаться и не кивать головой, слушая пошлые намеки приставалы в магазине, а снова громко и четко потребовать, чтобы он оставил тебя в покое. Чем чаще мы будем говорить об этом, тем быстрее общество признает домогательства проблемой. Иначе нам придется терпеть всегда.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить