Почему я ненавижу Новый год

Наш автор Василий Дубинин рассуждает о том, чем плох самый главный праздник года.

Почему я ненавижу Новый год Getty Images

Василий Дубинин
Василий Дубинин

На самом деле нельзя сказать, что я прямо ненавижу этот праздник. Просто он меня донельзя раздражает. И вот почему.

Праздник к нам приходит!

На улице +8 градусов и нет ни малейшего намека на снег, но город уже украсили елками и гирляндами. Это называется «создать новогоднее настроение». Зачем оно нужно сейчас, кому? Отвечаю — оно нужно магазинам. Когда вокруг все сияет, нам хочется праздника и у себя дома. А это значит, что коробка с игрушками пока постоит на антресолях — ведь гораздо приятнее зайти в магазин и купить 100500 гирлянд и еще один мешок мишуры. И непременно шарики — из токсичного китайского пластика, по 300 рублей. С праздником вас.

Потребительское безумие

Буквально через неделю мои вроде бы вменяемые соотечественники превратятся в стада безумных леммингов, несущихся к пропасти. К красиво оформленной и сияющей пропасти витрин. Это называется «надо купить подарки». Кому они нужны, эти подарки? Предновогодняя истерия — всего лишь удачный маркетинговый ход: с какой-то стати подарки стало принято дарить всем вокруг, поэтому дорогие сограждане тоннами скупают неликвид, который им продают втридорога. Наборы шампуней, символы года, коробки невкусных конфет - очевидно, что все это не нужно никому. Эти подарки окажутся в мусорном ведре через пару часов после боя курантов.

Пусть будет красиво

Следующий этап — украшение дома. Непременно нужно притащить полулысую живую елку, которая засыпет иголками весь дом, или поставить на самое видное место синтетический веник. Знаете, что самое интересное? Люди, которым нравится жить в красивом доме, обычно ограничиваются парой веток на двери. Дома же, чьи стены не видели ремонта лет 30, стараются украсить по максимуму. И елка, и гирлянды на всех окнах, и мишура, свисающая с пыльной люстры. Мерцающие огни на фоне засаленных обоев. Даешь красоту!

Быстрее, пока не началось!

Дня за три до самого главного праздника все начнут закупаться едой — так, словно город ждет многодневная вражеская осада. Полки пустеют. Тележки прогибаются под весом банок с зеленым горошком и ведер с майонезом. Мужчины потеют в очередях и тихо матерятся сквозь зубы. Женщины в это время бегают по гипермаркету, стремясь урвать еще одну заветную баночку, пока не разобрали. При этом все прекрасно знают, что в новогоднюю ночь дело не дойдет даже до горячего — но нет, непременно нужно впихнуть в переполненную телегу еще и пару утиных тушек.

Кадавр, желудочно неудовлетворенный

А потом начнется самый важный этап праздника — нарезка салатов. Тазами. Ведрами. Канистрами. Килограммы продуктов измельчаются и заливаются майонезом — для того, чтобы попытаться пропихнуть все это в себя посреди ночи. Притом, что человек, заботящийся о своем здоровье, едва ли станет есть это даже днем. Именно поэтому непременно нужно купить еще и мезим. Чтобы адская смесь из майонеза и шампанского хотя бы к утру проскользнула, наконец, в кишечник. А самое страшное — у тебя нет ни малейшего шанса отказаться есть эту дрянь. Хозяюшка старалась, терла на терочке, меленько резала и запекала под сыриком. Не съешь — обидишь хозяюшку, которая сутки убила на готовку. При этом, если свалить все салаты в одно корыто и перемешать — вкус вообще не изменится. Но старалась же!

Бедные детки

В какой-то момент взрослые вдруг вспоминают, что Новый год — это вроде как, в первую очередь, детский праздник. Именно поэтому они приглашают деда Мороза. Ни дед Мороз, ни Снегурочка, естественно, не приходят трезвыми, потому что зовут их не к детям. Зовут их для того, чтобы родителям ребенка было с кем выпить. Впрочем, малышам еще везет, можно сказать. Детям, которые уже не верят в деда Мороза, любящие родители обычно покупают коробку петард и фейерверков. И это значит, что все младенцы района будут всю ночь кричать, все собаки района будут выть, у кого-нибудь начнется пожар, а некоторые юные пиротехники останутся в эту ночь без глаз и пальцев. Прекрасный праздник, верно?

С новым счастьем!

И вот, наконец, почти полночь: женщины заканчивают накрывать на стол, бегут снимать бигуди и надевать вечерние платья — почему-то с домашними тапочками. Мужчины открывают шампанское — вернее, ту сладкую шипучку из отходов винного производства, которую все договорились называть шампанским. Президент говорит нам, что это был тяжелый год. Бьют куранты, все кричат «Ура!» и целуются. И вот тут начинается самое страшное: всероссийская телевизионная вакханалия под названием «Голубой огонек». Музыкальный парад ботоксных упырей с трясущимися головами и санфаянсом во рту. Нет ничего удивительного в том, что примерно через полчаса дорогие сограждане упиваются в стельку. Такое, знаете, не всякая психика выдержит.

Доброе утро, страна!

Первое января — это картина пост-апокалипсиса. На улицах нет никого — где-то вдалеке можно увидеть одинокого собачника разве что. Город вымирает. Но ты-то знаешь, что в каждой квартире сейчас пробуждаются похмельные зомби: они стонут, бредут, пошатываясь, к холодильникам, достают подкисшие салаты и наливают в чайные чашки выдохшееся шампанское. И самое страшное то, что в ближайшие 10 дней картина мира никак не изменится. Алкогольные каникулы начинаются.

С наступающим вас!

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить