Мы помогли Вадиму Денисову!

Пятилетнему Вадиму, пережившему глухоту, требуется реабилитация. Мы собрали сумму на лечение!

Мы помогли Вадиму Денисову!

Пятилетнему Вадиму, пережившему глухоту, требуется реабилитация. Мы собрали сумму на лечение!
Требуется: 45 000 руб. на курс занятий с сурдопедагогом
Получена вся сумма!


Мы собрали необходимую сумму для лечения Даши Смирновой. Теперь нашей помощи ждет маленький Вадим. Письмо мамы Вадима Денисова:

«Вадик с самого рождения был очень активным и подвижным мальчиком. Никто и подумать не мог, что у него могут быть проблемы со слухом. Более того, мы даже и не думали, что в этой области надо что-то проверять, к тому же все врачи говорили, что наш малыш развивается как надо и даже в чем-то опережает свой возраст. В 2−3 месяца появилось обычное гуление, Вадик даже повторял разнообразные звуки „га“, „ги“, „гу“, которые ему говорили, но как это тогда было возможно — теперь так и останется загадкой.

Месяцев в семь на осмотре у педиатра мною был задан вопрос, почему ребенок не пытается говорить и повторять что-либо? На что последовал ответ, что в основном мальчики развиваются позднее девочек и обычно молчат, а вот вы подождите, и года в 3 он сразу заговорит стихами! Так мы и ждали… Но подозрения возникали снова и снова. То на улице он не слышал, как его зовут по имени, то не реагировал на упавший с шумом предмет, то ещё что-то… Ещё Вадик постоянно кричал „а“ на разные лады и очень громко, можно сказать, что общался именно этим звуком в разных интонациях и это было его ответом буквально на все — будь то возмущёние, капризы или просто попытка обратить на себя внимание. Мы наивно думали, что это особенность его развития — ведь каждый ребенок индивидуален.
В местной поликлинике провели обследование — попищали над ухом у ребенка какой-то машинкой, похожей на калькулятор, на которую реакции не было. И, как заключение, сказали, что вообще мало кто из детей на нее реагирует, поэтому ищите специализированный центр и проверяйте слух ребенку там.
Мы записались на обследование в Центр коррекционной педагогики и три месяца ждали своей очереди. И вот, в 1 год и 9 месяцев прошли обследование. Тот день до сих пор стоит перед глазами: как ребенок сидит в наушниках, потом врач вызывает меня и говорит, что у нашего сына глухота 4-й степени, срочно необходимы аппараты. Дальше были рекомендации, куда и с чем идти, и что в нашем случае оптимальным будет сделать кохлеарную имплантацию, но это дорого, нужны большие деньги…
Всё было, как в тумане, я слушала врача и не понимала ни слова, в голове только было одно — за что это моему ребенку? И как теперь вообще с этим жить?
Но необходимо было что-то делать и предпринимать, на отчаяние просто не было времени, наш Вадик и так почти 2 года ничего не слышал и жил в мире тишины.
Дальше встал вопрос о приобретении слуховых аппаратов. Параллельно в интернете мы искали и собирали информацию о кохлеарной имплантации, так как местные врачи ничего по этому поводу сказать не могли, потому что сами ничего не знали. По счастливой случайности, вышли на контакты человека, который занимается отбором кандидатов на кохлеарную имплантацию. Нам рассказали, что операция для нас будет бесплатна, необходимо только пройти все обследования и собрать документы.

В 1 год и 10 месяцев Вадик стал носить слуховые аппараты. И буквально через неделю появились первые звуки, а потом и слова. Очень быстро получилось освоить реакцию на звук — буквально за пару недель. Потом он научился узнавать свое имя, выучил имена близких, а через пол года в наборе было более 150 проговариваемых слов и иногда получалось говорить простые фразы из 2−3-х слов. Для нас стало возможным общаться с ребенком и даже о чем-либо с ним договариваться.

Всё это время мы проходили многочисленные обследования, собирали необходимые документы и справки, готовились к операции. Чем ближе подходило время, тем больше переживали — а вдруг не получится? И в один день переживания оправдались. Нам позвонили и сказали, что в связи с кризисом, государство отменило финансирование, и операции пока проводиться не будут. И мы ждали, писали письма в правительство с просьбой помочь или хотя бы объяснить, почему так и когда возобновят финансирование. Но какого-то конкретного ответа так и не приходило.

Тем временем Вадик начал ходить в детский сад (специализированных у нас в городе нет, поэтому пошли в массовый), учился там по общей программе, общался с ровесниками. Дома мы занимались с ним по рекомендациям сурдопедагога своими силами.

Через пол года нас пригласили на операцию. День операции для меня был самым сложным в моей жизни. Я не знаю, как я пережила эти часы, до сих пор без слез вспоминать не могу — я просто прижала своего мальчика к себе. Пришел наш лечащий врач, сделал Вадику укол и его увезли в операционную. С этого момента началась наша новая жизнь.

После операции прошло почти полтора года, Вадику сейчас 4 года и 4 месяца. Я нисколько не жалею, что мы сделали кохлеарную имплантацию, потому что болтливость моего ребенка говорит о многом — он не замолкает ни на минуту, всё понимает и многим интересуется.

Вадик ходит в обычный массовый сад, общается там с детками, а на праздник к 8 марта выучил несколько стихов и один из них рассказал — это для меня был самый дорогой подарок!

К сожалению, государство не помогает в реабилитации детям, пережившим кохлеарную имплантацию. Для таких детей главным является регулярные занятия с сурдопедагогами. Занятия такие не финансируются государством и должны оплачиваться родителями проимплантированных детей. Для многих, в том числе и для нас, это неподъемная ноша. А нет средств для оплаты, значит, нет и столь необходимых занятий со специалистами, работающими с детьми, пережившими кохлеарную имплантацию.

Я безмерно благодарна врачам, которые подарили Вадику возможность слышать.

И я очень рада, что мой ребёнок слышит мир!

Сейчас же я прошу помочь нам в реабилитации нашего ребенка!»


 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить