Девушка из пробирки разыскала 16 родных братьев и сестер

Эта история достойна экранизации. Возможно, в ней не будет той детективной составляющей, как в «Темном дитя» (Orphan Black), зато море эмоций нам обеспечено. Каково это — однажды выяснить, что помимо родной сестренки у тебя есть еще 16 братьев и сестер, удивительно родных и похожих на тебя?

Девушка из пробирки разыскала 16 родных братьев и сестер Getty Images

19-летняя Кэйси Саксер-Толби рассказывает:

«Когда мне было 7 лет, две наши мамы усадили нас с младшей сестрой Кайлин и сказали, что нам надо серьезно поговорить. Мы узнали, откуда берутся дети, а еще — что Тэйрин — наша биологическая мать, а наш папа, которого мы никогда не знали, был донором спермы. Потом они показали нам папку с бумагами из банка спермы. Там был в общих чертах описан наш отец (он же — донор № 5010). Он был профессором в колледже, родился в Нью-Йорке в 1969 году, волосы — каштановые, рост — 180 см.

У меня никогда прежде не было ощущения, будто я расту в неполной семье, поэтому эта информация не произвела на меня тогда особого впечатления, и я вернулась к мыслям о своих играх.

Шесть лет спустя моя любовь к науке все-таки разожгла мое любопытство по поводу того, кто был мой отец. Все началось тогда, когда мы проходили в школе рецессивные и доминантные гены. Мы получили задание сравнить наши большие пальцы с пальцами наших родителей и посмотреть, насколько они изогнуты. Я вернулась домой, схватила маму Тэйрин и приложила свой большой палец к ее пальцу. Мой был изогнут назад; у нее — прямой, как стрела. Я, должно быть, получила свой „палец автостопщика“ от папы! Я задалась вопросом, какие еще черты характера могла наследовать от этого таинственного незнакомца?

Прошло несколько месяцев. Однажды ночью я никак не могла заснуть, вскочила, включила компьютер и принялась искать учителей-мужчин 1969 года рождения, работающих в Нью-Йорке, в надежде найти фото того, на кого я похожа. Но это было бессмысленной затеей: мне просто не хватало информации об отце.

Почти отчаявшись, я все-таки решила погуглить „реестр доноров“ — вдруг там была бы открытая база данных. Среди результатов поиска я обнаружила три слова, которые изменили мою жизнь: „Реестр детей доноров“. Я никогда не думала о том, что у меня могут быть сводные братья и сестры! Я зашла на сайт и ввела номер, присвоенный моему отцу в криобанке.

Страница заполнилась крохотными прямоугольниками с надписями: „мальчик, рожден в апреле 1998 года“… „девочка, рождена в ноябре 1995 года“. Я моментально поняла бесценность своего открытия. Это были не просто прямоугольники, они были моей семьей! И их было так много!

В тот же миг я ощутила, что нашла недостающую деталь своей жизни, о которой даже не знала, что она потеряна. На протяжении семи месяцев я находила своих братьев и сестер — одного за другим. Я так нервничала и волновалась перед разговором с ними. Много ли у нас окажется общего? А еще я думала, сколько же еще нас может существовать на свете? Я — часть этой огромной группы людей, которые просто живут себе, деля половину своей ДНК с незнакомцами.

Мы стали обмениваться фотографиями, и это были сумасшедшие ощущения — увидеть всех этих людей, которые так похожи на меня. Это звучит как расхожее клише, но я чувствовала, что моментально полюбила их всех. В моем воображении впервые стал складываться образ нашего отца, основанный на наших общих чертах: голубые глаза, темные волосы и бледная кожа.

На следующий год большинство из нас встретилось лично. Я не могла в это поверить: все казались мне такими знакомыми. Мы стали звать себя „Пять тыщ десятые“. Интересно было поделиться опытом жизни безотцовщины. Мы рассказывали друг другу о том, как оставались без праздника в „День отца“ и ставили прочерки в документах. Сперва я обещала сама себе общаться с каждым из братьев и сестер не меньше раза в месяц, но, как и в каждой семье, одни родственники мне оказались ближе, чем другие. Мой старший брат Энди возил меня в колледж на День открытых дверей, а младшая сестра Лекси пришла на мой школьный выпускной. У нас даже возникла традиция обмениваться подарками на праздники!

Сегодня 13 из нас, „Пять тыщ десятых“, продолжают общаться (у нас даже есть своя группа на Facebook), и мы знаем еще четверых, с которыми не удалось связаться. То, что нас всех объединяет — это не „палец автостопщика“. Это неослабевающая страсть. Должно быть, мы унаследовали ее от нашего папы, ведь это та черта, которая свела нас вместе.

Нам всем надо набраться смелости и зарегистрироваться в реестре доноров, чтобы нас могли найти. Я, наверное, никогда не узнаю всю историю своей семьи, но вместе из наших частичек мы создали мозаику и можем заполнить пробелы в жизни друг друга.

Нам кажется, теперь мы представляем, каков он — наш отец, и думаем, он был бы счастлив узнать, что мы нашли друг друга».

Cosmopolitan.com со ссылкой на Seventeen.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить