В шаге от ИГИЛ: 18-летняя девушка рассказала, как чуть не сбежала в Сирию

В шаге от ИГИЛ: 18-летняя девушка рассказала, как чуть не сбежала в Сирию theguardian.com

Боевики ИГИЛ (деятельность организации запрещена на территории РФ по решению Верховного суда) ведут активную вербовку девушек в Сети. Это может коснуться каждой. В опасной зоне — одинокие пользовательницы Интернета от 18 до 35 лет, которые по тем или иным причинам интересуются религией или пребывают в депрессивном состоянии. Одной из жертв боевиков чуть не стала 18-летняя девушка из Бельгии. Майса рассказала британской газете The Guardian свою историю, к счастью, со счастливым концом.

Майса выросла в исламской семье. Однако ее родители — европеизированные люди, умеренные в вопросах религии. Бабушка и дедушка девушки приехали в Брюссель из Марокко почти 50 лет назад. Майса свободно говорит на четырех языках: французском, фламандском, арабском и английском, в школе она была прилежной ученицей, у девушки было много друзей, причем не только среди мусульман. Преподаватели отлично относились к Майсе. «Один из учителей называл меня лучом света», — рассказала девушка.

Майса была абсолютно положительной девочкой, пока в Сети ее не стали вербовать (конечно, на тот момент девушка этого не понимала). Однажды фотографии бельгийки «лайкнула» пользовательница Интернета в хиджабе. Позже у девушек завязалась дружеская переписка, а потом они вовсе встретились и вместе отправились на шопинг. Новая подруга уверяла, что Майсе невероятно пойдет традиционная мусульманская одежда.

Тогда во внешности девушки постепенно начали происходить ощутимые метаморфозы: она перестала носить светскую одежду, отказалась от брюк и джинсов. На смену обычным вещам пришел джильбаб — одежда для мусульманок, которая укрывает все тело, кроме кистей рук, ступней и глаз. Майса перестала слушать хип-хоп и перестала посещать кафе с друзьями, да и вообще отказалась от общения с теми, кто считал ее «неправильной».

По ее словам, изначально она хотела просто примерить религиозную одежду, потому что набрала лишние килограммы и хотела это скрыть. Новые подруги-мусульманки также советовали Майсе начать носить полностью закрывающие «наряды». Девушка стала проводить много времени в Сети и познакомилась со многими мусульманками, которые, как и она, были иммигрантами из восточных стран. С новыми подругами Майса начала видеться все чаще, стала посещать мечеть и религиозный центр. Разговоры велись в основном о религии, и иногда девушки обсуждали «новый халифат», то есть ИГИЛ. Удивительно, но многие в этом обществе были убеждены в светлом будущем «Исламского государства». Одна из девушек рассказывала, что поддерживает связь с боевиками ИГ в Сирии и иногда ездит к своему мужу, который решил вступить в террористическую организацию.

Все эти разговоры, естественно, влияли на мировоззрение Майсы: «Они говорили мне, что в ИГ нет преступности и дискриминации. Говорили, что я там нашла бы себе хорошего мужа, но, возможно, была бы не единственной женой. Мы рассуждали о борьбе с неверными, но никогда не упоминали о казнях и прочем насилии».

Из-за новой компании девушка стала часто пропускать школу, а ее успеваемость падала. По совету новых подруг, Майса добавила к джильбабу перчатки и чадру. Новые знакомые теперь назывались сестрами. Сестры начали агитировать бельгийку поехать в Сирию, потому что это ее долг. В их кругу все обсуждали лишь плюсы «Исламского государства».

По словам Майсы, сестры никогда не обсуждали ислам и его истинные постулаты, политику, положение мусульман в Европе. После такой продолжительной агитации все, чего хотела девушка, — поехать в Сирию и исполнить свой долг. Какой именно долг — девушка не осознавала, но чувствовала, что должна быть там с братьями и сестрами.

«Я дошла до такого состояния, что больше всего в жизни мне хотелось поехать в Сирию. Я верила всему, что мне говорили. Я только потом посмотрела в Интернете видео жестоких казней», — признается Майса.

Этой весной «сестры» Майсы сообщили, что едут в Сирию и что она должна к ним присоединиться, даже если у нее нет нужных бумаг. Подруги уверяли, что пересечение границ — не проблема. Тогда, к счастью, что-то начало беспокоить Майсу. Тем не менее она перерыла всю квартиру, чтобы найти паспорт (ее родители спрятали документы, потому что ощущали что-то неладное). Девушка попросила у лидера их компании небольшой отсрочки, однако та отрезала: «Нет времени».

После того как бельгийка начала мешкать, в ее адрес посыпались угрозы. «Сестры» говорили ей, что если она не отправится в Сирию, то ее семье несдобровать и последствия ее отрицательного ответа будут плачевными. Новые подруги настолько напугали девушку, что она выбросила свой мобильный телефон на рельсы в метро и постаралась держаться максимально далеко от вербовщиц.

С того момента прошло семь месяцев. Майса снова стала носить джинсы и футболки, красить ногти. Девушка мечтает уехать из Брюсселя в Лондон и найти работу в музыкальной индустрии.

«Мне промыли мозги. Это вообще была не я», — подытожила «очнувшаяся» Майса.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить