Заказ на принца

Я сижу в офисе одна-одинешенька за своим столом, подперев голову ладошками. Мое окно приоткрыто, от ветра на столе шевелятся разные бумажки. Сижу я, конечно, не просто так, а выполняю важную административную функцию. Дело в том, что у нас сломалось окно. Вернее, высокотехнологичный шпингалет внутри стеклопакета. В общем, окно не закрывается. А холода вот-вот грянут.

Заказ на принца

19:00 Я сижу в офисе одна-одинешенька за своим столом, подперев голову ладошками. Мое окно приоткрыто, от ветра на столе шевелятся разные бумажки. Сижу я, конечно, не просто так, а выполняю важную административную функцию. Дело в том, что у нас сломалось окно. Вернее, высокотехнологичный шпингалет внутри стеклопакета. В общем, окно не закрывается. А холода вот-вот грянут.

Это мое окно. Я сижу около него уже две недели — с тех пор, как начала работать в этой компании. Живой некондиционированный воздух тонкой струйкой проветривает мой тощий, легковесный организм. Днем я смотрю в окно, и мои глаза отдыхают от мерцания монитора. А когда идет дождь, я разглядываю серебряные капельки, сползающие по стеклу. Можно сказать, я люблю мое окно. Поэтому жду мастера, который с минуты на минуту придет и все исправит.
Все мои коллеги разошлись по своим неотложным делам: встречаться с любимыми, ссориться с мужьями и женами, есть виноград, смотреть футбол, пить пиво, заниматься спортом в фитнес-клубе через дорогу…

Завидую им. Я бы тоже хотела пить пиво и смотреть футбол с любимым. Он, как бешеный, кричал бы «го-о-ол!», а я, счастливая, целовала бы его и поздравляла с победой нашей любимой команды, о существовании которой я не подозревала. Или мы могли бы вместе заниматься фитнесом. Он показывал бы мне, как правильно поднимать вес на тренажере. В крайнем случае мы могли бы ссориться. Чтобы после ссоры крепче любить и обнимать друг друга.
Все это я могла бы делать сегодня вечером. Но осталась в офисе ждать мастера, который починит мое любимое окно с мокрыми каплями.
Да и любимого у меня нет никакого.

19:30 Мой любимый мог бы быть, например, таким. Рост — сто восемьдесят восемь сантиметров. Атлетическое телосложение. Черные густые, короткостриженые волосы. Проницательные карие глаза. Сила и мужество во взгляде. Уверенная речь и чувство юмора. Смелость и принципиальность в характере. И тотальное чувство ответственности за нашу семью. В принципе, он мог бы быть немного не таким или совсем другим. Только его нет — и все дела. Поэтому серебряные капли продолжают стекать по стеклу моего окна…

19:45 На соседнем столе, принадлежащем кудрявой девушке Ире, нашла женский журнал. Сейчас я все узнаю. Куда нужно ходить и что делать, чтобы стать невообразимо прекрасной. Хотя куда уж прекраснее, трудно даже представить. Наверное, мне просто не хватает умения донести свою прекрасность до окружающих меня мужчин.

Вот журнал меня и научит. Ведь он для прекрасных женщин. Там наверняка есть множество волшебных рецептов, вроде клубнично-огуречной маски или сценария первого свидания. Или, например, совет, как вести себя, если ты задержалась на работе, а в твой офис случайно зашел прекрасный незнакомец.
А вдруг он и правда войдет? Ведь по теории вероятностей в нашем большом офисном здании каждый день бывает множество мужчин, подходящих под мое понимание мужчины-мечты. И наверняка, согласно той же теории, какому-то числу этих мужчин я тоже должна понравиться. И почему бы хоть одному из них не зайти случайно в мой офис?

Надо подправить макияж. Ведь мысль материальна и Вселенная старательно выполняет наши заказы. Главное, не проморгать. Я столько раз наблюдала, как исполняются самые дикие мои фантазии, так почему бы не материализоваться еще одной? Сознательно. Нужно только представить встречу во всех деталях.

Слава богу, одета я сегодня как принцесса: пышная юбочка, туфли цвета блестящей зелени с бантиком, кофточка со стразами. Что-то полюбила я эти стразы. Мировое сообщество сумело увлечь меня блестящими стеклышками. Как сказал один мой знакомый, у которого стразы везде — на кедах, на джинсах, на рубашке: «Рентгеновский снимок делал, так даже в печени стразы нашли». После такого заявления я сдалась и купила сверкающую кофточку. Поэтому теперь я блестящая женщина. Хотя чаще, честно говоря, на мне драные джинсы. Это сегодня меня вдруг посетило желание посверкать. Наверное, тоже неслучайно. Наверное, это знак судьбы.

Придирчиво оглядываю себя в зеркало. Вроде неплохо. К встрече с прекрасным принцем я готова. Здорово все-таки, что я задержалась!
Принимаю изящную позу и беру в руки журнал. Почитаю, пока принц не зашел.

20:30 Клубнично-огуречные маски выучены наизусть, сценарий первой встречи отрепетирован перед зеркалом, а принца все нет. Оконного мастера тоже. Задерживается, негодяй.

Зато в конце журнала нашелся чрезвычайно «позитивный» рассказ про девушку, которая ждала в офисе мастера по ремонту окон, а дождалась терзаемого сомнениями полупсиха, который поднимался на верхний этаж и подумывал выброситься из окна. Его, видите ли, любимая бросила и разные другие несчастья потрясли.

И вот эта офисная девушка, сильно раздраженная долгим ожиданием мастера, видит вошедшего мужчину, принимает его за того, кто должен чинить окно, и говорит: «Господи, входите уже быстрее! Окно — вот это, открыто! Что вы стоите, давайте делайте свое дело, а то мне некогда, мне уходить пора». Что мужчине еще остается, скажите на милость, когда такой явный знак Вселенной?

Прочитала я рассказ и сильно задумалась. Что это еще за намеки? Я же как раз мастера жду, который окно должен починить! Я разволновалась не на шутку. Ведь по теории вероятностей в нашем офисном здании вполне может оказаться и полупсих, решивший, что жизнь не удалась и пора бросаться в окно. И по той же теории вероятностей ему ничто не мешает зайти в мой офис. Тем более что дверь не на замке.

Караул, что я тогда буду делать? Проклятый Ньютон со своей теорией! К тому же я верю в знаки.

Бросаю взгляд на картинку в рассказе и обнаруживаю, что девушка как две капли воды похожа на меня. Те же черные прямые волосы, круглое лицо, зеленые глаза… И майка со стразами. Мама!..

21:00 О боже, уж полночь близится, а мастера все нет. Все, теперь точно психа дождусь! Ведь мысль по‑прежнему материальна. И зачем только я осталась? Что мне, больше всех надо? Все там пиво свое пьют. Надо что-то срочно придумать.

Я начинаю судорожно вспоминать познания, приобретенные на неоконченном факультете психологии. Надо будет его отвлечь — раз. Это и без неоконченной психологии понятно. Что дальше?

Я схватила ручку и бумажку — не могу без них думать. Рука тут же начала выводить косматые рожицы. Да что тут думать! Надо вовлечь его в разговор — это два. Попытаться осторожно выяснить причины поступка, который он намерен совершить, — это три. Ну и дальше поговорить, переключить его мысли… Да, очень важно, чтобы он выговорился.

21:10 В коридоре раздались шаги, и мысли мои резко прервались. Я вскочила на ноги и заметалась. Это еще что такое? А ну возьми себя в руки. Сама придумала и сама боишься! Здравый смысл воззвал к логике. Я прислушалась.

Что-то слишком уверенно для психа он вышагивает. Может, он уже принял решение и поэтому спокоен? А может, это мастер? Или принц? Может, вообще мимо пройдет… Нет, мимо тут идти некуда, мы в тупике…

Шаги стихли. Остановился, значит. Дверь открылась, и вошел человек. Мужчина. Женщин в моем сценарии не было и быть не могло.

По виду — принц. Сейчас он сделает что-нибудь романтичное… Замрет, восхищенный моей неземной красотой, и скажет…

— Здрассьте, — недовольно произнес мужчина и начал шарить по офису глазами.

Гад какой! Принцы так себя не ведут. Взгляд его остановился на моем окне. Неужели мастер? Ага, в дорогих джинсах и джемпере. И без инструментов.
Он не похож даже на сотрудника нашего центра. У нас в конторе все дизайнеры носят, по выражению одного креативщика, «загаженные футболки», а в остальных офисах люди заточены в костюмы и галстуки. Поэтому в ресторане на пятом этаже все высокомерно стараются отсесть от наших футболок подальше. Я работаю тут только две недели, но уже ощутила эту маленькую войну миров. Нет, это не мы, это они с нами воюют. Нам-то все эти галстуки не мешают. Наоборот, очень даже помогают. Когда деньги приносят за бессмертные шедевры, которые мы делаем, чтобы поднять их жалкий бизнес до небес. У нас получается. Я работаю в крутой конторе, создавшей не один гениальный бренд.

Откуда взялся это тип — совершенно непонятно. Неужели все-таки псих? Дофантазировалась!

Мне опять становится страшно. Пусть мысль материальна, но не до такой же степени!

Пока я все это думала, мужчина крейсером двинулся к окну.

Я тоже сделала шаг — перекрыла ему подходы. Мужчина удивленно поднял брови.

А вот не надо мне тут бровями угрожать! Ну зачем мне материализовался псих вместо принца! Почему с продуктивных мыслей я все время съезжаю в сторону, а всякая ментальная дичь тут же прорисовывается в мельчайших деталях?

Мой бывший начальник утверждал, что я мыслю только одним полушарием, тем, который за творчество отвечает. Никак не могу запомнить, правое оно или левое. Неважно. У меня тут персонаж стоит, бровями двигает.

— Здрассьте. — Надо же с чего-то разговор с ним начинать. Ну, а дальше? Не могу же я у него спрашивать — хотите, уважаемый, в окно прыгнуть? Лицо у него какое-то опрокинутое, волосы взъерошены. И в глазах боль. Бедный… — Вы чем-то расстроены?

— Я? — поразился незнакомец. — Откуда такая информация?

— Так, показалось, — начала я выкручиваться. — Не знаю. Да у вас в глазах все написано!

— Что написано? — Он вытаращился на меня во все глаза.

Я уже заметила: люди всегда удивляются, получая внимание и заботу от незнакомых. Будто это что-то невероятное.

— Боль и страх, — ответила я ему честно.

— О господи! — Незнакомец помотал головой. — Как это вы разглядели, интересно?

— Так… Да они у всех там написаны, правду говоря.

Мужчина обескураженно опустился на стул и уставился на меня.

— Ну-ка, ну-ка, поподробнее с этого места.

— Э-э, понимаете, — нерешительно начала я, тоже опустившись на краешек стула, — мы все встречаемся в своей жизни со всякими трудностями. С самого детства, да? Вот и представьте себе такую, например, ситуацию. Вы еще совсем маленький. И влюблены в белокурую девочку из детского сада. И вы искренне дарите ей свои чувства, помогаете завязывать шнурки, заботитесь…

Господи, что за чушь я несу, какая девочка, какие шнурки? Откуда этот бред в голове?

— Ну-ну, продолжайте, — заинтересованно произнес псих.

Ой, не нравится мне его ехидное лицо.

— И вот в один прекрасный день эта белокурая подруга говорит: «Все, не завязывай мне больше шнурки. Я больше тебя не люблю. Я теперь люблю Вову Петрова». Представляете?

— Так-так-так, что-то похожее и правда было…

Он уже посмеивается, это хорошо! Я на верном пути. По крайней мере, он больше не рвется к окну, сидит на стуле верхом и внимательно меня слушает. Круто!

— Ну и вот вам первая боль. Первое разочарование. Первые решения о себе, о мире, о людях…

— Какие решения?

— Обычные. Как у всех. Мир жесток и несправедлив, женщины коварны, люди безразличны, искренние чувства проявлять нельзя, а я жалкий слабак, недостойный любви красивых женщин. И вы становитесь зомби. В вас зашита программа.

— Какая?

— Как какая? Вы становитесь сдержанным, неискренним, недоверчивым сухарем. Но коварные блондинки все равно вас бросают. Потому что программа.

— Откуда вы знаете?

— Что конкретно?

— Что меня сегодня девушка бросила? Блондинка, кстати.

- Ой, простите. Я не знала.


- Да ничего. Все нормально.


- Мне правда очень жаль. Но вы поймите, это же не повод вот так все взять и оборвать. Вы же совсем еще молодой.


- Не понял, что оборвать?


- Ну в окно там бросаться, я не знаю.


- М-мм… Слушайте, я понимаю, у вас что-то экстраординарное произошло. Знакомый из окна выпал? Или что? О господи, что это за психотренинг у нас!


- Это не у вас психотренинг, а у меня. Вы из окна собираетесь бросаться или нет? А то мне прямо уже надоело это все.


- Я?! В окно? Нет, конечно, что за чушь!


- Как нет? А чего вы тогда пришли? Зачем к окну рветесь? Да и видок у вас тот еще, надо сказать. Волосы дыбом, глаза стеклянные.


- К окну? Да починить я его хотел. А волосы… — Он встал и посмотрелся в зеркало. — Ну они всегда дыбом, когда я работаю. Это машинально. Понимаете?


- Понимаю. Я их тоже кручу все время.


- А глаза… Ну не знаю… Задачку одну не мог решить, о ней думал, когда зашел. Может, из-за этого?


- Так, я не поняла, вы мастер или кто?


- Какой мастер?


- Оконный.


- Да нет. Я директор этого дурдома.


- Директор? Это что, розыгрыш? Да я вас вижу первый раз!


- А вы сколько у нас работаете?


- Две недели.


- Ну, а я в отпуске был. Вас мой зам на работу принял. Я сегодня с ним разговаривал. Он сказал, у вас нестандартное мышление, что вы… не от мира сего. Вот я и вижу.


- Это вы меня сейчас дурой так деликатно обозвали, да?


- Типа того.


- Ну вот, приехали, — расстроилась я. — И чего вы тогда окна чините, если директор?


- Вам решил помочь. Раз уж задержался на работе.


Какой кошмар! Ну что за мозги у меня! Больное какое-то воображение. Мама, как стыдно. Напридумывала. Дура.


- Извините. Я тут рассказов странных начиталась, нафантазировала себе…


- Ничего. Тем более вы все угадали про детский сад, даже странно. Как вам удалось?


- Никак. Плела от страха что в голову придет.


Он вдруг встал, подошел и положил руку мне на голову. Будто температуру хотел померить, только не на лбу, а на макушке. Я затаилась. Что это он? Кто тут не от мира сего?


- Меня Сергей зовут.


- Наташа…


- Я знаю. Видел вашу анкету. Переходим на «ты»? У нас тут так заведено.


- Угу.


- Теперь ты меня пропустишь к окну? Хочу тебя освободить из заточения.


- А зачем вы… ты… руку на макушке держишь?


- Не знаю. Хотел погладить, но не решился. Ты меня умилила своей бестолковостью, — вдруг засмеялся он. — Ну что, окно чинить будем?


На самом деле мне расхотелось освобождаться из заточения. Что мне там делать, на свободе? Тут хотя бы этот странный Сергей есть.


21:40 Высокотехнологичный шпингалет починен с помощью кухонного ножика. Мы пьем чай у моего закрытого окна. По нему продолжают ползти капли.

Я больше не хочу домой. Я хочу остаться тут, с Сергеем. Можно навсегда. Я смотрю на него и пытаюсь не растаять.

Вот сейчас чай кончится — и все.

— Люблю, когда дождь по стеклу, — говорю я.

Он опять кладет руку мне на макушку.

— Если опять погладить захотелось, то уже погладь. А то как-то странно…

И он гладит меня по голове. Странный такой. Обычно со мной заигрывают, целоваться лезут, а этот положил руку на голову и стоит. И кто тут нестандартный?

— Пойдем чай пить, — говорит он.

— А мы что делаем?

— Глупая, я тебя в кофейню приглашаю.

- На чай?

— Да какая разница!

Действительно — никакой.


Кажется, я материализовала оконного мастера, брошенного блондинкой психа и принца в одном лице. Прямо фантасмагория.

Я всегда знала, что запрос нужно формулировать максимально четко. Ведь что попросишь, то и получишь.

22:40 В кофейне я случайно опрокинула на него чашку кофе, мы пошли в туалет замывать пятно и долго там целовались.

lll
Прошел год.

- Признайся, зачем ты тогда зашел в офис? Это же не случайность. Это не может быть случайностью!


- Конечно, нет. Мне Анна Семеновна позвонила и сказала: «Сереженька, голубчик, там девочка новенькая одна сидит, сумасшедшая, как все наши дизайнеры. Почини ей окно ради бога, а то она там заночует, с нее станется!»


- Негодяй. Мог бы придумать что-нибудь романтичное! Все равно хорошо, что ты пришел. А то и правда мог бы псих зайти, чтобы из окна выпрыгнуть…


- Не думаю. У нас же офис на первом этаже. Ты уже определись, он у тебя псих или идиот. И вообще.


- Что вообще?


- Хватит болтать. Иди сюда.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить