Вспомнить все!

Прежде чем попрекать любимого огрызками и грязными чашками, посмотри на себя!

Вспомнить все!

Сначала я сказала ему:
«Если я тебе надоем, скажи мне об этом сразу!»
Он ответил: «О'кей».
Потом он попросил меня:
«А ты мне скажи, если я буду неправ».
Я ответила: «Конечно, без проблем».
А потом я сказала:
«И ни в коем случае не скрывай, если меня разлюбишь!»
Он ответил: «Да что ты, ни за что!»
Вот такие у нас отношения.



Если бы только я не задавала лишних вопросов…
Тем более что раздражать людей, оказывается, совсем не сложно. Для этого достаточно просто быть мной. Или тобой. Или им. Или кем угодно.
Мы праздновали Очередную Годовщину Краснознаменного Знакомства. В очередной раз обсудили, как это хорошо. Вспомнили — а помнишь? Предположили — а представь себе, если бы я тогда заболела и не пришла? Ужаснулись. Вот было бы плохо! Позлорадствовали — а вот Санька и Анька после трех лет развелись! Расчувствовались. Ты знаешь, больше всего в тебе мне нравятся твои… А потом я спросила:
- Мне, кстати, давно интересно — тебя ничего во мне не раздражает? Ну, ведь бывают какие-то черточки в характере, в поведении, которые могут выводить из себя, даже когда любишь. Как ты думаешь, во мне ничего такого нет?
Он подумал. Еще подумал. И с охотой сказал:
- По правде говоря, когда ты красишься, я просто не могу на тебя смотреть. У тебя такое дебильное выражение лица!
Я поразилась:
- Что?!
- Нет, честное слово, я бы тебе давно сказал, просто не хотел расстраивать. Но это что-то, честное слово! Вытаращишься в зеркало и сандалишь свои ресницы, просто капец! Знаешь, как ты красишься?
Он поднес к себе воображаемое зеркало, состроил уродливую гримасу и начал делать вид, что малюет несуществующие полуметровые ресницы.
Я аж поперхнулась. Вот оно, оказывается, как. Ну ладно…
Спасибо тебе, говорю, а я и не думала, что я так отвратительно крашусь! Кстати, могу сказать, что меня тоже кое-что в тебе раздражает. Например, когда ты ходишь голый в носках!
- Я хожу голый в носках?!
- Конечно, ты даже сам не замечаешь! Разденешься перед сном, а потом еще полчаса ходишь в одних носках. Меня это так бесит, ты просто не представляешь!
- Да? — он помрачнел. — А меня выводит из себя, когда ты не даешь мне смотреть кино своими вопросами. Усядется и давай болтать: «А это убийца? А что он только что сказал, я прослушала?» И так весь фильм!
- Неправда, я не мешаю, я просто поддерживаю коммуникацию. — А ты зато переключаешь каналы! Я только начну что-нибудь смотреть, ты — щелк! — и переключил! Только я разберусь, вникну, что теперь показывают, ты — раз! — и обратно!
- А ты СОЛИШЬ ЕДУ! — вскричал он.
- Что значит — я солю еду? Конечно, я солю еду, а что ты хочешь?!
- А то, что ты не просто солишь еду, ты кидаешь, швыряешь в нее соль! Даже не пробуешь, а сразу мечешь эту соль! А потом снова пальцами в солонку!
- А ты ешь из-под ножа! Только я отрежу, ты хватаешь! И котлеты пальцами со сковородки!
Я перевела дыхание и глотнула шампанского. Какую, однако, змею я пригрела на своей хилой груди!
- Ладно, не будем горячиться, эстонские парни. Давай за нас.
- Да, ладно, не будем переходить на личности. За нас с вами и за черт с ними.
- За тебя!
- За тебя!
- А кстати, — не смогла удержаться я, — ты очень долго паркуешься. Вечно подъезжаешь, подъезжаешь, так аккуратненько, мерзко, потом отъедешь и опять подъезжаешь, и так три часа. И руль так крутишь, крутишь, крутишь…
- Да? — неприятным голосом сказал он. — А ты возишь ногой по полу грязную тряпку! Сухую, заметим. И грязь под ней скрипит.
- А ты громко слушаешь музыку!
- А ты, — у него, кажется, был козырь в кармане, — накрасишь ногти и ходишь, как Фредди Крюгер, по квартире с растопыренными пальцами! И нажимаешь кнопку звонка не как все, а костяшкой, чтобы твои драгоценные ногти не сломались!
- А ты ковыряешь под ногтями сложенной бумажкой!
- А ты долго собираешься!
- А ты носишь деньги комком в кармане! А потом вываливаешь их на обеденный стол! И везде оставляешь копейки, на всех поверхностях, а я хожу по всему дому и собираю!
- А ты выкидываешь в помойку ватки с ацетоном, и они потом оттуда воняют! И нюхаешь ручки у ложек!
- Я?!
- Конечно, ты вечно все нюхаешь! Возьмешь тряпку и нюхаешь! Открываешь кастрюлю и нюхаешь! Холодильник откроешь и первым делом нюхаешь! И постоянно нюхаешь свои руки! Я после этого есть не могу!
Я нервно понюхала свои пальцы.
- А ты разговариваешь по телефону ненатуральным голосом! «Алле! — изобразила я. — Пе-отр?»
- А ты целуешься со своими подружками! Так противненько, не касаясь, чмок, чмок, чмок!
- А ты бреешься и хлопаешь себя под подбородком! С самодовольным видом!
- А ты куришь и мочишь окурки под краном! А потом складываешь их мокрые в пепельницу!
- А ты всем даришь подарочные наборы! Готовые, в упаковке, из супермаркета! Ублюдочные! Как будто бы у тебя фантазии нет вообще!
- А ты привлекаешь к себе внимание в общественных местах! Встанешь посередине магазина и так специально громко говоришь: «Дорогой! А мы сейчас пойдем в „ПитьКофе“ или в „Панчо“? Я так хочу кушать!» — чтобы все слышали!
- Я никогда не говорю «кушать»! — возмутилась я. — Это ты говоришь «кушать», а меня это очень раздражает! И я не говорю «дорогой»!
- Зато ты часами треплешься по телефону!
- А ты никогда не закрываешь за собой ящики и дверцы шкафов!
- А ты вытираешь пыль одним пальцем! Избирательно! Наматываешь на палец тряпку и протираешь на полках, где ничего не стоит, а места, где что-то стоит, ты обходишь! И остаются полоски!
- А ты все записываешь на маленьких бумажках, и они лежат годами! Ты источаешь эти бумажки! Огрызки, грязные чашки и носки!
- А ты — банки! Ты их моешь и везде ставишь! И собираешь пакеты!
- А ты — чеки! У тебя везде лежат чеки, которые нельзя выкидывать!
- А ты ковыряешь вилкой в горшках с цветами!
- Я рыхлю землю!
- А после завтрака ты ложишься в постель и опять спишь! А я бешусь!
- А ты пасешься! Пока я готовлю, ты пасешься вокруг и ищешь, чего бы съесть!
- Ну и что?
- А то, что за обедом в результате ешь кое-как, а через полчаса опять начинаешь пастись! Ешь бутерброды с сыром, а нож от масла кладешь на скатерть!
- А ты оставляешь волосы в расческе!
- А после тебя в ванной размокшее мыло!
- А ты прилепляешь жвачку к стаканчику для зубных щеток!
- А ты по ночам выпиваешь всю воду!
- А ты выдышала весь воздух!
- А ты!
- А ты!!!
И вот, спрашивается, что нам теперь делать?
Мы молчим по своим углам. Шампанское горестно киснет на столе.
Он сосредоточенно читает «Топ Гир», я усиленно тру сковородку.
Нечего задавать дурацкие вопросы.
Теперь жизнь кончена. Другого выхода нет, как гордо собрать свои вещи, поделить заначки и с каменными лицами пожелать друг другу найти, наконец, свое счастье. И буду я теперь, как моя подруга Наташа, которой я жалуюсь на чашки-носки-огрызки, а она тоскливо так говорит:
- Зато у меня в доме чи-исто…
Ну ничего. Пробьемся. Погорюю, потоскую и найду себе нового. Получше. И будет он меня раздражать чем-нибудь другим. Потому что, если он будет раздражать точно так же, я этого просто не вынесу!
Я представила себе, как чужой человек в моей квартире кидает мокрое мыло в ванну, оставляет на скатерти масляный нож и ходит голый, в одних носках, и подступающие слезы сами по себе закололи в носу.
Я помедлила полминутки. А потом решительным шагом направилась к нему, плюхнулась на диван рядом, прижалась, просунула голову ему под локоть, сделала самые преданные-преданные глаза и тихонько спросила:
- А как ты думаешь, мы еще помиримся?
Он отложил свой журнал и с явным облегчением посмотрел на меня.
- Видимо, придется. А то я как раз думал, что иначе надо будет жить остаток жизни с какой-нибудь другой, чужой теткой.
Я вытерла наползшие все-таки слезы и прижалась еще крепче.
- Ты хороший.
- Конечно, я хороший! — вдруг заявил он как ни в чем не бывало. — Кстати, я не люблю, когда ты подлизываешься!
-?
Мама, неужели все по новой?!

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить