Ветер странствий

Юлька летела в командировку во Владивосток. Рейс был ночной. Свет в салоне выключили. Рядом храпел сосед. Он смотрел свои мужские сны и мешал Юльке настроиться на сны женские: он сопел и периодически укладывал голову ей на плечо, чем страшно ее раздражал.

Ветер странствий

Юлька летела в командировку во Владивосток. Рейс был ночной. Свет в салоне выключили. Рядом храпел сосед. Он смотрел свои мужские сны и мешал Юльке настроиться на сны женские: он сопел и периодически укладывал голову ей на плечо, чем страшно ее раздражал. Поспать не удавалось, книжку она не захватила, в голове зашевелились воспоминания. Воспоминания тоже раздражали, но Юлька не знала, как от них избавиться.
Месяц назад она ушла жить к родителям. В смысле жить без Игоря. Ушла сама, с одним рюкзачком, и возвращаться не собиралась. На мамин вопрос, что ее не устраивало, Юлька не смогла найти убедительного ответа. Лучшая подруга считала, что мужчины — это секс, радость и деньги. Исходя из этой теории, с Игорем все было нормально, и с его отношением к Юльке — тоже.
Сексом они даже через полтора года совместного проживания занимались практически каждый день. Юльке нравилось. Она бы даже сказала, очень нравилось. Игорь называл ее «малыш» и «моя маленькая». И Юлька, стеснявшаяся своего высокого роста и отчаянно завидовавшая маленьким и хрупким барышням, верила Игорю. Легко быть маленькой, когда рядом с тобой ходят 110 кг веса ростом в два метра.
С радостью в общепринятом смысле тоже было в порядке. Юлька плакала и грустила только во время ПМС, и Игорь адаптировался: в «такие дни» пропускал мимо ушей ее капризы и заполнял дом букетами из красных и белых цветов, что, по его мнению, означало «ты и только ты».
Денег тоже было достаточно. Игорь решал все бытовые вопросы, часто дарил Юльке дорогие подарки и старался исполнять ее желания. Неисполненными оставались только те, которые Игорь считал непрактичными (предстоящий отпуск, например, запланировал на Ибице, отклонив Юлькины мечты о горных дорогах, старинных замках и молодом вине).
Однако Юлька всю свою жизнь была непрактичной. Мама заявила, что ее дочь разбрасывается отношениями, которые могли бы привести к чему-нибудь серьезному, например к появлению у нее, мамы, внуков. Юлька маму любила, но не могла игнорировать свой внутренний голос. А тот вовсю сигналил, что любви между Юлькой и Игорем нет, а есть только удобные для обоих взаимоотношения. А какие же внуки для мамы, если нет любви? Они же маленькие, совсем ничего не знают, опыта у них никакого. Решат, что так и надо — чтобы без особых чувств, но удобно. И у них тоже не будет любви в семье, а только удобство, и станет Юлька родоначальницей династии нелюбимых. Юлька этого не хотела, потому и летела теперь вместо отпуска в командировку…
- Девушка, просыпайтесь! Конечная! Пора выходить! — кто-то настойчиво тряс Юльку за плечо.
Юлька отмахнулась, попыталась перевернуться на другой бок и спикировала в проход между креслами. И тут же возмущенно подскочила:
- Что вы меня дергаете? То заснуть не даете, то поспать по‑человечески!
- Я? Вам? Не давал заснуть? Что, рядом с мужчиной вас отвлекают эротические фантазии? — Сосед явно выспался, по крайней мере настроение у него отличное.
- Меня отвлекал храпящий мужик, который перепутал мое плечо с подушкой!
- Путать плечо с подушкой — хороший знак. Нам надо обменяться телефонами. Меня зовут Сергей. Вы прилетели погостить или по работе? Или вы здесь живете?
- Даже разбудить нормально не умеете! — Юлька торопливо собирала свои сумки с полки над головой. В салоне самолета, кроме них, никого не осталось.
- Я готов учиться. Дадите урок мастерства?
Не ответив на дурацкий вопрос, Юлька вышла на трап и замерла. Над Приморьем дул ветер странствий, рождая предчувствие чего-то сказочного.
Партнеры по бизнесу прислали за Юлькой «ГАЗель» с водителем, и по дороге к гостинице хорошо думалось. Юлька родилась в Приморье, в пограничном поселке Краскино: до Кореи 9 км, до Китая — 6. Родители увезли Юльку, когда ей не было и года, и подвернувшаяся командировка давала уникальный шанс узнать свою историческую родину. Родители снабдили Юльку ценными ориентирами, и она нарисовала местоположение артиллерийского полка, в котором служил отец, дороги в поселке и два продуктовых магазина по кличке «Близнецы», за которыми стоял родной дом. Еще у Юльки был точный адрес: мама торжественно положила ей в сумочку конверт от старого письма.
Оказалось, что, когда Юлька была еще проектом, родители часто расставались. Чтобы не скучать в разлуке, строчили друг другу письма. И хранили их, чтобы в старости вместе прочитать переписку их юной любви. Прочитать, вспомнить и убедиться в том, что она выдержала все испытания. Ради точного адреса родители разворошили пачку старых писем, но читать Юльке не дали и сами не стали. «Мы еще не старые!» — провозгласил отец, засовывая папку с письмами обратно на антресоли, и мама гордо с ним согласилась.
Гостиница стояла на набережной. Близились сумерки, но спать совершенно не хотелось.
- Ты долго спать не захочешь, а утром не сможешь проснуться, — сказал водитель, прощаясь с Юлькой. — Разница во времени большая. Попроси, чтобы тебя будили не по телефону, а стуком в дверь. Пока дойдешь до двери, проснешься. Ну, успеха в ночных бдениях!
«Бдеть» Юлька решила на набережной Японского моря. Что оказалось непросто: у воды тьма стояла непроглядная, не видно ни моря, ни кораблей. Зато дул ветер. Характер приморского ветра явно мужской: он ни на секунду не ослаблял хватку, но эти его объятия были нежными. Юлька пошла к фонарям, на улицы ночного города.
В детстве она зачитывалась романами Александра Грина, и сейчас ей казалось, что она попала в Зурбаган и скоро появятся на горизонте алые паруса. Юлька гуляла, наслаждаясь океанским воздухом и разглядывая город. В эту гармонию вдруг ворвался знакомый голос:
- Ага, ты выспалась в самолете! Я так и понял, что ты злилась, потому что характер вредный. Привет! — Растерявшуюся Юльку обогнал Сергей из самолета.
- Сидим тут в кафе, отмечаем встречу, и вдруг шагает мимо девушка, о которой я весь вечер думаю. Ты сумочку в салоне забыла, а сама сразу испарилась! Я там сообщение оставил, как меня найти. Тебе передали? Сумочку я с собой забрал, чтобы еще раз с тобой встретиться. Что не позвонила? Я с утра гостиницы собрался обзванивать, а тут ты…
Пока Юлька вспоминала, действительно ли она заселилась в гостиницу без сумочки, Сергея осенило:
- Ты не поняла, что ее потеряла, что ли? Поэтому и не звонила? Ну конечно, сразу видно, что в голове у тебя — одни приключения. Глаза прямо горят!
- Куда ты меня тянешь? — спросила Юлька, решив, что нечего голову ломать, раз не вспоминается, когда в последний раз она видела злополучную сумку. — Или она с тобой в кафе?
- Нет, я хочу дать тебе свой телефон. И, пожалуйста, без подозрений. На сотовый ты записать не сможешь, он тоже в сумочке, а в кафе есть бумага и ручка. Кстати, родители тебе sms-ку написали, узнать, как ты долетела. Я ответил «все отлично, лю и цэ». Еще четыре раза звонил какой-то Игорь. Я не выдержал, представился автоответчиком и попросил оставить сообщение после гудка. Но он только сопел в трубку. Короче, я от имени автоответчика сказал, что ты сама с ним свяжешься. Не забудь связаться, я не люблю обманывать.
Непрерывно болтая, Сергей протащил Юльку к дальнему столику, за которым сидели две пары, усадил и, сунув в руки меню, побежал искать ручку. Оглушенная Юлька подумала, что в странном городе Владивостоке кафе тоже странные: нет столиков на двоих, все обязательно компанией сидят. Не то чтобы ей хотелось посидеть с Сергеем наедине, а так, бросилось в глаза. Странным ей показалось и меню, которое она машинально
открыла: на первой странице красовался прейскурант
на бой посуды, как будто колотить посуду тут в порядке вещей.
Зазвучал «Шторм» Ванессы Мэй, и соседи по столику налили Юльке рому. Вернулся Сергей с картонкой, на которой был номер его телефона, и официанткой, чтобы принять у Юльки заказ. Юлька заказ сделала и даже вникла в беседу за столиком. Оказалось, Сергей тоже прилетел в командировку, но у него здесь давно образовались друзья, и сейчас они обсуждали, куда поехать на рыбалку, после того как Сергей закончит все дела. Позвали и Юльку. Она вежливо отказалась, объяснив, что ее пребывание расписано буквально по минутам.
- Я понимаю, что до пятницы ты будешь днем вкалывать, а по ночам бродить по улицам, но в субботу и воскресенье желающих работать здесь с огнем не найти, — развеселился Сергей. — Весь город срывается в море на яхтах.
И Юлька в порыве откровенности в красках расписала, как, закончив дела, отправится в приграничный поселок. И как для нее это важно, и что, как только она найдет дом, где родилась, круг замкнется и жизнь начнет новый виток…
Сергей проводил Юльку до гостиницы, проверил у нее наличие картонки с телефоном и уточнил строго:
- Позвони обязательно, у меня твой обратный билет. А про Краскино — хорошая затея. Родину нужно помнить в деталях, а ты только географию знаешь. На рыбалку мы в следующий раз съездим. Только по ночам больше одна не броди. Это я намекаю, что вместо Грина держаться лучше за реального мужчину. Надо быть практичней. Мой твердый локоть, кстати, всегда к твоим услугам.
Юлька вспыхнула:
- Спасибо за урок практичности. Я больше не буду шататься по городу неизвестно с кем. Надеюсь, вы помните, что мы познакомились всего несколько часов назад. Билет, если не затруднит, принесите мне в гостиницу. Вместе с сумочкой. Чтобы ваша практичность не пострадала, денежное вознаграждение в разумных пределах гарантирую. И, кстати, пока вы не вернули мое имущество, не надо принимать звонки на мой сотовый. А то мне придется практично выставить вам счет за роуминг.
Сказала и гордо пошла к лифту, ни разу не обернувшись. В номере немножко погрустила. Нехорошо закончился замечательный вечер. Нагрубила хорошему человеку. С другой стороны, не срослось — и ладно. Какой смысл маскироваться? Все равно рано или поздно Юлькин характер себя проявит. Его трудно выдержать. Игорь выдерживал…
Может, он и правда Юлькина судьба? Такая спокойная, практичная и скучная. А каких таких чувств ей нужно?! Чувства делают человека уязвимым. Понравился же ей Сергей, чего скрывать. Почувствовала она какие-то вибрации. Но стоило ему упрекнуть Юльку, как она огрызнулась. А упреки Игоря оставляли ее безразличной. Так и не разрешив проблему — чувствовать или не чувствовать, Юлька крепко уснула.
На следующий день администратор гостиницы вручил Юльке ее сумочку. Она поискала записку от Сергея, не нашла и расстроилась минут на десять: дольше расстраиваться было некогда.
Командировка удалась. Юлька работала с удовольствием. Ей нравились люди, нравился их подход к делу, их неспешность и доброжелательность. Утро начиналось с завтрака на террасе с видом на Японское море — в белых крылышках парусов. С высоты шестого этажа яхты были похожи на гигантских бабочек-капустниц. Днем были встречи, переговоры, разъезды. Единственное, что напоминало Юльке о мегаполисе, — это пробки: тут каждый считал своим долгом иметь праворульную «японку» и менять модели, как рубашки. В остальном город оставался тем Зурбаганом, который Юлька увидела в первую ночную прогулку.
Приближались выходные, и пора было решить, на чем отправиться к родным пенатам — по суше или по морю. Для полноты ощущений Юлька решила так: до райцентра на катере, а дальше — автобусом вдоль побережья. С поиском надежного частного катера помогли бизнес-партнеры, с которыми она провела всю неделю.
Когда отчаливали, пошел дождь, первый за всю неделю. Юлька была единственной коммерческой пассажиркой. Остальные — моряки, друзья капитана. Небо на глазах затягивали тучи, ветер становился все сильнее. Куртки явно не хватало, чтобы сохранить тепло. Все забились в каюту и приступили к традиционной процедуре согревания. По мере «потепления» язык моряков становился для Юльки все более непонятным. А судя по жестам, разгорались итальянские страсти: две морячки спорили из-за паренька, который притворялся, что спит.
Юлька рассудила, что сон — отличный способ отказаться от назойливых предложений выпить водки, и она тоже притворилась спящей. Но спать не хотелось, и Юлька попыталась представить себе комнату, где она провела первый год жизни. Однако глупо выдумывать, как выглядит дом, который скоро увидишь своими глазами. Тогда Юлька стала представлять, как в разлуке с ней тоскует Игорь. Выходило, что не очень тоскует. После разговора с «автоответчиком» Игорь на связь не выходил и на ее звонки не отвечал. Или обиделся, или практично решил не тратить время на нее, неблагодарную. Такой мужской прагматизм не мог не порадовать Юльку, потому что подтверждал отсутствие любви.
Вдруг Юлька почувствовала, что ее трясут за плечо. Она открыла глаза и обнаружила разбивателя женских сердец. В каюте, кроме них двоих, никого не было.
- Дождь кончился. Пойдем искупаемся, — предложил нетрезвый красавец.
- Спасибо, я не умею плавать. Только по вертикали, как топор. Да и холодно. — Юлька пыталась отделиться от мускулистой руки.
- Понял, — выдохнул герой-любовник и ушел.
Юлька облегченно вздохнула, но красавчик вернулся с костюмом для дайвинга.
- Вот, греет, как шуба.
Фразу про топор он счел несущественной.
- Спасибо, я плавать не умею, — повторила Юлька.
Вежливость не помогала. Звать на помощь Юлька не решалась. Перспектива парного купания неумолимо приближалась, на глаза навернулись слезы.
И тут раздался голос капитана:
- Колька, отстань от девушки. Девушка, прошу в рубку, я вам экскурсию проведу.
Капитана звали Павлом. В сухопутной жизни он торговал японскими автомобилями на знаменитом авторынке, а в свободное время удачно рыбачил — про таких говорят, что и в луже рыбу поймает.
- Краскино твое стоит на берегу бухты Экспедиции. Мы туда не доплывем, выше тебя высадим. Но ты, как до поселка доберешься, на берег сходи, посмотри море. Ты чем на хлеб зарабатываешь? В турфирме? Думаешь, случайность? Нет. Тем, кто родился на берегу моря, всю жизнь дует ветер странствий. От него деревья не колышутся, зато души трепещут.
Юлька помалкивала. Действительно, ее всю жизнь тянет к путешествиям, потому она и пошла работать в туризм. Но философствовать не хотелось, а хотелось рассматривать сопки на островах, бликующее море, наглых чаек. Да и Павлу, похоже, только слушатель и был нужен.
- В бухте Экспедиции у берегов вода илистая, там грязи лечебные, экологически чистые. Дальше, на малой глубине, вода прозрачная и хорошо прогревается, это рай для морской мелкоты. Креветки, крабики, стайки рыб — если повезет, увидишь морского конька, он плавает «головой вверх». Но надо отплыть на лодке и нырнуть с маской. Вообще хорошее побережье здесь — скалистые обрывы, песчаные пляжи. И рыбе хорошо, и рыбакам. Круглый год сюда на катере ходим. В этих заливах — сельдь иваси, тунец, макрель, ставрида. У тебя удочка или спиннинг есть? Фотоаппарат? Хорошо. Вон на берегу, видишь, корабельные сосны. Очень прочные, не гниют ни в воде, ни в земле. А выше на сопках — корейские дубки. Их здесь видимо-невидимо. Леса. Скоро начнется сезон охоты, только успевай щелкать фотоаппаратом, живности — вагон. Как в Африке. И сопки наши на саванну похожи. Особенно в «золотом треугольнике», где сходятся границы России, Китая и Кореи. Стоишь там и думаешь, а ну как жирафы набегут!
Юлька вышла на палубу. Солнечные лучи несли жар. Но налетавший ветер как будто сдувал палящие лучи: ветра нет — горячо, ветер есть — зябко.
Катер причалил к берегу, Юлька сбежала с трапа и направилась искать автобус. Безуспешно прождав на остановке около часа, решила искать другой транспорт. Даже вспомнила студенческие правила автостопа. Например, что ловить машины за постом ГАИ безопаснее и быстрее и что автостопщик должен поддерживать беседу. Лихорадочно вспоминая последние анекдоты, Юлька хотела поискать пост ГАИ, но тут стало ясно, что все правила лишние: желающие подвезти останавливались сами. Триста километров удалось проехать в три приема за три с половиной часа. В Краскино прибыли уже затемно. Водитель белого «Нисcана» высадил ее на площади у единственной гостиницы, пожелал удачи и растворился в темноте.
Темнота в Краскино благоухала навозом, как в обычной деревне, но китайская речь разрушала стереотипы. Китайскими были таблички на дверях, блюда в ресторане, записи в гостевой книге. Обстановка в номере тоже давала простор для фантазии: электрическую розетку, чтобы подзарядить фотоаппарат, Юлька почему-то нашла под самым потолком. Удивило отсутствие одеял и удвоенное количество подушек. Что не помешало Юльке сразу заснуть.
Утром вместо петухов за окном закричали китайцы. Уплетая на завтрак яйцо в кляре по‑китайски и запивая его теплым молоком по‑русски, Юлька продумала план действий. На расспросы и передвижения по поселку ушел час, к полудню Юлька подошла к развалюхе с заколоченными окнами. Звонок над дверью не работал. Совершенно очевидно, что первый в Юлькиной жизни дом давно заброшен. Она ожидала совсем не этого. Но родину не выбирают, и Юлька решила довести дело до победного конца. Ключ от родины нашелся в доме напротив. Хозяйка ключа появилась на пороге с кастрюлькой в руке.
- Мы с мужем этот дом полгода как купили, хотим ремонт сделать и родителей моих привезти, да все руки не доходят. Так и стоит пустой. И что вас всех сюда тянет?
- Кого это «всех»? — оторопела Юлька
- Два дня как квартирант заселился. Тоже говорит, жил здесь и на этот адрес должно прийти важное письмо. Врет. Я спрашиваю, служил здесь, что ли. Он говорит, нет. А здесь артиллеристы квартировали, офицеры. Каждая семья занимала комнату, а ванна с кухней — общие. Точно врет. Только понять не могу зачем. Даже в гостиницу поесть не ходит, все письмо свое ждет. А чего его ждать, не убежит. Да мне-то что, денег больше. Вот завтрак ему несу. — Хозяйка постучала в дверь, прижимая к животу кастрюльку. — Эй, квартирант! Открывай, экскурсия пришла!
Дверь распахнулась, и Юлька остолбенела: на пороге стоял Сергей в смешной бирюзовой рубашке.
- Привет! Боялся тебя упустить. Ты же у нас быстрая, за тобой не угнаться. Адрес я с конверта в сумочке списал. Ну и рубашку купил. Там у Грина вроде про алое было. Алого не нашел, решил, что бирюзовый тоже ярко. Чтобы ты смогла меня разглядеть.
И в Юлькиной жизни начался новый виток.

P. S.Эксперты утверждают, что мы находим любимых, когда готовы услышать свой внутренний голос. Однако в данном конкретном случае особую роль сыграл волшебный ветер, что дует над Приморьем.

Наталья Фадеева

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить