Снежные бабочки

Снег падал удивительный. Каждая снежинка — как белая бабочка. Они разбивались о ветровое стекло, и в дрожащих каплях, будто драгоценные камни, переливались огни витрин.

Снежные бабочки

Снег падал удивительный. Каждая снежинка — как белая бабочка. Они разбивались о ветровое стекло, и в дрожащих каплях, будто драгоценные камни, переливались огни витрин.
Хотя в машине было тепло, Яна зябко ежилась. «Вот глупость! Ну и что, что по пути, зачем согласилась?! Теперь он точно почувствует, что неровно дышу… Предупреждала Сашка, что у меня не лицо, а доска объявлений: читай — не хочу. Дура!» Она старательно смотрела в окно и молчала, и это молчание конфузило ее еще больше. «Наверняка на свидание едет. Вон букет какой сзади лежит. А я как снег на голову. Неловко».
На остановке у светофора было особенно заметно, как густо падают пушистые хлопья.
- Какой снегопад! Прямо зима настоящая.
Яна согласно кивнула.

lll
Он появился весной. Когда еще не успели распуститься клейкие веера молодых листьев, но в воздухе уже витал головокружительный запах первых цветов. И солнечная эйфория рождала предчувствие, которое в один прекрасный день не преминуло сбыться.
- Здравствуйте! А кто мне поможет? — простодушно выкрикнул с порога утренний посетитель — высокий молодой человек в черной куртке с черной папкой в руках.
Дизайнеры в изумлении оторвали взгляды от мониторов. Строгая Ядвига, начальник креативного отдела, расплылась в улыбке:
- Что вам угодно, молодой человек?
Молодому человеку был угоден целый перечень рекламной продукции для открывающегося автосалона: рекламные листовки…
- Флаеры, — снисходительно поправила Ядвига.
- …проспекты, буклеты, визитки, бейджи, а еще эти… большие такие, вдоль дороги…
- Баннеры. Вы пришли по нужному адресу. Яночка, ты свободна? Займись новым заказом.
Так Яна впервые его увидела. Обыкновенный. Ну высокий (даже выше Яны, при ее 175), ну молодой, симпатичный…
- Николай. — Он решительно протянул руку для рукопожатия, чем ее почему-то рассмешил.
- Яна. — С нарочитой серьезностью она сжала крепкие пальцы. — Будем знакомы. И будем работать! Рассказывайте, что вам нужно.
Яна всегда считала, что добродушно-насмешливый тон в общении с молодыми людьми уберегает от влюбленности. А тут не помогло. То ли приближение весны кружило голову, то ли в Николае было что-то особенное, только чувства ее из деловых начали перерастать во что-то определенно нежное. Будто она случайно села на карусель, а та стала разгоняться и сойти не удалось.
Все в нем цепляло, все нравилось. Деловитость и вместе с тем какая-то мальчишеская непосредственность. Привычка шагать по офису в ожидании распечаток и стоять, держа листок прямо перед собой. И эта улыбка — для всех. И когда сидит, туфли носками внутрь (так ноги, оказывается, отдыхают). И что-то резкое, пружинистое, но сдержанное в движениях — отголосок занятий боксом. И даже фамилия Трифонов, обыкновенная такая фамилия, казалась красивой.
Они обсуждали эскизы, шутили, пили кофе, даже созванивались по вопросам проекта, но всегда оставались в рамках дружеских отношений. Яне казалось — еще один шаг и… Но все остановилось. И она начала потихоньку страдать.
- Э-э-э, матушка! Тебе с ним роман закрутить надо, — сделала заключение подруга Сашка, когда за чаем у нее на кухне Яна поделилась волнениями сердца. — В этом деле лучше переесть, чем голодать. Потом жалеть будешь. Проверено.
- Кулинарка ты моя! — хохотнула Яна. — Я тебе о высоком, а ты… И потом меня многое смущает. Во‑первых, он клиент нашей фирмы…
- Служебный роман, — пропела Санька.
- Во‑вторых, он такой молодой, прямо мальчишка…
- Статистика говорит…
- Врет все твоя статистика. И… мы разного круга. У него отец автосалон открывает, а мой — банки… с огурцами.
- Не дрейфь, Янка! Держи хвост пистолетом!

lll
«Хоть бы руку на коленку положил, как в дурацком сериале, — подумала Яна раздраженно. Сериалы она не любила, и от этого было еще обиднее. — Первый раз наедине, и ни одного знака внимания». Она исподтишка глянула на Николая. Сосредоточен на дороге.
Когда его лицо успело стать таким знакомым? Две маленькие родинки на скуле. Легкая небритость. Волосы темно-русые… Интересно, они у него жесткие? Стрижка простая, но стильная. Любит черный цвет. Даже визитки заказал — серебро на черном. Забавно.
Почувствовав ее взгляд, Николай отвлекся на секунду, вопросительно вскинул брови. Яна улыбнулась — нет, ничего.
Мимо проплыл заснеженный парк. Промелькнула ажурная решетка, украшенная искрящимся снегом, словно фантастическими бусами…
lll
Яниной работой все остались довольны. Она даже придумала яркий логотип, так что фирма Трифоновых обрела свое узнаваемое лицо. Салон был успешно открыт. И Николай пропал.
Сначала Яна не поняла, откуда эта непонятная тоска. Потом до нее дошло — его не хватает. Вот так да! Это уже серьезно! Разум твердил, что это была просто работа, а он всего лишь клиент. Но в сердце засела заноза.
- Какой-то виртуальный у тебя роман получается.
- Что ты, Саш, хуже. В виртуальном есть обратная связь. А у меня так… безответно… Было и прошло.
И надо же такому случиться — только Яна решила забыть свой «весенний сон», как Николай появился опять. Только теперь он был в светлом летнем костюме. Такой загорелый, такой веселый, что растаяла даже суровая Ядвига. Девчонки кокетничали и светились в лучах его ослепительной улыбки.
А вот к Яне отношение изменилось. Он больше не парировал ее шутки, не болтал на отвлеченные темы. Говорил сдержанно и только по существу. Салон раскручивался, стали нужны новые рекламные ходы, свежие идеи.
- За что такое наказание! Он меня просто игнорирует. Будто я мышь какая… компьютерная…
Яна роняла слезы в клубничное варенье. Летние дачные вечера почему-то особенно располагают к сентиментальности. Санька аппетитно прихлебывала чай из блюдечка:
- А ты бери пример… вот — с нашей кошки.
Полосатая Сима равнодушно щурила изумрудные глаза, глядя на мотыльков, мелькающих у ночника. Она казалась воплощением спокойствия, пока одна из бабочек не попадала в пределы досягаемости. Цоп! Шерсть дыбом, усы торчком, глаза горят!
- Хищница!
Трифонов, став постоянным клиентом, появлялся со стабильной периодичностью. Оставался ровен в отношениях со всеми. Доброжелателен, приветлив. С Ядвигой обсуждал проблемы бизнеса. С девчонками — свежие анекдоты. Не флиртовал, не отпускал комплименты.
Однажды до Яны долетел обрывок его разговора по сотовому: «Посидим в кафе… да… в обед… с удовольствием…»
Другая есть, решила Яна. И успокоилась.
Осень прошла под лозунгом «Ударим шопинг-терапией по хандре и депрессухе». Новые туфли, о которых можно только мечтать, сумочка идеально подходит к пальто, тонирование придало локонам волнующий блеск… Все это почти залечило сердечные раны. Но — почти.

lll
Зима на исходе, и ничто не предвещает перемен. Хотя кто же не верит в сказки? Вот сегодня — случайность? Николай пришел с очередным заказом на праздничные акции, пришлось задержаться. Хорошо еще, что предложил подвезти. Может, надо было отказаться?
Но она уже сидит с ним рядом. И вокруг танцует снежный хоровод. Еще один поворот — и все.
Вдруг Яне показалось, что это удивительный сон. Все — машина, сказочный снег, человек, о котором она думала все это время. Она ощутила какую-то детскую беспомощность оттого, что не может удержать этот волшебный миг, и что-то опять заныло в сердце.
- Вот здесь… останови, пожалуйста.
Снегопад зашуршал по бокам машины.
- Спасибо, что подбросил. Так удачно получилось. Вообще сегодня день замечательный… Ты вот зашел… И вечер чудесный.
- Да, чудесный.
- Вот… ну, увидимся! Я пойду… бабочек ловить. Пока!
Яна хлопнула дверцей, помедлила пару секунд, вдыхая свежий воздух, и не оглядываясь зашагала прочь. Пройдя мостовую, завернула во двор.
«Вот и все. А чего я, собственно, хотела?» Она не знала, плакать или смеяться. Мысли прыгали, как мячики, и вдруг замерли.
Яна остановилась, пораженная тишиной. Подняла голову.
Миллиарды белых бабочек медленно кружились на фоне бархатного неба. Опускались на волосы, ресницы, таяли на губах. Тишина была такой пронзительной, что, казалось, был слышен шелест холодных «крыльев».
Сперва ей почудилось, будто ее кто-то зовет. Но потом раздалось совершенно отчетливо:
- Я-на!
Она обернулась. Сквозь ажурную завесу увидела приближающуюся темную фигуру.
Он бежал, как был, в одном пиджаке. Поскользнулся, взмахнул руками, балансируя букетом.
- Ты простудишься, сумасшедший!
У него были горячие губы. И нежные. И немного торопливые. Стало жарко, и все вокруг закружилось… А потом остановилось. И тепло разлилось по всему телу, и легкость.
А он уже бежал обратно, будто тая в белой кружевной пелене.
- Увидимся!
- Мальчишка…
Яна поймала на ладонь несколько снежинок, и глаза ее засияли.
Анна Абленина

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить