Площадь революции Манон Ролан

Жанна Мари Ролан, единственная женщина-деятель Великой французской революции. «Королева Жиронды» — красивая, умная и невероятно энергичная, властная и обаятельная. Она могла стать домохозяйкой, но предпочла кухне политическую арену. Ее единственной любовью была Франция, а мечтой — новый государственный уклад и справедливый для всех закон.

Площадь революции Манон Ролан

Жанна Мари Ролан, единственная женщина-деятель Великой французской революции. «Королева Жиронды» — красивая, умная и невероятно энергичная, властная и обаятельная. Она могла стать домохозяйкой, но предпочла кухне политическую арену. Ее единственной любовью была Франция, а мечтой — новый государственный уклад и справедливый для всех закон.

Увлеченная натура
17 марта 1754 года в семье парижских буржуа родилась девочка Жанна Мари, которую сразу стали называть сокращенным именем Манон. Отец ребенка, ювелир и живописец (имел свою мастерскую, где обучал гравировке и рисунку по эмали) Гатьен Флипон, отличался особой импульсивностью, взбалмошностью и стремлением разбогатеть. Последнее, однако, получалось у него с переменным успехом. Жена Гатьена, Маргарита Бимон, прекрасно уравновешивала супруга мягким характером и добросовестно выполняла роль хранительницы домашнего очага.
Появившаяся на свет Манон с каждым днем все больше радовала родителей: девочка отличалась любознательностью, живым умом и покладистым характером. К четырем годам, не дожидаясь помощи взрослых, Манон сама научилась читать и одну за другой проглатывала практически все книги, которые попадались ей на глаза: жития святых, мемуары, переводы. Однажды у одного из учеников отца девочка обнаружила томик Плутарха. Книга стала любимой — Манон даже принесла ее в церковь на Пасху 1763 года, захватив вместо молитвенника.
Учение Плутарха и религия, которой Манон не на шутку увлеклась, развивали в девочке чувство, которое сопровождало ее на протяжении всей жизни: стремление к равенству. Бог воплощал всеобщую справедливость, а Древняя Греция была образцом устройства справедливого общества.
В возрасте 11 лет Манон под влиянием все нарастающей набожности попросила родителей определить ее в послушницы. 6 марта 1765 года она стала воспитанницей женского монастыря Нев-Сент-Этьен, где познакомилась с сестрами Софи и Генриеттой Кане (с ними и позже у Манон сохранились теплые отношения).
Но через год, чтобы угодить требованиям родителей, Манон пришлось покинуть стены обители. Правда, к этому времени и взгляды самой Манон стали меняться. Размышляя на философские темы и зачитываясь трактатами, она почти не обращала внимания на то, что творилось вокруг нее. А тем временем красота 18-летней девушки не осталась незамеченной для многих молодых людей, которые восхищались ею и просили ее руки. Немалую роль, правда, играло и солидное приданое, которое отец обещал за дочерью. Так или иначе, все претенденты незамедлительно получали отказ от своенравной красавицы.
Манон отвергала любовь как чувство, которое может занять господствующее положение в жизни человека, но и не хотела выходить замуж только ради создания семьи.
Все сомнения и размышления внезапно отошли на второй план после памятного июньского вечера 1775 года, когда у матери Манон — мадам Флипон — случился сердечный приступ и она скоропостижно скончалась. Эта смерть вызвала у девушки сильное нервное потрясение, которое чуть было не привело к смерти. Оправившись после шока, Манон взяла на себя все заботы, но семейный очаг и финансовое благополучие семьи разваливались на глазах. Отец Манон женился во второй раз, пристрастился к азартным играм и все реже появлялся дома.
Примерно в это время в руки девушки попала книга Руссо «Юлия, или Новая Элоиза», сильно повлиявшая на ее сознание. «Плутарх подготовил меня стать республиканкой… Он вдохнул в меня настоящий энтузиазм общественной добродетели и свободы, Руссо показал мне семейное счастье, к которому я могла стремиться», — писала она позже.

Замуж за философию
Спустя полгода в дверь дома Флипонов на набережной Часов постучался высокий пожилой господин. Он представился Жаном Мари Роланом де ла Платьер и предъявил рекомендательное письмо от Софи Кане, монастырской подруги Манон. Софи отзывалась о нем как о просвещенном философе чистых нравов, происходящем из старинной дворянской семьи и зарабатывающем на жизнь службой инспектором мануфактур Амьена. Манон ничего не оставалось, как предоставить кров этому человеку.
Несмотря на то что Манон была не в восторге от многословных рассуждений Ролана на философские и литературные темы, лучшей компании у нее на тот момент не было. Постепенно разговоры перешли в ненавязчивые ухаживания. Наконец летом 1779 года Ролан рискнул сделать Манон предложение, которое она приняла только со второго раза (и то потому что решила, что их брак будет похож на отношения между Элоизой и Вольмаром). Манон принесла себя в жертву счастью человека, посвятившего себя борьбе. Ей казалось, что она поступит правильно, если сделает счастливым того, кто заботится о благе народа. Невероятно красивая, умная и активная женщина стала правой рукой своего мужа.
Не без удовольствия Манон переселилась в Амьен, где помимо домашнего хозяйства занималась благотворительностью, лечила больных крестьян. Позже супруги переехали в Лион, где у четы родилась дочь. Но воспитание ребенка отошло на второй план, когда революционные события в Париже достигли своего апогея — взятие Бастилии (1789 год) cтало новой точкой отсчета в жизни Манон.

В кулуарах революции
Спустя год Ролана послали делегатом в Париж и супруги вернулись в столицу. В связи с нарастающими политическими волнениями в Манон с новой силой проснулось желание бороться за справедливость. Она всеми силами стремилась влиться в политическую жизнь Парижа, посещая заседания Учредительного собрания и прислушиваясь к кулуарным разговорам.
При поддержке друзей из революционной среды госпожа Ролан организовала свой салон, который впоследствии превратился в элитный политический клуб. Здесь регулярно собирались перспективные депутаты и журналисты, в числе которых были Робеспьер, Петион, Бюзо, Кондорсе. Темой бесед были низложение короля и провозглашение республики. С каждым годом споры становились все жарче, а ситуация в стране — все накаленнее.
Интуиция и проницательность Манон привлекали в ее салон всех левых депутатов, жирондистов, которые и составили наиболее сплоченную часть Законодательного собрания, открывшегося 1 октября 1791 года. Именно они сформировали новое правительство Франции под неусыпным тайным контролем Манон Ролан, которая поспособствовала тому, чтобы ее супруг занял пост министра внутренних дел. Так как пожилой господин Ролан уже не особо годился на руководящие должности, Манон брала часть его обязанностей на себя и принимала участие в обсуждении всех важных решений.
Когда после упразднения королевской власти и провозглашения Франции республикой Ролан был избран министром повторно, Департамент юстиции в это же время возглавил Жорж Жак Дантон. Выдающийся оратор и адвокат не признавал участия женщин в политике и поэтому принципиально не пожелал устанавливать контакты с супругой Ролана.

Жертвы справедливости
Начиная с 1792 года французская революция вошла в ту трагическую полосу массового террора, когда стала пожирать своих собственных детей. После вынесения смертного приговора королю Ролан подал в отставку и в силу своего мягкого характера отказался от борьбы. Однако весной 1793 года его обвинили в измене, но Ролану удалось покинуть Париж и тем самым избежать ареста.
Внимание преследователей переключилось на его супругу, которая, как всем было известно, оказывала немалое влияние на принятие решений в кабинете министров. Ей тоже было предъявлено обвинение, после которого последовал арест. Оказавшись в тюрьме, Манон поняла сложность своего положения: все ее друзья были либо казнены, либо арестованы, либо покинули страну. На допросах, которые Манон мужественно выдержала, ей вменяли в вину связь с осужденными депутатами.
Смертный приговор на революционном трибунале Манон выслушала с полным спокойствием. Ее последние слова в адрес судей были: «Вы сочли меня достойной разделить участь великих людей, замученных вами; я со своей стороны постараюсь проявить на эшафоте то же мужество, которым ознаменовали себя они».
Ненастным ноябрьским днем повозка с осужденными медленно двигалась по улицам Парижа до площади Революции, проезжая по набережной, где когда-то жила Манон со своими родителями.
Взойдя на эшафот, Манон поклонилась статуе Свободы, возведенной по случаю годовщины народного восстания, ни на секунду не забыв об идеалах своей жизни. Через мгновение гильотина сделала свое дело.
Узнав о смерти Манон, ее супруг Ролан, который нашел пристанище недалеко от Руана, покинул свое убежище, размеренным шагом отправился в лесную чащу, привязал свою шпагу к дереву и, кинувшись на нее, пронзил себе сердце.
Так завершилась трагедия женщины, посвятившей свою жизнь борьбе за свободу и счастье простого народа. В память о ней остались «Мемуары», написанные Манон Ролан в тюрьме, и ее переписка с ведущими политическими деятелями того времени.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить