Неземное удовольствие

Как автор Cosmo осваивала мотопараплан

Неземное удовольствие

Экстрим шагает по планете, вербуя все новых сторонников. Стремясь забыть о буднях и стрессах, люди мчатся, прыгают, погружаются, кувыркаются и ловят ветер. А когда на море и суше не остается пространства, ими не охваченного, экстремалы поднимают голову вверх.
И обнаруживают непокоренное небо.


Не все разделяют энтузиазм любителей экстрима. Лично я, будучи от природы человеком трусоватым, избегала и продолжаю избегать любых мероприятий, связанных с риском. Так, например, я не сопротивляюсь ни одной из многочисленных попыток обратить меня в горнолыжную веру — я покорно надеваю специально купленный красивый костюм, беру в прокате лыжи и важно восхожу на гору. Но стоит провожатому зевнуть или отвлечься на минуту, как я уже радостно спускаюсь, восседая в удобном кресле подъемника. Напевая «Я у себя одна!», гуляю себе внизу, пока, сверкая красными лицами, охотники за эмоциями несутся с гор, или направляюсь в кафе, где меня ждут одни положительные эмоции. И никакого травматизма!
А такой крутой экстрим, как полеты в небо, может мне присниться только в самом страшном сне! Тем большим было мое изумление, когда в один прекрасный день мне позвонил бывший одноклассник Андрей, отрекомендовался моим постоянным читателем и задал крайне неожиданный вопрос:
- Хочешь полетать?
- В смысле? — переспросила я, сразу насторожившись.
- У нас, красноярских мотопарапланеристов, в субботу состоится открытие летнего сезона. Тебе как журналисту это должно быть интересно. Ну что, летим?
Я молчала. Откажись я от предложения Андрея, мне обеспечена преспокойная суббота. И адские угрызения совести в придачу. Журналист схватился врукопашную с хитрым трусом. И, к моему удивлению, уложил того на лопатки. Я услышала, как с воодушевлением говорю в трубку: «Конечно!»
Андрей сообщил, что подниматься в небо мне предстоит на мотопараплане. Слово смутно ассоциировалось со старинной песней Валерия Леонтьева «Уже зовет меня в полет мой дельтаплан». На этом мои познания о сверхлегкой авиации заканчивались. В субботу по дороге к месту старта Андрей сделал немало для восполнения этого досадного пробела, вдохновенно рассказывая о парапланах. К концу поездки я уверенно отличала параплан от мотопараплана.
Мне предстояло подняться в небо именно на нем. Андрей сказал, что «мотор» отличается от «крыльев», как русская плясовая от классического балета. Главное в полете с мотором — кураж, настроение! Он дает больше прав на ошибку и позволяет меньше зависеть от капризов ветра.
- Кстати, знаешь, что для настоящих пилотов рев мотора звучит, как голос любимой женщины!
Этого я, конечно, не знала, но сделала вывод, что это очень мужской вид спорта. Нам бы и в голову не пришло сравнивать любые, даже самые приятные звуки с голосом любимого. И живо заинтересовалась:
- А что, девушки интереса к полетам совсем не испытывают?
- Девушки летают очень редко, это же лошадиный спорт! На себе приходится таскать и мотор, и крылья. А это более тридцати килограммов.



ПАРАПЛАН («крылья») — легкий и компактный летательный аппарат, подобный планирующим спортивным парашютам. Аббревиатура расшифровывается как
ПАРАшют-ПЛАНер.

МОТОПАРАПЛАН (он же «мотор») — это моторизованный параплан, то есть «крылья», снабженные мотором. Мощность двигателя — от 13−15 до 28−30 л.с. Топливо — обычный бензин в смеси с маслом, штатного топливного бака хватает на 2−5 часов полета. Официальный мировой рекорд высоты полета на парамоторе — чуть больше 5000 метров, россияне поднимались и до 6000.

ПАРАПЛАНЕРИЗМ — достаточно распространенный на Западе вид спорта, в Россию пришел с некоторым опозданием. А приставкой мото- он обзавелся в девяностых годах, когда сибирские умельцы дополнили параплан двигателем от мотоцикла «Планета».

ПАРАПЛАН — самый доступный из современных воздушных средств передвижения. Во‑первых, по стоимости. Крылья стоят несколько десятков тысяч рублей, «мотор» — от ста тысяч. Во‑вторых, для парапланериста нет ограничений по здоровью. Если человек в состоянии бегать и не слишком боится высоты, он может считать себя годным к полетам.


Советы безопасности
Мой случай вдобавок к обычной трусости осложнялся тяжелой формой акрофобии — страха перед высотой, одной из самых распространенных фобий на свете. Я стараюсь не подходить к окну и не выходить на балкон, если квартира, в которой я нахожусь, расположена выше второго этажа. При этом я в состоянии летать на самолетах и иметь при этом вполне бравый вид. Но это только потому, что я не смотрю в иллюминатор и могу убедить себя, что путешествую в большом автобусе. Сверхлегкая авиация сводит человека и небо один на один, хочешь не хочешь, но приходится смотреть на землю с высоты десятиэтажного дома. На языке вертелся вопрос.
— Андрюш, а падают мотопарапланеристы часто?
- Да как же они упадут? В легкости и хрупкости параплана его сила. Современные крылья практически не складываются и позволяют пилоту спланировать на землю в добром здравии. В отказе мотора мотопараплана тоже нет ничего страшного. Пилот переходит в режим планирования и снижается со скоростью полтора метра в секунду. Хотя отказ мотора в полете бывает редко — моторы очень надежные. И если отключаются, то только потому, что закончилось топливо, пилот забыл заправиться или слишком увлекся полетом и потерял контроль над временем.
От сердца немного отлегло, и мне показалось, что смогу сесть в пассажирское сиденье «мотора» и не умру прямо в небе от ужаса.
Когда мы приехали на аэродром, шапкозакидательское настроение покинуло меня, не прощаясь. Издалека в прозрачном небе были видны ослепительно яркие крылья. Слышался гул моторов. Посреди поля живописным цыганским табором расположились машины с красноярскими, новосибирскими, барнаульскими номерами, коляски, дети, запах шашлыка. Праздник открытия летнего сезона!
Конечно, таких «чайников», как я, никто и никогда не допустит в небо самостоятельно. Предел мечтаний для меня — пассажирское сиденье, которым оборудованы некоторые «моторы». Пассажиров в этот погожий весенний день «выгуливал» в небе легендарный Александр Письман, пионер мотопарапланеризма в Красноярске. Я заметила внушительную очередь желающих взлететь, целиком состоящую из девушек. Женский энтузиазм был заразителен, и, когда подошла моя очередь, я почти не боялась.
Андрей ободряюще улыбнулся и натянул мне на голову шлем. Меня крепко пристегнули, наказав не делать в воздухе резких движений и вообще поменьше шевелиться. Я хотела сказать «Поехали!» и взмахнуть рукой, но не успела. Мотор оглушительно заревел. «Ничего себе, ассоциации с женским голосом!» — мелькнула мысль. Возможно, одна из последних моих мыслей.
Как всякий городской житель, проведший в пробках изрядное количество времени, я часто мечтала, тихонько и бессильно ругаясь, когда-нибудь — р-раз — и вознестись над километровым ковром машин и вылететь из осточертевшей пробки. Что ж, мы вознеслись быстрее, чем в любой из моих фантазий!
Я даже не успела особенно испугаться.
Происходящее казалось сном. Высота не пугала, но вдохновляла и наполняла душу гармонией. Под нами пролетел ярким пятном лагерь мотопарапланеристов, ленточка реки, внизу казавшейся внушительной. Остались я, мотор и вечность! Здравствуй, небо!
Особенно меня впечатляли собственные кроссовки, гордо и одиноко раскачивающиеся над верхушками вековых сосен. Время остановилось, я впервые видела землю такой — уютной, далекой и близкой одновременно, и в самом деле невероятно красивой. Но когда мы повернули на снижение, мне не хотелось возвращаться на красивую землю, я еще не налеталась!
Восторг. Ликование. Победа. Свобода. Эти слова не могут передать моих эмоций человеку, который не летал. Точно могу сказать одно — приземлилась уже не я, а какая-то другая, совсем другая девушка.
По дороге домой я против обыкновения молчала. Мне хотелось запеть или просто громко закричать от переполнявших чувств. Очень хотелось написать нечеловечески прекрасный текст. Да нет, не текст, а книгу, толстую и нечеловечески прекрасную! Хотелось всплакнуть от счастья и обнять весь мир. Хотелось признаться в любви всем экстремалам на свете. Но больше всего мне хотелось летать.

P. S. И если бы сегодня Катерина из «Грозы» обратилась ко мне с печально известным вопросом «Отчего люди не летают, как птицы?», я бы сказала ей: «Знаешь, Катерина, не надо вот этого! Купи себе „крылья“, а еще лучше „мотор“, обучись и летай на здоровье. Получше многих птиц!»

Советы от Вадима Бухтиярова, капитана сборной России по мотопарапланеризму.

Не экономь на безопасности, и тогда полеты будут приносить только удовольствие. Не забывай:
1) внимательно осматривать технику перед полетом;
2) «контрить» все, что только можно («контрить» — производить контрольное закрепление);
3) не использовать алюминиевые карабины;
4) проверять пластиковые и резиновые изделия, т.к. их гарантийные сроки не более года;
5) летать в хороших погодных условиях;
6) не летать на старых «крыльях».


 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить