Ладушки

Уже давно пора было резать торт-мороженое со свечами, а папы пятилетней именинницы Аси все не было.

Ладушки

Уже давно пора было резать торт-мороженое со свечами, уже подтаявший сладкий брус в вензелях унесли обратно в морозилку, а папы пятилетней именинницы Аси все не было.

Ася жалобно улыбалась подругам юности, собранным на торжество с помощью «Одноклассников.ру» не в последнюю очередь чтобы похвастаться: «Немцы мужа не отпускают!"
Их с Владом квартиру размером в этаж элитного дома Мася уже показала. На торжестве в банкетном зале того же дома присутствовали и надувная крепость для прыжков, и горка для лазания, и озеро из пластиковых шариков для озорства-ныряния. Работал живой оркестр, обслуга во фраках, веселый кот Матроскин и представительница выездного центра детских торжеств «Ладушки» в платье принцессы. Был даже живой павлин в клетке из Сочинского дендрариума, потому что пятилетняя Ася попросила папу на день рождения показать ей живого павлина. Не было только самого папы.
- Надо же, вроде обычная девчонка, ничем не выделялась, а вот, привалила удача прямо на улице Тверской-Ямской, и все получилось без жертв-страданий, — завидовали-удивлялись подруги, впрочем, не делая окончательного вывода о счастье Маси до появления Самого.
Ладушка на сцене начала отыгрывать внеплановый сценарий:
- А теперь про Машу и медведя!
- Не-е-ет! - завизжали крохотульки. — Еще про принцессу!
- Так ведь они с принцем уже поженились! - озадачилась Ладушка. — Ладно, стали они жить-поживать, добро наживать. О, это был прекрасный принц! Самый лучший из всех принцев тридевятого царства! Умный, смешной… Принцесса каждое утро пела ему лучшие баллады! Но вдруг… ей в ухо влетела говорящая муха цеце!
Ладушка наклонила голову и запрыгала на одной ноге, пытаясь вытряхнуть муху-оратора из уха. Она уже два часа рассказывала детям байки, устраивала хороводы-салочки-забеги, дышала огнем и повторяла извержение вулкана с помощью перекиси водорода, мусорила фокусы и даже пыталась прокатиться на одноколесном цирковом велосипеде. Да все соскальзывала с седла. Восторженный вой зрителей подтвердил правильность сюжетного выбора. Одноклассницы.ру, обсуждая протеиновые диеты, снова двинулись к десертным столам.
Мася прислонилась к клетке с павлином, которому доставщик приписывал миниатюрный разум. После шутливой угрозы-команды по‑абхазски «Суп из перепелок, приятного аппетита!" птица должна была в экзистенциальном ужасе раскрыть чудо-хвост.
- Где же он? — с тоской спросила павлина Мася.
Вот бывает же так, что когда уже все есть, то обязательно чего-то нет. «Может, нет любви?» — испугалась Мася. Она порой и сама не верила, что из родных Мытищ ее занесло в московскую сказку, что она незаслуженно и легко встретила своего принца, вернее, он сам встретился и назначил Масю в принцессы. Так вроде была она, любовь-то…
И ведь не то чтобы Влад не являлся заботливым, внимательным мужем. Являлся. Вот только, как Мася научилась понимать, у ее принца на первом месте значилась работа. И железный закон про котлеты и мухи: на работе — никаких звонков из дома, дома — никаких звонков с работы.
- Ачарцы-гупчхара! - перечитала с карточки магическую команду Мася.
Павлин хмуро поглядел на Масю и только долбанул клювом по решетке.
Вдруг послышался родной хохоток и яростный хруст оберточной бумаги.
- Наконец-то! - Мася, просияв, бросилась в предбанник.
Там Влад, усталый, умильный, боролся с гигантским букетом, которым пытался придавить его тощий референт Семенякин.
- И что вы за люди такие косовязкие, — обиженно ворчал Семенякин, — букета дитю, слезе природы, удержать не умеете. Уйду я от вас в пресс-службу Патриархата, меня давно благословляют…
Семенякин, недовыпускник духовной семинарии, переживал за букет, потому что придумал его сам. В неохватной охапке помимо безумной флоры таились пять кукол Барби и пять Кенов, каждый с нашейным плакатиком-поздравлением Асе.
Влад виновато улыбнулся Масе:
- Прости, зайка, немцы-педанты в деталях погрязли на переговорах. А потом дикие пробки на Садовом!
- Не будет в России настоящего капитализма, — скорбно отметил Семенякин, — пока не исчезнут пробки на Садовом!
- Семеняка, а что я реально дочери подарил? — спохватился Влад, наконец совладав с букетищем.
- Страшный вы человек, Влад Аркадьич, чудовище в «Армани», — заулыбался Семенякин, толкнув дверь в зал. — Что я у вас делаю, только греховодю… Детскую машину вы дочке подарили. Розовый «кадиллак», две скорости — одна педалька. Уже сломала ангелочек ваша Асенька машину о столб, в гараже ждет починки…
В зале голосила зудящим голосом мухи цеце неутомимая Ладушка:
- А-а в Африке горы во‑о-от тако-о-ой вышины!
- Наконец-то! - Мася окинула торжествующим взглядом зал и устремилась отрывать одноклассниц.ру от венских штруделей. Жизнь ее теперь, кажется, была в полном ажуре, не стыдно предъявлять комиссии из прошлых подруг. Вдруг утопленный в букете Влад споткнулся и пошел юзом, словно автомобиль на гололедной плеши.
- Семеняка, ты актрису, что ли, нанял? — наконец замерев, пробормотал Влад.
Референт издал польщенный фырк. Но отрицательно мотнул патлами.
- Голос вроде знакомый… — отметил Влад, вытаскивая лицо из букета.
Ладушка, не обрывая песни, наконец-то удачно заскочила на цирковое колесо.
- Кто попалась, ту и включили в смету, — помогая Владу, отчитался Семенякин. — Асечка от фотографий клоунов, которых сначала проплатежили, в страхе запряталась в вазу династии Хань. И ее же потом в гневе разбила. Вот и пришлось в срочном порядке искать не клоунов, а что подвернется на указанную дату… Нет, не будет в России настоящего капитализма, пока не наступит в стране изобилие нестрашных клоунов!
Влад не слушал, таращился на сцену.
- Погоди… Как же это… Что за наваждение… Ты кого нанял, идиот?
- Получил визу отдела безопасности. Заказал аниматоршу-затейницу из телефонного справочника. На свою фамилию, чтобы избежать ненужностей, — заново обиделся Семенякин. — А если не нравится тембр вокала — так увольте меня, Христа ради, Влад Аркадьич! Самодуром выгоните взашей! Нету моего христианского смирения больше с вами, акулой среднего бизнеса, душу свою бессмертную выкривлять…
На сцене Ладушка, разглядев в букете хозяина праздника, сфальцетила и рухнула с колеса. Дети, решив, что это часть представления, в восторге загоготошили, затопали ножками.
- Я назад, у меня дела, — шатнулся обратно к предбанничку Влад. — С немцами недошпрехал…
- А котлеты с мухами? — удивилась подоспевшая Мася.
Да и Ася уже висела на папе:
- Торт!
В руке именинницы болтался бизнес-план дня рождения с нарисованными пунктами программы, которые Ася по мере исполнения аккуратно стирала резинкой.
- Я… вообще правильно попала? Фамилия вот… — поднимаясь, растерянно пробормотала Ладушка. Возможно, ее слегко оглушило во время падения.
- Не зашиблись? Ну и слава богу! Фамилия клиента вам была дадена моя в целях спокойствия бизнеса, — помог Ладушке поднять колесо Семенякин. — Спасибо огромное за то, что приносите детям радость и помогаете в проведении сложного мероприятия!
Влад, подхватив дочь, уже отвернулся от сцены и невнятно улыбнулся Масе:
- С актрисой какой-то спутал из телеящика…
Ладушка шатко поклонилась зрителям:
- На сегодня все…
- Не-е-ет! Ка-а-ак же! А му-у-уха? — завопили трулялята.
- Ах, да… И принцесса, после того как принц с горя превратился в покемона, осталась жить с мухой цеце в голове, пошла работать на упаковочную фабрику Деда Мороза!
Дети разочарованно загудели. Но уже вносили истомившийся торт.

***
После мороженого-каравая Владу стало муторно, и Семенякин повел его домой отлежаться. Однако ноги Влада совсем заспазмило, подхлынула тошнота. Семенякин вволок его в подсобку возле банкетного зала, опустил на ворох ладушкиных костюмов.
Сама Ладушка, как оказалось, должна была согласно бизнес-плану Аси еще петь и после торта. Теперь из-за дверей банкетного зала доносился ее треснувший, косой голос:
- Вместе весело шага-а-ать по просто-о-орам!.
- Военного… шоколаду, — отдышавшись, взмолился Влад.
Пить он много не пил, а стресс снимал мини-шоколадками M&M's, придуманными для условий войны и не таявшими в кармане. Семенякин всыпал ему в ладонь горсть разноцветных голышей.
- Увольте меня, серьезно прошу! - уже со слезой взмолился он.
- Как… тебя… угораздило? — почти беззвучно прошевелил губами Влад.
- Я понятия не имел! Неужели… та самая?
Влад в ответ только закашлялся шоколадом.
- Жили вместе до пункта, когда или жениться, или расставаться, — наконец прошептал он. — Но ведь она же с приветом! Даже сейчас видно, разве нет? То актрисой мечтала стать, то в цирк устраивалась. То просто не могла себя найти и пела по кабакам. В голове та самая муха цеце так до сих пор и жужжит! А я бизнес-империю начинал строить, мне надежные тылы были нужны!
- Вот вы и надумали расстаться! - Семенякин тоже принялся жевать шоколад. — Приняли логичное бизнес-решение. Чтоб его приподняло и шлепнуло, этот разум, не слышащий сердца…
- Как же было тогда знать-то? — в отчаянии прошептал Влад. — Ведь только со временем все открывается… Когда начинаешь ловить себя на том, что думаешь о ней все чаще и чаще. Когда все другие скучны, потому что не похожи на нее, и ты ищешь такую же, как она… Когда на улицах постоянно мерещится она, то и дело подбегаешь к каким-то чужим испуганным девкам… Только тогда понимаешь, что тебя накрыло, что это и было настоящее… А ночи? Когда ждешь и ненавидишь сны, в которых вы все еще вдвоем и живете той счастливой жизнью, которой уже никогда не случится… И вот однажды, посреди такого сна, ты вскидываешься и вдруг осознаешь, что ты умер. Что все выгорело у тебя внутри. И хотя ты еще сорок лет будешь ходить, строить империи, рожать детей, никто даже не догадается, что без своей единственной, главной любви, которую ты в суете профуфонил, ты уже навсегда ходячий мертвец…
- Звонили? Каялись? — кисло спросил Семенякин.
- Она сказала, что кто-то у нее появился, что не надо звонить… Я почему-то обрадовался сквозь тоску, думал, она нашла свою жизнь, что толку прошлую боль ворошить… А потом она и вовсе пропала… Год назад, помнишь, я просил тебя найти ее, думал, исподтишка деньгами помочь, если что… Так ты ее даже не смог отыскать…
- Нет, не смог… — эхом повторил Семенякин. — А оно вот как обернулось… Что же теперь делать-то?
- Да ничего не делать! - Владу чуть полегчало, и он, цепляясь за Семенякина, поднялся. — Ничего уже не изменить, жизнь сколотилась. Время, говорят, лечит, хотя, конечно, ни черта оно не лечит… Масю обижать не буду, пошли домой…
На выходе он запнулся о ногу большой куклы, торчавшую из вороха.
Нога дернулась, сбросила ворох. Кукла оказалась мальчишкой в костюме Буратино.
- Ты чей? Кого из гостей? Ты что слышал? — обозлился Влад.
- Я ничей, — сообщил мальчишка. — Уже кончилось? Я ничего не слышал.
Влад, чуть успокоившись, кивнул, но, уже выйдя из подсобки, удивленно обернулся и перечитал бизнес-лого на футболке дитяти:
- Тоже из «Ладушек»?
Мальчишка лишь сосредоточенно зевал.
- Так ты, что ли, Ладушкин? Лады?
Семенякин крякнул.
- Ладин сын? — не мог умять в разуме догадки Влад. — Не может быть!
Сухо покашливая, Семенякин потянул его к лифту.
- Стой! - вырвался Влад. — Как тебя звать-то?
- Илларион, — отчитался Буратино.
- А, это… папка где? — ревниво поинтересовался Влад.
- У меня папа — генерал-капитан третьего ранга, работает военным атташе в столице объединенной Европы городе Вашингтоне!
- Ага, — неохотно согласился Влад, — но немножно ерундявого гонишь. Тебе сколько лет?
- Мне нисколько лет, — насупился Илларион. — Это у обычных детей, к сожаленью, день рожденья только раз в году. А у меня дни рождения — каждые выходные, вместе с мамой, с разными детьми и в разных местах. Поэтому мне уже столько лет, сколько даже в компьютере не сосчитать. Мама говорит, что я вообще эльф!
- В школу ходишь, эльф? — не прекратил дознание Влад. — Ага, в первый класс? Тогда должен уже знать, что Вашингтон — это столица не Европы… Погоди… опять ерундистика получается! Ты не можешь ходить в первый класс…
- А эльфы и не ходят в школу, — кивнул Илларион, — они только делают вид.
- …потому что тебе не может быть семь лет, — убежденно продолжил Влад, завершив умственный подсчет, — ведь я бы тогда наверняка знал… твоего генерала-атташе…
Обратив взор к заоконной трапеции сырого неба, Семенякин часто заморгал, словно пытаясь разглядеть там что-то интересное.
- Владик, тебе плохо, врача? — заглянула в подсобку встревоженная Мася.
- Я в норме, — буркнул Влад, продолжая таращиться на мальчишку.
- Тогда, может… я не знаю… Ладушка эта… рыдает в женской комнате… Может, и правда сильно ударилась головой, когда упала? Надо, наверное, ей доплатить немного… или хотя бы дать машину…
- Мама часто плачет после исполнения, — сообщил Илларион. — Это ничего, потом она мне финики покупает…
- Ща все утрясу, — пообещал Влад. — А ты, Мась, иди к ребенку и гостям, завершай праздник…
Влад с Семенякиным торопливо зашагали к туалетно-гардеробному закутку банкетного зала.
- Дядь, а у вас родинка почти на том же месте носа, что и у меня! - сообщил увязавшийся за ними Илларион. — Может, вы тоже эльф?
- Это не родинка, это крем шоколадный… грязь попала! - Влад принялся на ходу яростно растирать пятнышко на внешности.
У дверей женской комнаты, за которой и правда слышались всхлипы, он побледнел и быстрыми кивками показал Семенякину, чтобы тот зашел внутрь.
Но тот замер с каменным лицом, отказываясь исполнять распоряжение.
Влад сам нервно стукнул в дверь:
- Эй, есть кто живой?
Не дождавшись ответа, он шагнул в ледяной свет уборной.
Вскоре там послышался взлет рыданий, потом неразличимый шепот. Пробилось что-то вроде «что мы сделали со своей жизнью» и еще «почему», но слова и не были важны, шепот был уже мирным…
- Покарает меня Господь, ох, покарает… — чуть выждав, пожаловался Семенякин, присев на корточки перед Илларионом. — Ногу давай.
- Зачем это? — растерялся мальчик.
- Подошву. Какой размер? Так… — Семенякин принялся записывать что-то в блокнот. — Рубашки ворот показывай, где вшивка с размерами. Так… Какими играми увлекаемся? Покемон, бакуган, джедаи? Заметано… На плавание ходишь? Тебе надо обязательно на плавание, плечи расширять… Мечта юной жизни какая? Не знаешь? Ладно, если в Диснейленд поедешь, то куда лучше — в Париж или во Флориду?
- А вы думаете, что я когда-нибудь… смогу?
- Думаю, что теперь да, — вздохнув, покосился на дверь Семенякин.
- Тогда в Вашингтон, — решил Илларион. — Может, я там своего папу после Микки-Мауса смогу увидеть.
- Тут ведь вот такое дело, — Семенякин скривился, будто лук съел. — Я вот, например, так же, как и ты, рос… Папаша у меня тоже был… атташе… Только в городе Пекине, столице Антарктиды… И я, когда вырос, полетел в этот самый Пекин… Тоже очень надеялся… на встречу… Но там, такая беда, миллиард народу, невозможно кого-либо найти…
- Так вы, дядя, наверное, тоже эльф! - просиял Илларион. — Вот почему вы мне настоящую сказку устраиваете, да?
- Мы, эльфы, должны помогать друг другу, — выпучил глаза Семенякин. — Правильно догадался. Когда я год назад на вас с мамой-ладушкой наткнулся… случайно, почему-то папу своего пекинского вспомнил. Вот и согрешил. Придумал вас сюда сегодня позвать, вместо того чтобы от вас просто чеком откупились… Покарает меня теперь Господь, ох, покарает… Но я и сам улечу отсюда, в пресс-службу Патриархата… А ты наш секрет храни, обещаешь?
- Честное эльфовое! - пообещал Илларион.

***
За коридорным поворотом прилепившаяся к стене Мася, очумело подслушивая Семенякина, слепыми тыками пальцев искала в брючном кармане салфетку, чтобы спасти марафет или, если накатит вой-рыдание, самозаткнуться кляпом.
Но мертвые пальцы выдернули почему-то не салфетку, а смятую карточку с командой для павлина.
- Ой, повезло-то как тебе, Масюнчик! - выразила долгожданное восхищение застрявшая у десерта одноклассница.ру. — Бывает же в жизни такая сказка! Просто на улице подошел, взял за руку — и все, и никаких проблем-терзаний! Любовь с первого взгляда и на всю жизнь!
Теперь, когда слезы омыли контактные линзы, Мася различила в рукописной команде павлину тонкие, едва заметные штришки ударений.
Подплетясь к клетке, она опять прочитала про суп и приятный аппетит, теперь уже правильно выговаривая незнакомые слова:
- Ачарцы гупчхара!
Павлин в ужасе поглядел на Масю и наконец-то рывком развернул умопомрачительный хвост.
И закричал — так пронзительно, что хрустальные капельки-висюльки на люстре банкетного зала отозвались робким, нестройным перезвоном.

Андрей Шарапов

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить