Культурная программа Марии Тенишевой

Княгиня, общественная деятельница, меценатка, издательница, коллекционер с мировым именем, художница, педагог-теоретик. И все это о Марии Клавдиевне Тенишевой, женщине, чья жизнь могла бы стать сюжетом увлекательного романа.

Культурная программа Марии Тенишевой

Княгиня, общественная деятельница, меценатка, издательница, коллекционер с мировым именем, художница, педагог-теоретик. И все это о Марии Клавдиевне Тенишевой, женщине, чья жизнь могла бы стать сюжетом увлекательного романа.

М.К.Тенишева в театральном костюме. 1880-е гг.

Семейное несчастье

Рассказывают, что когда Тургенев выслушал рассказ молодой и тогда еще мало кому известной Марии Тенишевой о ее детстве и юности, то с грустью вздохнул: «Жаль, что я болен и раньше вас не знал. Какую бы интересную повесть я написал…»

Драматические испытания преследовали будущую княгиню Тенишеву, начиная с самого момента ее появления на свет. Мария была незаконнорожденной дочерью некоего Клавдия Пятковского, однако с первых дней жизни носила другие отчество и фамилию и звалась Марией Морицовной фон Дезен. Поскольку на обстоятельства рождения девочки в семье было наложено негласное табу, неясной осталась даже точная дата рождения — в справочниках можно встретить и 1858, и 1867 годы.

Отчим Марии был богатым и знатным петербуржцем и, как мог, старался не показывать девочке, что она неродная дочь. Впрочем, та рано поняла это сама — по отношению к себе со стороны собственной матери. Гувернанток и нянек у Марии в детстве хватало, а простой материнской любви, на которую вправе рассчитывать любой ребенок, — увы. «Дитя греха» не давало матери выкинуть из памяти то, о чем она предпочитала поскорее забыть.

Девушку и замуж выдали поспешно, за первого встречного претендента на хорошее приданое. Немудрено, что скороспелый брак оказался неудачным, не спасло его даже рождение дочери. Пока молодая мать нянчила свою девочку, стремясь окружить ее тем, чего сама была лишена в детстве, муж допоздна пропадал в клубах, просаживая в карты женино приданое.

Не в силах более терпеть семейные неурядицы, Мария решилась на первый серьезный самостоятельный поступок, почти немыслимый для благородной женщины конца XIX века, — имея голос, достойный профессиональной оперной сцены, молодая мать отправилась в Париж совершенствовать свое дарование.

На пороге признания.

Дом супругов стараниями хозяйки превратился в арт-клуб.

Инструмент утешения.

Из двух искусств
Под руководством отличных педагогов у русской ученицы открылся не один, а целых два таланта — «мадам Мари» обещали блестящее будущее хозяйка известной оперной студии Матильда Маркези и руководитель академии живописи и ваяния мэтр Жулиан. Мария склонялась к певческой карьере, тем более что ей предложили перспективное турне по оперным сценам Франции и Италии.

Но однажды начинающей певице популярно объяснили, как тернист путь к славе. Антрепренер, предложивший Марии первый ангажемент, как выяснилось, рассчитывал не на одни проценты со сборов: русская певица была молода и красива, а нравы тогдашнего сценического искусства не многим отличались от нынешних. Мария жертвовать нравственными принципами не хотела. Но и попытки добиться успеха самостоятельно потерпели крах. Устроиться на профессиональную сцену никак не удавалось, привезенные из России скудные средства таяли на глазах. Да еще малышка на руках…

Очень вовремя рядом с Марией оказалась подруга детства княжна Екатерина Святополк-Четвертинская. Она предложила вернуться на родину, сначала в смоленскую лесную глушь — в только что купленное княжной имение Талашкино, а потом и в Петербург.

Главная партия
После возвращения в Петербург и развода с мужем, не пожелавшим жить с «актеркой» (дочь он забрал и отдал ее в закрытый пансион), Мария не долго оставалась в одиночестве. На дружеской вечеринке она по обыкновению пела для гостей, а аккомпанировать на виолончели стал князь Вячеслав Николаевич Тенишев. Вскоре любители музыки нашли и другие темы для общения.

О лучшей партии Мария и мечтать не могла. Ее избранник был умен, образован, богат. Судьба наконец улыбнулась и ей, и весной 1892 года Мария Николаева стала княгиней Тенишевой. И хотя родные мужа не приняли бесприданницу и неудавшуюся актрису, семейное счастье влюбленных это не омрачило. После свадебного путешествия по Европе новобрачные обосновались в поселке Бежица под Брянском, где князь, активно занимавшийся предпринимательством, вступил во владение рельсопрокатным заводом.

Новоиспеченная княгиня, у которой теперь было много свободного времени и денег, решила сделать что-то полезное для простых людей. Вскоре в поселке выросло двухэтажное здание ремесленного училища, оборудованное по последнему слову техники. За ним последовали дешевые столовые и магазины для рабочих, заводской клуб. Кроме того, Мария добилась еще и запрета на прием на работу малолетних детей.

Золотая коллекция
После возвращения в столицу дом супругов стараниями хозяйки превратился в своего рода арт-клуб. Там открылись подготовительные художественные курсы для тех, кто собирался поступать в Академию художеств. Азам мастерства творческую молодежь учили признанные авторитеты во главе с самим Репиным, а среди тех, кому «Тенишевская школа» дала путевку в жизнь, были Бруни, Серебрякова, Остроумова-Лебедева. Чуть позже, в самый канун ХХ века, Мария Тенишева вместе с другим знаменитым меценатом Саввой Мамонтовым финансировала журнал «Мир искусства».

К тому времени она увлеклась коллекционированием. Часто выезжая с мужем в Европу, Тенишева скупала там все, что позволяли средства князя: западноевропейскую живопись и скульптуру, китайский фарфор, иранские ковры, японскую гравюру. А во время поездок по старым русским городам и монастырям открыла для себя неизвестный ей прежде мир старинной русской утвари, одежды, мебели, украшений, посуды и прочих чудес, произведенных на свет безвестными мастерами и пылившихся в ветхих амбарах и на полутемных чердаках. «Что мне мадонны XIII века? — вспоминала Тенишева. — Что мне мраморные капители?.. Когда я приехала в Ярославль, с моей душой сотворилось что-то волшебное, я просто не чувствовала себя и влюбилась во все, что видела перед собой».

Ее энергичная натура требовала вернуть все эти забытые богатства людям, то есть в общедоступные музеи. А кроме того, в ее голове родился еще более грандиозный план — создать своего рода очаг народной культуры, «фольклорный заповедник», в котором можно будет растить новые поколения художников и мастеров.

Возрождение
В 1893 году Тенишева уговорила лучшую подругу — княжну Екатерину — продать ей Талашкино, в котором когда-то сама возродилась к жизни после своего парижского фиаско. В имении были построены школа с самым современным оборудованием, библиотека, театр со зрительным залом на 200 мест, а также учебно-хозяйственные мастерские, где учили деревообработке, чеканке по металлу, керамике, окраске тканей, вышивке. Секреты мастерства ученикам передавал цвет тогдашней художественной России: Врубель, Серов, Васнецов, Нестеров, Бенуа, Коровин, Рерих, Поленов.

Не долго думая, сама меценатка тоже занялась созданием шедевров, видимо, вспомнив авансы, которые выдавал ей ее парижский учитель месье Жулиан. Она решила возродить старинное искусство эмали, к концу XIX столетия в России почти забытое. Тенишева дни и ночи проводила в своих талашкинских мастерских возле печей и гальванических ванн, а затем отправилась в Париж доучиваться у всемирно известного ювелира Рене Лалика. И удовлетворилась только тогда, когда прославленный мэтр заявил русской княгине, что ему больше нечему ее учить. Эмали Тенишевой выставлялись в Лондоне, Праге, Брюсселе, Париже. Сегодня они украшают фонды Русского музея в Санкт-Петербурге.

Патриотка
В 1903 году, овдовев, княгиня получила право распоряжаться состоянием покойного мужа. И начала с того, что подарила свою огромную художественную коллекцию Смоленску, купив участок земли в центре города и выстроив там здание для музея.

Однако смоленской коллекция стала не сразу. В 1905 году началась первая русская революция, и после появления первых прокламаций с призывами жечь «дома буржуев» основательница музея перебралась вместе со всеми экспонатами в Париж. Вскоре в Лувре была развернута выставка, вызвавшая настоящую сенсацию. Редчайшие иконы, русский фарфор, резьба по слоновой и моржовой кости, коллекция царских одежд, расшитых золотом и серебром, украшенные жемчугом кокошники, исторические реликвии.

Французы не сомневались, что все привезенные шедевры объедут музеи мира, после чего экспонаты разойдутся по частным коллекциям. Однако надеждам мировых аукционных домов не суждено было сбыться: Тенишева, как и обещала, вернула в Смоленск все экспонаты, поставив городским властям три условия. Первое: собрание навечно останется в Смоленске. Второе: ни один экспонат ни при каких условиях не будет передан в другие музеи. И, наконец, третье: дарительница оставляла за собой право пополнять экспозицию новыми работами и содержать ее за свой счет.

Эти условия неукоснительно выполнялись до октября 1917 года. Революция застала Марию Тенишеву во Франции, откуда на родину она уже не вернулась. Купив под Парижем участок земли, названный Малым Талашкиным, княгиня не бедствовала, потому что нашла себе новое дело — придумывала костюмы к русским балетам. Умерла Мария Тенишева весной 1928 года. Похоронили ее на парижском кладбище Сен-Женевьев де Буа, как и многих знаменитых соотечественников, которых также выгнали на чужбину. Добрая память о меценате и собранная коллекция произведений искусства остались на родине.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить