Королевские игры Маркизы Де Помпадур

В XVIII веке редким женщинам удавалось избежать «повинности», сводившейся к немецким «трем К»: Kuche (кухня), Kinder (дети), Kirche (церковь). Лишь дочери коронованных особ могли рассчитывать на это. Тем удивительнее феномен маркизы де Помпадур, которая
двадцать лет была некоронованной королевой Франции, не имея даже дворянского происхождения!

Королевские игры  Маркизы Де Помпадур

В XVIII веке редким женщинам удавалось избежать «повинности», сводившейся к немецким «трем К»: Kuche (кухня), Kinder (дети), Kirche (церковь). Лишь дочери коронованных особ могли рассчитывать на это. Тем удивительнее феномен маркизы де Помпадур, которая
двадцать лет была некоронованной королевой Франции, не имея даже дворянского происхождения!

Маленькая королева
Есть вероятность, что толика дворянской крови у Жанны Антуанетты Пуассон, родившейся в 1721 году, все-таки имелась. Ее отцом официально числился бывший лакей, выбившийся в интенданты. Он проворовался и бежал из страны, бросив жену и дочь. Обе выжили только благодаря финансовой помощи со стороны некоего господина Ле Нормана де Турнэма. Поговаривали, что он-то и был настоящим отцом девочки. Но и в этом случае дворянское приложение «де» к фамилии, скорее всего, была им просто куплена — во многих источниках данный господин назван простым синдиком — иначе говоря, председателем торговой гильдии.
В общем, с родословной у будущей маркизы явно не заладилось. Однако с раннего детства девочка была убеждена, что со временем поселится в королевском дворце! Известная парижская гадалка, увидев девятилетнюю Жанну, тут же напророчила: «Эта малютка станет фавориткой короля!» И с тех пор девочку все называли не иначе как маленькой королевой. Разницу между королевой и фавориткой ей объяснят позже.
Де Турнэм сделал все, чтобы дочка парижских мещан получила образование, достойное дворянки. К 19 годам Жанна Пуассон прекрасно рисовала, музицировала и пела — уроки ей давала примадонна парижской оперы. А кроме того, с помощью известного драматурга Кребийона она открыла в себе настоящий актерский талант.
Жениха ей подыскал тот же господин де Турнэм. Его племянник Шарль д’Этуаль был для простолюдинки и дочери разыскиваемого преступника неплохой партией, однако «маленькая королева» долго тянула с ответом. Предсказала же ей гадалка судьбу фаворитки, которая во Франции того времени вовсе не считалась неприличной или недостойной! И Жанна решила не дожидаться «милостей от природы».

Диана-охотница
Жанна зачастила в Сенарский лес, где часто охотился король со своим двором. В первый раз встретив ее на лесной тропинке, Людовик XV лишь слегка придержал лошадь. Но этого оказалось достаточно, чтобы королевская фаворитка маркиза де Шатору не на шутку заволновалась. Вскоре матери Жанны было передано настоятельное пожелание Шатору «избавить его величество от назойливого внимания юной особы». Другая на месте Жанны опустила бы руки, но она и не думала сдаваться. Приняв на всякий случай предложение шевалье д’Этуаля, она не оставила планов завоевания сердца другого мужчины. Спустя три года после свадьбы, подарив мужу дочку, Жанна посчитала на том свой супружеский долг выполненным.
В том же году от воспаления легких неожиданно умерла маркиза де Шатору, и за вакантное место королевской фаворитки развернулась настоящая война. Образовались целые придворные партии, стремившиеся во что бы то ни стало продвинуть на почетную «должность» свою кандидатку. Несколько месяцев король хранил память по почившей пассии, но затем на одном из балов-маскарадов его внимание привлекла незнакомка в костюме Дианы-охотницы. Прежде чем растаять в толпе, загадочная маска уронила к ногам короля надушенный платочек.
Свою «королевскую охоту» Жанна организовала и провела блестяще. 35-летний Людовик XV был женат на дочери польского короля в изгнании — Марии Лещинской. Она была старше его на восемь лет, родила за первые двенадцать лет супружества десятерых детей и слыла женщиной набожной и мудрой. Фаворитки у Людовика менялись одна за другой, так что к моменту встречи с Жанной королю было просто скучно. На это и сделала ставку будущая маркиза де Помпадур. Жанна поклялась самой себе, что с ней король никогда не заскучает. И держала слово целых 20 лет.

Актриса по жизни
Жанна больше не являлась королю на глаза — она заставила мужчину своих грез заняться розысками загадочной маски. Но пряталась она намеренно не слишком искусно. Так что царственному ухажеру — уже заинтригованному, напрочь забывшему о разъедавшем его сплине! — не составило труда быстро отыскать беглянку в ее же доме. Чрезвычайно довольный собой, король тут же предложил Жанне отужинать вместе с ним в Версале.
Наутро король удостоил молодую женщину холодного поцелуя и приготовился к долгой осаде со стороны отвергнутой любовницы. И зря — ничего подобного не последовало. Девушка в тот же день покинула Париж и на глаза королю больше не попадалась. Она решила сыграть на извечном мужском тщеславии — и не прогадала. Привыкший к льстивым комплиментам по поводу своей мужской неотразимости Людовик снова был заинтригован. И даже слегка уязвлен!
Еще более король разволновался, когда посланный им камердинер сообщил о том, что разболтали подкупленные им слуги мадам д’Этуаль. Оказывается, она безумно влюблена в короля. И в ужасе от того, что изменила мужу. Она даже готова умереть от рук ревнивого мужа, потому что никогда не верила, что ее детская мечта, о которой она всем говорила полушутя — оказаться в объятиях самого короля, — сбудется…
Король, конечно, поверил и пожелал немедля видеть Жанну у себя. А во дворце актриса разыграла настоящую мелодраму — с тайным проникновением в королевские покои (ничего сложного — банальная взятка), с падением без чувств на ковер, заламыванием рук, страстными признаниями и мольбой о защите от ревнивого супруга…
В общем, королевскую скуку и на сей раз как рукой сняло. В ту же ночь растроганный монарх пообещал своей новой подруге, что в самое ближайшее время «произведет» ее в официальные фаворитки. И 14 сентября 1745 года сдержал свое слово.

Лучшая подруга
Ревнивого мужа госпожи д’Этуаль «успокоили» доходным местом и угрозой Бастилии. А чтобы не плодить у фаворитки лишних комплексов по поводу ее низкого происхождения, король подарил Жанне освободившееся по случаю маркграфство Помпадур и титул маркизы.
Двор принял новую королевскую пассию без восторга. Была бы она графиней или на худой конец баронессой — позавидовали бы, а потом все равно потянулись бы «дружиться». А тут какая-то безродная мещанка, да и не сказать, чтобы красавица… Но новоиспеченная маркиза де Помпадур неожиданно нашла понимание и защиту у той, от которой менее всего ожидала встретить и первое, и второе, — у супруги короля! Мария Лещинская, несмотря на всю двусмысленность своего положения, сразу же почувствовала в маркизе родственную душу… Многие конкурентки мадам де Помпадур думали, что «смена декораций» не за горами. Но шли дни, месяцы и годы, а маркиза по‑прежнему занимала сердце, спальню и все свободное время короля.
Многие биографы маркизы смаковали подробности ее интимной жизни, ее безумные траты и постоянное вмешательство в государственные дела. Все это, конечно, было. Войны, в которые деятельная маркиза сознательно или помимо своей воли втягивала страну. Министры и военачальники, которых «Помпадурша» тасовала, как карты на светских вечерах. Более миллиона ливров, потраченные на ее наряды, и более двух миллионов — на драгоценности…
Но при этом авторы обличительных трудов забывали о другом. В ее салоне собирался весь цвет тогдашней духовной элиты — там можно было встретить едкого писателя и философа Вольтера, манерного художника Буше, крупнейшего ученого-экономиста Кенэ. По приказу маркизы был создан «Театр малых покоев». Зрительный зал был рассчитан всего на сорок мест. Одно из них неизменно занимал сам король, на сцене блистала хозяйка театра, а за оставшиеся 39 кресел в зале шла настоящая борьба. Компьенский замок и дворец Малый Трианон в Версале, Военная школа (которую вскоре закончит молодой корсиканец Наполеон Бонапарт) и знаменитый фарфоровый завод в Севре — ко всему этому приложила руку (а часто и собственные средства) маркиза де Помпадур. Наконец, мир обязан Жанне и такими мелочами, как особая огранка бриллиантов (стиль «маркиза»), бокалы-«тюльпаны» для шампанского, дамская сумочка-ридикюль из мягкой кожи, высокие прически и высокие каблуки.

После нас -хоть потоп
Самым главным достижением маркизы, тайна которого полностью не раскрыта до сих пор, было ее удивительное и на первый взгляд необъяснимое долголетие при дворе. Век фавориток никогда не был долгим — за стремительным взлетом быстро следовал столь же скорый уход в небытие. А маркиза де Помпадур целых двадцать лет не покидала Версаль, до самой смерти оставалась ближайшим другом и советчиком короля. Даже тогда, когда его постель оказалась занята другими, более молодыми «соискательницами». Ей удалось то, что редко удается женщине, — сохранить дружеские отношения с бывшим возлюбленным. Не вежливо-приятельские, не официальные или светские, а именно дружеские.
Поняв, что безвозвратно теряет любовника, она не стала цепляться за него, закатывать сцены, мучить его и себя ревностью и плести интриги. Вместо этого она по‑прежнему старалась развеселить своего часто скучающего друга и в этом оставалась неподражаема. А для любовных утех периодически знакомила короля с молодыми и, как правило, недалекими красавицами. Долго в королевской спальне они не задерживались. А мудрая маркиза так и осталась при короле до самой смерти.
Она умерла в 1764 году от воспаления легких. Ей было всего 46 лет, двадцать из которых она, дочь лакея (или торговца), фактически правила Францией. Ее смерть не вызвала всеобщей скорби — скорее наоборот. Сильная и умная женщина, не желающая покориться общественным стереотипам и берущая свою судьбу в собственные руки… Даже в наши дни это у многих вызывает зависть и раздражение. Что же говорить о далеком восемнадцатом столетии?..

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить