И Зигфельд создал Женщину

Флоренц Зигфельд — одна из самых заметных фигур американского шоу-бизнеса. Именно он в конце XIX — начале XX века создал жанр знаменитых бродвейских шоу-мюзиклов.

И Зигфельд создал Женщину

Флоренц Зигфельд — одна из самых заметных фигур американского шоу-бизнеса. Именно он в конце XIX — начале XX века создал жанр знаменитых бродвейских шоу-мюзиклов. Это он основатель тех грандиозных постановок, где сотни красавиц, блистая украшениями, перьями и фантастическими костюмами, выходят на сцену — и зал замирает от восторга. О нем и о его красавицах мы и хотели бы рассказать.

Отец его был создателем и президентом музыкального колледжа в Чикаго. А юный Флоренц не сочинял музыку, не писал тексты, не пел, не танцевал, не рисовал. Он родился гениальным импресарио. Примерно так он описал род своих занятий позже в своей визитке.
Открылся дар Зигфельда-младшего, когда для Всемирной выставки в Чикаго в 1893 году отец попросил сына ангажировать серьезных музыкантов из Европы. Вместо этого Флоренц привез комиков и красавца силача Сандоу. Разгневанный отец остыл только тогда, когда узнал какой успех — зрительский и финансовый — имели представления.
Зигфельда-младшего с детства манили огни Бродвея, центра театральной жизни. Больше всего на свете Фло любил красивых женщин, он поклонялся их изяществу, грации. В его шоу родилась «девушка Зигфельда» — символ красоты и роскоши. И эта «девушка» его прославила.

Миниатюрная Анна

Молодой, энергичный Зигфельд отправился в Европу в поисках первой звезды своего бродвейского шоу. Однако все достойные исполнительницы были ангажированы. И лишь одна недавно вернувшаяся на сцену после рождения дочери певица была еще свободна. Зигфельд пошел на представление и был очарован.
Прелестная маленькая Анна Хелд с потрясающей талией в 45 см (злопыхатели говорили, что Анне пришлось ради этого удалить ребра) исполняла игривые песенки в тщательно обдуманном соблазнительном костюме — с укороченными юбками и большим декольте. У нее были необычайно живые и кокетливые глаза, завораживающие публику. Позже предприимчивый Зигфельд даже выпустил постер с шестью разными выражениями глаз мадемуазель Хелд.
Анна утверждала, что родилась в Париже, но, по всей видимости, произошло это в Варшаве в семье перчаточных дел мастера. После смерти отца Анна с матерью перебрались в Париж, оттуда — в Англию. В детстве Анне пришлось зарабатывать деньги, очищая и закручивая перья для шляпок. Знала бы она, сколько таких шляпок будет в ее будущем!
В 12 лет она поступила на сцену — сначала хористкой, затем стала получать маленькие роли с пением. Она упорно стремилась к сольной карьере. Вскоре ее заметили, и Анна стала знаменитостью и во Франции, и в Англии. Критики находили миниатюрную брюнетку с осиной талией несколько вульгарной, но публика ее просто обожала.
Зигфельд сразу понял, какой успех ожидает его представления с такой эффектной исполнительницей, и бросился на штурм красавицы. Он завалил гримерную Анны цветами, расписывал ей невиданную славу в Америке, предлагал гонорары в полторы тысячи долларов в неделю — и Анна сдалась.
Ожидания Зигфельда вполне оправдались. Он развернул невиданную PR-кампанию: не было дня, чтобы в газете не появлялись фото красавицы. И к тому времени, когда она эффектно появилась в роли призрака из шкафа в его музыкальном спектакле, публика была уже в радостном нетерпении… Анна неизменно исполняла свой коронный номер — пела невинным голоском песню: «Я так хочу, чтобы ты пришел и поиграл со мной». При этом кокетливо выставленные стройные ножки и выразительные глаза придавали словам оттенок пикантный и двусмысленный. Успех на Бродвее был ошеломительным. После первого представления толпа поклонников на руках вынесла Анну к экипажу, выпрягла лошадей, и повозку повлекли по улице восторженные зрители.
Вскоре Зигфельд и Анна объявили о своей женитьбе. На самом деле они не озаботились официальной регистрацией, просто перед лицом компании своих друзей произнесли семейные обеты и с тех пор стали считать себя мужем и женой.
А PR-кампания тем временем продолжалась: поддерживая популярность Анны (и своих постановок), Зигфельд использовал разнообразные средства. Однажды подговорил поставщика молока подать на него в суд якобы за неуплату, и весь свет узнал, что мадемуазель Хелд принимает ванны, наполненные молоком. Она даже дала интервью журналистам, сидя в такой ванне. Были еще истории о том, как катающаяся на велосипеде Анна остановила понесшую лошадь и спасла от неминуемой гибели отставного судью, и о соревновании на рекорд по поцелуям. Производители стали выпускать косметику и одежду под именем Анны.
Однажды супругам пришло в голову ввести в представления ансамбль красивых, роскошно одетых девушек — не для того чтобы они танцевали рядами или пели, а чтобы они просто украшали собой сцену и создавали великолепный фон для восхитительной миниатюрной примы. Красавиц в корсетах и с зонтиками назвали «девушки Анны Хелд». Вскоре, после посещения парижского «Фоли-Бержер», Анна же подсказала Флоренцу идею роскошных шоу с красавицами, музыкальными номерами и эффектными декорациями. Так родились знаменитые ежегодные представления Зигфельда. Первым было «Зигфельд Фоллиз 1906». Сама Анна не участвовала ни в одном из «Фоллиз» — у нее были свои спектакли.
Неугомонный Флоренц с нечеловеческой энергией отдавал распоряжения авторам либретто, композиторам, дизайнерам, костюмерам, хореографам. И с этой же энергией ухаживал за красавицами своего коллектива. Его измены расстраивали нежную, преданную жену. Особенно был неприятен Анне его роман с прекрасной и взбалмошной Лилиан Лоррейн из «Фоллиз», с которой Зигфельд показывался в лучших ресторанах и которую не постеснялся поселить в роскошный номер в гостинице «Ансония». К слову, точно такой же номер на другом этаже занимала Анна. Терпение жены иссякало. Потеря любимых драгоценностей, якобы украденных (но Анна подозревала, что кражу эту инсценировал Зигфельд — отчасти для возбуждения прессы, отчасти для покрытия своих карточных долгов), сильно подорвала ее доверие к мужу. В 1912 они окончательно расстались.


Неудержимая Лилиан

Лилиан Лоррейн, стройная брюнетка исключительной красоты, полуфранцуженка-полуирландка, с юности не отличалась сдержанностью. Зигфельд влюбился в нее страстно, его ничто не останавливало — ни отсутствие воспитания, ни пристрастие Лилиан к спиртному, ни бесконечные романы. Она опаздывала на репетиции, была не слишком умна, все время затевала скандалы, не сходила со страниц газет со своими выходками, связывалась с преступниками, напивалась до беспамятства… Но ее безупречная фигура, кружащая голову улыбка, большие грустные глаза за один час наедине рассеивали все грозные мысли Зигфельда, и он прощал ей бесконечные измены, вспышки раздражительности и постоянные требования денег и драгоценностей.
Прекрасная Лилиан на представлениях кружила под потолком в специально построенной модели самолета братьев Райт, рассыпая розы над зрителями и распевая: «Выше, выше, выше, на моем аэроплане». Не прекращая отношений с Фло, она вышла замуж за молодого человека из богатой семьи и из-за него то бросала сцену, то снова возвращалась в шоу. Муж ограбил ее и скрылся, был пойман и посажен в тюрьму. А Лилиан заливала горе вином.
В новогоднюю ночь с 1913 на 1914 год Зигфельд с Лоррейн отправились в клуб на костюмированный новогодний бал. Скандальная Лилиан устроила сцену прямо у дверей маскарада и, развернувшись, ушла… И напрасно. На балу Зигфельд встретил новую любовь и будущую жену — театральную актрису Билли Бёрк. Рыжеволосая девушка, появившаяся в сопровождении писателя и драматурга Сомерсета Моэма, до этого никогда не видела ни самого Флоренца, ни его знаменитых представлений… Выйдя замуж за Фло, Билли продолжала играть в театре, позировала для светских фотографов, временами помогала мужу материально и воспитывала их маленькую дочь Патрисию.
Узнав о помолвке с Билли, Лилиан Лоррейн явилась в ресторан, где пара ужинала, в длинной роскошной шубе, требуя, чтобы Зигфельд немедленно вышел с нею поговорить, иначе она сбросит шубу, под которой ничего нет. Ее выставили из ресторана и насильно усадили в такси. Она умудрилась снять шубу и выкинуть ее в окно, в то время как потрясенный водитель увозил нереально красивую и необычную пассажирку.
Роман с Лилиан уже стоил Зигфельду первого брака. Ее поведение, кутежи и бесчисленные связи разрывали Флоренцу сердце. К началу двадцатых годов ей пришлось уйти со сцены — в результате падения она повредила позвоночник, была почти парализована. Зигфельд некоторое время переводил ей деньги. И до самого конца хранил в ящике стола два великолепных рисунка с обнаженной Лилиан…
Лоррейн пережила Зигфельда. В конце жизни на вопрос журналистки, жалеет ли она о чем-нибудь, ответила: «Да! И зачем я делала короткую стрижку в двадцатые годы!»


Воинственная Мэрилин

Прелестную 19-летнюю блондинку Мэрилин Миллер Зигфельд увидел, когда она выступала в шоу у его соперника Шуберта. У Мэрилин не было выдающихся вокальных данных, но неземная грация делала ее обворожительной. «Эльфийское создание», «бродвейская Павлова» — так называли ее современники. Зигфельд переманил Лилиан к себе, и она стала одной из жемчужин его шоу. Воплощение юности, чистоты и свежего очарования внешне, девушка эта обладала несгибаемой волей, упорным трудолюбием, амбициозностью и резким характером.
Мэрилин стала звездой нескольких «Фоллиз» и отдельных мюзиклов, имевших большой успех. А вот неотразимый Зигфельд успеха на этот раз не имел. Фло пытался ухаживать за надменной красавицей, но она кидала ему в лицо подарки, захлопывала перед ним дверь гримерной и бранилась. Она работала в шоу Зигфельда несколько лет и все эти годы находилась с ним в состоянии войны. Мэрилин нравились молодые хорошенькие мальчики из кордебалета, Зигфельд в свои 50 с небольшим казался ей неподобающе старым. Она обвиняла Зигфельда в домогательствах, рассказывала газетчикам, что он женился бы на ней в ту же секунду, если бы она этого захотела, что в браке с Билли его держит только дочь. Вопреки воле своего импресарио она вышла замуж за талантливого и красивого комедианта и танцора из труппы «Фоллиз» Фрэнка Картера. Фло тут же вышвырнул его из труппы. А Мэрилин швырнула ему в лицо очередной бриллиантовый браслет.
Однажды перед спектаклем ей позвонили и сказали, что Фрэнк разбился насмерть на своем «Паккарде» в Западной Вирджинии. Мэрилин упала без чувств на руки Зигфельда. Придя в себя, она запретила кому-либо разговаривать с ней до шоу, а при первых звуках музыки выпорхнула на сцену, и зрители увидели сияющую нежную красоту и безмятежную улыбку на ее лице.
Так, в войнах с Зигфельдом и оглушительном успехе на сцене, прошли остальные годы ее жизни. Она еще раз вышла замуж — за очаровательного Джека Пикфорда, брата знаменитой Мэри Пикфорд. Но вскоре с ним развелась. (Джек был трижды женат — и все время на «девушках Зигфельда»). Воздушная и грациозная на сцене, сварливая и резкая за кулисами, трудолюбивая и упорная, она мужественно превозмогала проблемы со здоровьем — в начале карьеры неловкий партнер разбил ей нос и повредил пазухи. Она мучилась невыносимыми головными болями и иногда вынуждена была пропускать представления. А вскоре инфекционное осложнение после операции привело ее к ранней смерти.


«Пернатая» Долорес

Кэтлин Роуз получила имя Долорес от английской аристократки леди Люсиль Дафф-Гордон. Эта важная дама, побывав в Америке, поразилась красоте дам и безвкусице их нарядов и вскоре открыла в Нью-Йорке свой модный салон под именем Люсиль. В качестве нововведений леди Дафф-Гордон придумала демонстрировать свои модели на живых манекенах. Она лично отбирала красивых девушек и тщательно их муштровала. Кэтлин со своим высоким ростом и светлыми волосами, несмотря на неуклюжесть, чрезвычайно понравилась леди Дафф-Гордон. Люсиль дала ей имя Долорес и потратила целый год на ее воспитание. К концу года Долорес умела ходить, принимать позы и разговаривать как герцогиня.
Зигфельд попал в салон Люсиль вместе с Билли, которая постоянно там одевалась. И пока жена разглядывала новые модели платьев, Зигфельд обратил внимание на живые манекены. Четырех из них он переманил к себе в «Фоллиз». Сама Люсиль была приглашена делать костюмы для сцены. Это было взаимовыгодное сотрудничество. Люсиль создавала для шоу шедевры, а наутро после представления перед дверями ее салона выстраивалась очередь из дам, желавших заказать увиденное платье.
У Долорес была великолепная фигура, осанка и прекрасная походка. Она являлась безусловной звездой той части шоу, где красивые девушки в ослепительных костюмах просто проплывали по сцене, царственно спускались по сияющим лестницам и замирали в живописных позах, как экзотические цветы. Долорес демонстрировала подлинный шедевр среди костюмов — знаменитый костюм «белый павлин». В атласном платье, искусно расшитом жемчугом, красавица замирала, как статуэтка, украшенная сзади огромным кругом-веером из прозрачной, воздушной ткани с вышитыми перьями павлина.
В мае 1923 года Долорес села на корабль, отправляющийся в Европу. Зигфельд был уверен, что она вернется. Но он ошибся. В Париже Долорес вышла замуж за мультимиллионера, спортсмена и коллекционера искусства Тюдора Уилкинсона. «У нас не будет медового месяца, — сказал молодой муж. — Вся наша жизнь будет сплошным медовым месяцем». Новобрачные поселились в трехэтажной роскошной квартире, наполненной антиквариатом и духом Ренессанса.
Спустя 12 лет Долорес скажет в интервью: «Мой брак и мой дом… теперь моя карьера. И я наслаждаюсь ими не меньше, чем карьерой на сцене».
А Билли Бёрк останется женой великого человека до самого конца — блистательный Фло не переживет своего разорения в Великую депрессию и медленно угаснет в 1932-м. Она поттихоньку расплатится с его долгами. А сама вернется в кино и будет долго сниматься — до семидесяти лет. В 53 она сыграет свою самую знаменитую роль — добрую волшебницу севера Глинду в фильме «Волшебник страны Оз». Красивая, блистательная, в сияющей короне и пышном розовом платье, она удивительно напомнит «девушек Зигфельда» — в роскошных декорациях, среди ярких огней сцены.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить