Генеральная уборщица

Куда бы пойти поработать, — устроившись с ногами в кресле, размышляла я. Мама с папой, конечно, кормят меня, пока я учусь в институте, но о новой юбке можно даже не заикаться…

Генеральная уборщица


 — Куда бы пойти поработать, — устроившись с ногами в кресле, размышляла я. Мама с папой, конечно, кормят меня, пока я учусь в институте, но о новой юбке можно даже не заикаться, да и тушь быстро кончается…
Так куда же податься летом студентке дневного отделения с перспективой остаться работать осенью, когда начнутся занятия в институте?! Я налила себе зеленого чаю, подумала и набрала номер подруги.
- А почему бы тебе не пойти уборщицей, — ответила мне Светка.
- Ты с ума сошла, — возмутилась я. — Я, между прочим, почти дизайнер, а ты мне предлагаешь пыль вытирать и полы драить.

— Вот именно, «почти дизайнер», — обрадовалась Светка, — знаешь, сколько таких дизайнеров с парой курсов образования? Как собак нерезаных. Конкуренция, матушка. И что ты на своих проектах заработала? Картинки к книжке нарисовала — и все? А еще пару буклетов оформила. А что дальше? Лето закончится, начнется учеба, и тебе придется либо учиться, либо работать. Все вместе ты не потянешь.
- Справедливо, — согласилась я, — но вариант уборщицы меня как-то не вдохновляет.
- Тебе надо устроиться убирать какую-нибудь небольшую издательскую фирму. Часика на два с утра придешь, полы протрешь — и свободна. А заодно посмотришь, как там все устроено, примелькаешься… Если тебе уж совсем противно будет, уволишься — и дело с концом.
И вот одна из маминых приятельниц пристроила меня в рекламное агентство на должность хозяйки офиса. Я приходила за час до начала рабочего дня, покупала продукты, готовила на всех еду и протирала пыль. Я была почти довольна таким положением дел, пока не увидела Его.
Я шла в офис с сумками, у самого крыльца остановилась синяя «Субару», из нее вылез умопомрачительного вида высокий блондин и помог мне донести пакеты до кухни.
- А что это тебе финдиректор сумки носит? — поинтересовалась у меня донельзя удивленная секретарша Леночка.

«АГА, — ВОЗНИК ВНУТРЕННИЙ ГОЛОС, —
РИСОВАЛА БЫ ВИЗИТКИ ПО 5 КОПЕЕК,
А БЛОНДИНОВ ВИДЕЛА БЫ ТОЛЬКО В КИНО».

- А это новый финдиректор? — улыбнулась я. — А как его зовут?
- Владимир Германович Вольф — ни больше ни меньше, красивый мужик, правда?
- Очень, — продолжала глупо улыбаться я, — я думала, что таких в природе не бывает.
Следующим утром Владимир Германович Вольф шел по коридору почему-то с букетом белых роз и улыбался. Цветы, конечно, были предназначены не мне. Он ушел, а улыбка осталась висеть в воздухе рядом со мной и медленно таяла, как улыбка Чеширского кота.
Несколько месяцев я провожала взглядом его спину, кляня себя, Светку и ее дурацкие советы.
- Ну кто мешал мне и дальше рисовать картинки, нашла бы себе, в конце концов, подходящую работу, может, Владимир Германович и отнесся бы ко мне по‑другому, — грызла я себя.
- Ага, — возник внутренний голос, — рисовала бы визитки по пять копеек каким-нибудь толстым бизнесменам, а немецких блондинов видела бы только в кино.
За это время я узнала о нем все, что могла: из поволжских немцев, на восемь лет старше меня, Дева по зодиаку, любит серые итальянские костюмы и шелковые рубашки, не женат. Когда по утрам он заходил ко мне на кухню попить кофе, у меня все валилось из рук. Не удалось выяснить только одно — кому он носит цветы. Раз в месяц он появлялся в офисе с букетом белых роз.
- Оставь его в покое, Машка, — говорила я себе. — Такой мужик одиноким быть не может по определению. Он носит цветы какой-нибудь высокой блондинке, потом они поженятся и родят симпатичных блондинистых Владимировичей, а ты так и будешь сохнуть, глядя на его удаляющуюся спину.
От этих мыслей очень хотелось плакать. Передничек и офисная кухня мне окончательно опротивели.
Я дождалась экзаменов, перешла на четвертый курс и подошла к шефу.
- Анатолий Васильевич, у меня к вам разговор. — Я отловила руководителя художественного отдела в коридоре.
- Что, Машенька? — Главный художник посмотрел на меня с некоторым интересом.
ЧТОБЫ ВЗЯТЬ ТЕБЯ,
Я ДОЛЖЕН КОГО-ТО УВОЛИТЬ.
ШТАТ У НАС ЗАПОЛНЕН.
- Анатолий Васильевич, — я даже не думала, что он помнит, как меня зовут, — я перешла на четвертый курс Мухинского училища и хочу после окончания учебы продолжить сотрудничество с вами в качестве дизайнера.
- Доучишься, тогда и поговорим, — шеф улыбнулся в седые прокуренные усы.
- Понимаете, — вздохнула я, — начинать нужно сейчас. (Либо я добьюсь своего, либо так и останусь для немецкого красавца неприметным существом, которое варит кофе по утрам и стряпает супчики.) Давайте попробуем, вы же ничего не теряете, дайте мне проект и посмотрите, на что я способна.
- Ну ладно, — продолжал улыбаться шеф, — хотя меня все устраивает, готовишь ты неплохо…
- Я не отказываюсь готовить. — Я умоляюще посмотрела на него. — Просто это не та работа, которой я хочу заниматься всю жизнь.
- Хорошо, вот тебе небольшое задание: попробуй разработать корпоративный стиль фирмы «Гибон».
В голове у меня закрутились цвета и формы.
- Ну как, идеи есть?
- Да, конечно, для логотипа я использую…
- Ты даже не спросишь, чем эта фирма занимается? — остановил меня голос Анатолия Васильевича.
Я смутилась. Да, тернист путь дизайнера…
- Это новгородская компания, занимающаяся мясопродуктами: сосиски, сардельки, вареные колбасы. Поняла?
Я кивнула.
- Ну приступай! Надеюсь, за неделю справишься?
Неделю я билась над логотипом, придумывала бланки, рисовала визитки. В голове крутились отрывки из «Фигаро». Я даже придумала рекламный ролик с Киркоровым в роли графа Гибона. Хорошо, что каникулы и есть время подумать!
Я рисовала логотипы, пока варился бульон, слушала «Фигаро», нарезая салат, и в порыве творчества случайно перевернула молочник на элегантные брюки Владимира Германовича.
- Боже мой, простите, пожалуйста, — только и смогла произнести я.
Наверное, я выглядела так жалко, что он улыбнулся и сказал:
- Не расстраивайтесь, ничего страшного.
- Но ваш костюм! — Вот это улыбка — убойная сила атомной бомбы.
- Ничего, — весело отмахнулся он, — я съезжу домой переодеться. Вы в последнее время такая мечтательная, что это с вами?
- Да так, — замялась я, — корпоративный стиль одной фирмы обдумываю, чтобы после института стать дизайнером, надо начинать сейчас.
- Начинаете движение по карьерной лестнице? Молодец. — Владимир Германович встал и пошел к выходу. — Сделаете, дадите посмотреть? — неожиданно попросил он. — Я ничего не понимаю в дизайне, мне просто интересно.
- Конечно. — Я покраснела.
Неужели он заинтересовался мной, после того как я залила молоком его костюм?
- Ну и бред ты несешь, Машка, — одернул меня внутренний голос. — Нормальный вежливый мужчина, а ты придумываешь черт-те что.
Через неделю я сдавала проект Анатолию.
- Ну как? — спросила я. — Подойдет новгородской фирме, торгующей сосисками?
- Ты серьезно думаешь, что такая фирма существует? — шеф поправил очки.
- Не знаю, — растерялась я.
- Нет, конечно. Это было что-то вроде зачета. И ты его сдала, очень неплохо сдала. Для первого раза, естественно.
Я с облегчением выдохнула.
- И вы возьмете меня?
- Чтобы взять тебя, я должен кого-то уволить. Штат у нас заполнен.
Я приуныла. Сейчас он опять заведет про работу после института.
- Но мы сделаем так: пока поработаешь у нас внештатно дизайнером и одновременно хозяйкой офиса. Я буду давать тебе небольшие задания, оплата сдельная. А когда место освободится, поговорим.
Домой я шла в сомнениях. Я почему-то ожидала, что, увидев мою работу, шеф запрыгает, объявит меня гением, возьмет в штат, немедленно поднимет зарплату до небес, а на сладкое приведет Владимира Германовича с букетом под мышкой и кольцом в коробочке. То, чего я добилась, в общем, неплохо, но по сравнению с наполеоновскими планами как-то мелковато.
Многострадальная Светка, выслушав всю эпопею, заржала:
- До чего доводят теток принцы на белых конях!
- Он не принц, — ответила я.
- Знаю, — хихикнула Светка, — он финдиректор, только для тебя это все равно что принц. Я не права?
- Права, наверное, ну и что, но он добрый, и голос у него бархатный, и улыбка…
- Тебе новое задание дали? — прервала мои мечтания Светка.
- Нет пока, через два дня дадут.
- Ну тогда и говорить не о чем, сделаешь три-четыре проекта, тогда тебя заметят.
- Меня уже заметили, — возмутилась я.
- Ага, принц Датский, принимающий молочные ванны по утрам. Ну ты даешь! А ни в кого попроще ты влюбиться не могла?
- Никто, как ты выражаешься, «попроще» меня не привлекает.
ВОТ КУРИЦА ЛЫСАЯ, НУ И ЗАЧЕМ
ТЕБЕ ЭТИ ГАЛЕРЫ?
РАДИ ЭТОГО ЛЮБИТЕЛЯ БЛОНДИНОК?
Светку я знаю с первого класса и люблю как сестру, но глумиться над собой не дам.
За три месяца я сделала несколько дизайн-проектов, и мне твердо обещали первое же освободившееся место дизайнера. Я ухитрялась совмещать практически две работы и институт. Начальство было мной довольно. Меня даже позвали на корпоративную вечеринку.
Я стояла у стены, а мимо проплывали невыразимо стильные девушки-дизайнеры.
Да, такие наряды мне пока не светят. Я чувствовала себя Золушкой на балу, но без феи. Ничего, тряпки — дело наживное. Я покосилась в угол.
Там Владимир Германович развлекал большеглазую блондинку не из наших. Блонда негромко смеялась, и мне становилось все неуютнее на этом празднике.
Вот кому он носит цветы, загрустила я.
Хотелось бросить все, немедленно сунуть на стол директору заявление об уходе и сбежать.
«Вот курица лысая, ну и зачем тебе эти галеры? Ради этого любителя блондинок? Купи пару дисков в стиле „Дас ист фантастиш“ и смотри до полного отупения», — говорил внутренний голос.
Светки не было дома. К тому времени, как она появилась, мой пыл на тему «все бросить и уволиться» как-то поутих. Стало элементарно жалко собственных сил, потраченных на работу.
- Ну почему я такая несчастная? — Мне так хотелось пожаловаться.
- Давай об этом говорить не будем, — ответила мне подруга. — Сейчас тебе мое мнение на эту тему интересно, как змее физиотерапия. Лучше прикинем плюсы и минусы твоего положения.
- Плюсы? — Я задохнулась. — Где, интересно, тут плюсы?
- Ну, во-первых, под сладким соусом любви к своему принцу Датскому ты начинаешь выбиваться в люди. Сейчас ты фрилансер в одной из ведущих в городе рекламных компаний, к пятому курсу получишь место дизайнера. После диплома у тебя будет работа в хорошем месте, интересные проекты, приличные перспективы и к тому же белая зарплата, соцпакет, страховка… Чем плохо? И все это сделано от любви. Да влюбись ты на таких условиях хоть в принца, хоть в калифорнийского аллигатора, хоть в вождя племени мумбо-юмбо, я слова не скажу! Оно тебе только на пользу. Второй плюс, который ты сейчас считаешь минусом, демонстрация тебе дамы этого немца. Пока чувства толкают на подвиги, я их приветствую, но когда они тянут в болото, пора с ними расставаться. Ты и раньше догадывалась, что Германовича тебе не видать как своих ушей, сейчас просто убедилась, что он не один. Что изменилось?
- Все, — грустно сказала я.
- Это ты так думаешь. Он, видимо, и раньше был с ней, просто ты этого не знала наверняка, — ответила Светка, — а сейчас знаешь. Последуй раз в жизни моему совету, выкинь из головы эту сентиментальную муру и начни наконец встречаться с кем-нибудь нормальным. Через пару лет ты сама будешь умиляться собственной глупости.
СВИНТУС ВСЕ-ТАКИ ЭТОТ АНДРЮШЕНЬКА,
ВСЕ МОЖНО БЫЛО СПОКОЙНО СДЕЛАТЬ
ЗАРАНЕЕ, ЗА ДВА МЕСЯЦА.
Дни скользили один за другим. Работа, учеба, много работы, много учебы. Андрей из художественного отдела пару раз пригласил меня поужинать, потом мы выбрались в какое-то кино, потом в клуб. Я не была готова к серьезному роману, но с Андреем было легко общаться и мне это нравилось.
Как-то раз Андрюша позвонил мне поздно вечером.
- Машка, выручай! — звенела трубка.
- Что случилось? — Я уже собиралась спать.
- Только что позвонили из Рязани — мать в больнице. Завтра я еду туда. А мне через две недели задание сдавать, а там конь не валялся. Машка, выручай, не будет работы в срок — у меня будут серьезные проблемы. Пожалуйста, Машунь!
- Ладно, высылай материалы.
Что поделать, если Андрюша мне почти бойфренд.
- Скажи, сколько времени тебе дали на выполнение?
- Два месяца, — сник Андрей. — Ну Маш, ну пожалуйста, такая ситуация.
- Не волнуйся, катись в свою Рязань, что-нибудь придумаем.
Всю следующую неделю мне не удавалось поспать больше трех часов в сутки. Корпоративный стиль, визитки и логотипы, рекламная политика и банеры кружились перед глазами во сне и наяву. Кажется, я так никогда не уставала. «Свинтус все-таки этот Андрюшенька, все можно было спокойно сделать заранее, за предыдущие два месяца», — подначивал внутренний голос.
Андрей прибыл из Рязани, когда работа была закончена. Чмокнув меня в щеку и пообещав золотые горы, он выхватил у меня из рук папку и побежал в кабинет Анатолия Васильевича. Потирая покрасневшие от усталости глаза, я вяло потянулась за ним. Интересно все-таки, что на это скажет шеф.
Кроме Анатолия в кабинете сидели почти все наши дизайнеры. Проект масштабный, и всем было интересно, как его сделал Андрюша.
- Ну что, Андрей, молодец! — Руководитель художественного отдела внимательно посмотрел документы. — Цветовая гамма, креативные решения. Сделано просто на «отлично»! Еще пара таких работ — и повышение зарплаты гарантировано. Я и не знал, что ты такой ценный кадр.
Андрюшенька приосанился.
- А скажи мне, пожалуйста, ты сам все делал или воспользовался помощью коллег? — Шеф поднял на замявшегося Андрея внимательные серые глаза.
- Конечно, сам, — неожиданно для меня ответил Андрей. — Я в Рязани сидел, там и делал. Маше материалы прислал, она распечатывала.
- Хорошо, — помрачнел шеф, — а Маша не могла как-то твой проект поправить?
- Нет, Маша ничего не исправляла, перед тем как нести вам, я просмотрел.
Мне почему-то хотелось провалиться сквозь землю.
- Молодец, далеко пойдешь. — Голос Анатолия предвещал бурю. Я затаила дыхание. — Но я считаю, что тебе стоит уволиться. Мы с тобой больше сотрудничать не намерены.
- Почему, Анатолий Васильевич? — Мой почти бойфренд явно не ожидал такого поворота беседы.
- Просто потому, что я очень не люблю лжецов и плагиаторов. Это, дорогой мой, Машкины идеи и Машкины рисунки. Если ты думаешь, что я не отличу стиль двух своих дизайнеров, то мне не в этом кабинете сидеть надо, а улицу перед офисом мести. Вы свободны, Андрей, идите, собирайте вещи и пишите заявление по собственному желанию. А с тобой, Маша, мы поговорим отдельно.
Дизайнеры, шушукаясь, потянулись из кабинета.
- Надеюсь, ты расскажешь мне, как все было на самом деле, — устало сказал шеф.
Конечно, я рассказала.
- Хорошо, что ты выручила товарища, но могли бы и со мной посоветоваться. Ничего бы твоему парню не было, если бы лгать не начал. — Шеф еще раз посмотрел на проект. — Ладно, Маша, сдавай свою кухню, примем тебя дизайнером. Заслужила.
С первой же зарплаты на радостях я сделала то, что давно хотела: накупила всяких безделиц и украсила свое бывшее рабочее место. Тоскливая офисная кухня засияла новыми ситцевыми занавесочками, шкафчиками под дерево и соломенными подставочками.
В этом новом уюте я пила кофе на правах полноценного сотрудника, а напротив меня сидел Владимир Германович.
- Как стало красиво. — Он посмотрел на деревенский пейзаж на стене.
- У моей бабушки, — мечтательно улыбнулся он, — была почти такая же кухня. И знаете, Машенька, с этой кухней связаны самые лучшие воспоминания моей жизни. Бабушка жила в городе Пушкин и каждый день мы гуляли по парку.
- Я тоже очень люблю Пушкинский парк, в детстве мы почти каждые выходные с папой ездили туда гулять.
- Машенька, не знаю, удобно ли это, — вдруг замялся он, а мое сердце застучало где-то в горле, — а если нам в воскресенье махнуть в Пушкин?
Прошло пять лет. Я давно работаю в другом рекламном агентстве — борюсь за женскую независимость в семье, у меня подрастает белокурая Эльза Владимировна. Муж назвал ее в честь своей бабушки. Перед самой свадьбой я задала ему мучивший меня вопрос: «А кому ты каждый месяц носил цветы?» Я никогда не слышала, чтобы этот уравновешенный человек так смеялся.
- Милая, — он вытер слезы, — я работаю финансовым директором и каждый месяц хожу в налоговую, где работает начальником сестра моего школьного приятеля.

ФОТО: EAST NEWS

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить