Дежурный по апрелю

Таня стояла у окна и плакала. Было ужасно стыдно, и она толком не могла понять, отчего ей так плохо — от стыда или все-таки из-за Андрея.

Дежурный по апрелю

Таня стояла у окна и плакала. Было ужасно стыдно, и она толком не могла понять, отчего ей так плохо — от стыда или все-таки из-за Андрея.
Одно дело, если они расстались из-за несовпадения характеров, как он говорил. Таня и сама подозревала, что если одному нравится до четырех утра тусоваться в ночных клубах, а другому в девять на работу, то строить серьезные отношения им некогда. В четыре утра Таня всегда спала, даже в новогоднюю ночь.
Графики у них катастрофически не совпадали, и Андрей прислал ей sms-ку: «Мы разные. Нам лучше расстаться. Вещи заберу».
Сначала было обидно, что он решил разорвать отношения вот так — sms-кой. Она-то собиралась с силами, чтобы объясниться по‑человечески, глядя ему в глаза. А сегодня Ленка позвонила и сказала, что в клубе Андрей был с Лерой и что он уже к ней переехал. И вот теперь Таня ревет. Конечно, Андрей не из тех, кто умеет быть один, может, он нашел ей замену еще до sms-ки…
Плакала Таня на кухне: перед родителями было неудобно. Когда она решила не снимать больше квартиру, а вернуться к ним, папа обрадовался, а мама не очень. Она всегда хотела видеть Таню самостоятельной и сильной, но без Андрея квартира казалась совсем пустой. Да и смысла нет платить за место, куда приходишь только ночевать. А при Таниной работе юристом на большой фабрике так и было. Однако мама, если заметит слезы в три ручья, сразу поймет, в чем дело, и решит, что у дочери нет ни грамма самоуважения.
Вдруг внизу, на детской площадке, Таня заметила соседскую Настю. Девочка выбежала из подъезда. Следом выскочила ее мама, Светлана, и бабушка, Галина Аркадьевна. Они втроем начали бродить по двору, будто искали кого-то. Тане с седьмого этажа было видно, как Настя всплескивала руками.
Таня натянула куртку, спустилась на лифте. Был свежий апрельский вечер, однако во дворе было пусто. Таня подошла к Светлане.
- Что случилось?
- Тишка сбежал. Мама из магазина пришла, дверь открыла, а он юрк — и вниз!
Тимофей был тишайшим котом, боялся даже собственной тени, за восемь лет сытой жизни ни разу не попытался сбежать и наверняка где-то спрятался с перепугу.
- Его нигде не-е-ет… — Шмыгая носом, к ним подошла Настя, готовая расплакаться.
Таня решила взять дело в свои руки.
- Света, ты вокруг дома обойди, Галина Аркадьевна пусть еще на площадке посмотрит, а мы с Настей по этажам поищем. Она замерзла совсем. — Таня взяла девочку за холодную ладошку.
Они осмотрели каждый из девяти этажей. Поднявшись на последний, Таня сказала:
- В подъезде его точно нет. Теперь пойдем по соседям.
Настя в ответ помотала головой:
- Мы еще не везде посмотрели.
- Как не везде? — удивилась Таня.
В ответ Настена посмотрела вверх. Подняв голову, Таня увидела люк.
- Нет, на крышу мы не полезем. Как Тимофей мог там оказаться?
- Он же кот! — упрямо возразила Настя.
- Конечно, только там закрыто.
Настя полезла в карман и достала оттуда… ключ.
- Настя, ты на крышу лазишь?
- Нет, — девочка помотала головой. — Тут раньше лестницы не было.
Таня увидела стремянку. Ну и дела!
- Ты полезешь? — спросила Настя.
- Давай, Настенька, обойдемся без приключений и МЧС вызовем.
Тане вдруг стало холодно. Мало ли какие преступники могли на крышу залезть — откуда здесь стремянка?
- МЧС до-олго-о, — Настя наконец расплакалась, — а там Тиша-а-а. Это тети Даши лестница, это не террористы-ы…
Тане стало неловко. Наверное, просто антенну чинят…
- Хорошо, я там погляжу. А ты стой здесь! Чуть что, сразу беги вниз.
Таня влезла по стремянке, толкнула люк. Он был открыт. Таня шагнула на технический этаж, открыла маленькую дверь, выглянула на крышу. Почему-то кашлянула и громко спросила:
- Эй, есть тут кто?
- Поднимайтесь, я здесь! — ответил мужской голос.
«Точно антенна», — решила Таня и выбралась на крышу. Там, недалеко от антенн, у карниза сидел парень. Но он ничего не чинил, а смотрел в небо. У него на руках лежал Тимофей. Таня чуть не вскрикнула, но, чтобы не спугнуть кота, спросила спокойно:
- Что это вы тут делаете?
- Любуюсь.
Только сейчас Таня заметила, что на молодом человеке были туристические ботинки, сидел он на коврике, а Тишка мирно лежал, уткнувшись ему в живот.
- Вы не кабельщик? — спросила Таня. От нехороших предчувствий в голосе прозвучала тревога.
- Не совсем. Не бойтесь!
- Я и не боюсь… Почему у вас наш кот?
- Я его на девятом этаже нашел. Решил, подежурим сегодня вместе. Я дежурный, — сообщил он так, будто это все проясняло.
- Какой дежурный? Вы из МЧС?
- Нет, просто дежурный. По апрелю. — И молодой человек протянул Тане кота.
Таня с котом вернулась к люку, спустилась по стремянке, передала Тимофея Насте в руки.
- Тишенька, нашелся! — заверещала девочка.
- Настя, — сказала Таня, — ты никому не говори, что я тут и что здесь открыто, хорошо? А я скоро приду. Тут ничего интересного, я только воздухом подышу, ладно?
Таня сама не знала, зачем она осталась и о чем говорить с молодым человеком. А он, казалось, даже не обращал на нее внимания. Таню разобрало жуткое любопытство.
- Вы из тех, кому нужно, чтобы зажигались звезды?
Он повернул голову и посмотрел на нее с интересом. И подвинулся на своем коврике.
- Присядете?
- И зачем вы… дежурите? — спросила Таня, устроившись рядом.
- Как вам сказать… Чтобы жизнь не пролетала, как комета. Чтобы замечать, как наступает вечер. В большом городе все бегут куда-то. Вот вы, например… Как вас зовут?
- Татьяна.
- Алексей. Вот вы, Татьяна, когда последний раз просто стояли у окна и смотрели, как наступает вечер?
Она почувствовала, как начинает краснеть.
- Сегодня, — поколебавшись, ответила она.
Алексей посмотрел на нее пристально, улыбнулся и опять стал смотреть в небо. Так они и сидели — молча, глядя на темнеющие облака, пока в кармане у Алексея не запикал мобильник.
- Это будильник, — сказал он. — Чтобы не пересидеть тут. Пора собираться и дела доделывать. Вы завтра придете? — неожиданно спросил он.
- Приду, — почему-то ответила Таня, и они спустились на лестничную площадку.
Алексей постучал к тете Даше и отдал ей лестницу, протянув следом купюру. Увидев Таню, соседка быстро захлопнула дверь.
Через два этажа Таня остановилась, Алексей продолжал спускаться вниз.
- А во сколько? — окликнула она его.
- Когда сможете, — он пожал плечами.
- Но это дежурство!
Он поднял к ней лицо и серьезно сказал:
- Тогда в восемь.
Таня зашла домой и сразу столкнулась с мамой.
- Тимофея искать помогала. Сбежал, представляешь?
Весь следующий день на работе Татьяна пребывала если не в облаках, то недалеко от них — на крыше своего дома. Ей стоило немалых усилий сосредоточиться на документах, которые должны были отправиться на стол главного юриста. Несколько раз Таня подходила к окну и смотрела на стайки воробьев… Вечером она надела джинсы, куртку и кроссовки и поднялась на девятый этаж. Забравшись по лестнице, увидела Алексея на прежнем месте.
- Честно говоря, я не был уверен, что вы придете. — Он улыбнулся. Пока Таня усаживалась рядом, Алексей достал термос из рюкзачка.
- Чай? — догадалась Таня.
- Пунш, — со значением возразил он.
- Это зимний напиток, а мы вроде бы за весной наблюдаем, нет?
Они молча пили горячий пунш, глядя, как одна за другой зажигаются звезды и дальние ряды крыш потихоньку скрываются в вечерней мгле. Ветер свистел между телевизионных антенн, но Тане было тепло. Хорошо вот так сидеть и, ни о чем не говоря, пить пунш.
- Мы как ежик с медвежонком. — Она все же не выдержала.
- Точно, — усмехнулся Алексей.
У него приятная улыбка. Да и сам он ничего, симпатичный.
- А как вы придумали эти дежурства?
- Просто захотелось подумать в тишине. — Он отхлебнул из стаканчика.
- А я вам не мешаю?
- Тебе. Ежик с медвежонком на «ты». Нет, не мешаешь.
Таня приходила на крышу каждый вечер, иногда пораньше — тогда удавалось полюбоваться закатом, иногда попозже, чтобы, как шутливо определил Алексей, «протирать звезды». Они иногда разговаривали, но в основном просто «наблюдали за апрелем». Пару раз пили чай из термоса и один раз даже поужинали. Ужинать было весело, как на пикнике — только смотри, чтобы ветер не унес бумажные тарелки. Тане было спокойно рядом с Алексеем, и глаза у него были замечательные — синие-синие, как апрельское небо ровно в полвосьмого вечера.
Дни и ночи становились теплее, а птичий гомон слышнее и уже перекрывал шум улицы, доносившийся снизу.
- Твой дом самый удачный, он далеко от дороги. Я несколько вариантов перепробовал, благо работа позволяет.
- А ты где работаешь?
- На фирме по обслуживанию кабельных сетей.
- Так ты все-таки кабельщик?
- Нет, директор.
- А-а-а, — понимающе протянула Таня, как будто догадывалась об этом. Хотя он совсем не похож на директора в своих ботинках и с рюкзаком. — А я юрист на обувной фабрике. Две самые романтичные профессии в мире.
- Да уж, — усмехнулся Алексей. — Я никогда не был романтиком.
- Можно подумать! — развеселилась Таня. — А кто, по-твоему, романтик — тот, кто себя им считает, или кто поступает… романтично?
- У меня романтика ассоциируется с ужином при свечах и поцелуями, — сказал Алексей, не глядя на Таню.
- А у меня с крышами. — Она поправила волосы и повернула лицо к Алексею.
Он посмотрел на нее очень внимательно. И спросил совершенно серьезно:
- Поцелуи с крышами прекрасно сочетаются, как ты думаешь?
Это был волшебный вечер, без ветра, с яркими звездами прямо у них над головой. И когда Таня попала домой, она была совершенно пьяной от кислорода и ощущения сумасшедшего счастья.
На следующий день она первая пришла наверх — птицей взлетела на крышу и села на «свое» место. Там и просидела почти два часа, пока не поняла, что никто не придет. Беспокойство подкрадывалось к ней маленькими шажками, постепенно сменилось обидой, и когда пошел дождь, она его не сразу заметила.
Проснулась она с насморком, и в горле щипало. Родители на все выходные уехали на дачу без нее. Таня спала или лежала, тупо листая пультом телеканалы. На душе было ужасно, но совсем не так, как тогда, с Андреем. В ней будто поселилось что-то, что отщипывало от сердца маленькие кусочки.
Таня заставила себя встать, приняла душ, подошла к окну. На детской площадке бегала соседская ребятня, на лавочках сидели вечные бабушки. А у подъезда возле машины кто-то стоял, подняв голову, и смотрел на окна. Кто-то знакомый. Приглядевшись, Таня узнала Алексея. У нее все внутри сжалось, а потом почему-то взорвалось. И Таня сорвалась с места. Лифт не работал, пришлось спуститься бегом по лестнице. Таня выскочила из подъезда молнией и сразу оказалась рядом с ним.
- Вот ты где… — начал было Алексей, опешив от неожиданности.
- Знаешь, кто так поступает? Только не думай, что можешь вот так приходить, когда захочешь, и стоять здесь! — У Тани перехватило дыхание от возмущения, мысли не хотели собираться в стройные фразы.
- Что с тобой, Таня? Ты про вечер пятницы? Я был в командировке, а телефона твоего у меня нет. Извини.
- А ты знаешь, что дождь пошел? Что у меня была температура? Я вообще не знала, что думать! Зачем ты пропал?
У Тани явно не получалось расставить точки над «i», наоборот, показалось, она вот-вот расплачется.
- Пожалуйста, прости, мне пришлось уехать. Но я думал о тебе. А сейчас приехал, хотел пригласить поужинать. Я думал, что ты обиделась, но чтобы так…
Таня совершенно растерялась. С одной стороны, ее воинственный пыл еще не остыл, а с другой — Алексея стало вдруг жалко. Его синие глаза смотрели почти умоляюще. Она спросила строго:
- А почему ты не на дежурстве?
- Так ведь второе мая.
- Ну и что?
- А то, что апрель кончился.
Алексей притянул ее к себе и поцеловал в макушку. Они стояли, обнявшись, и Таня подумала, что вид у нее, наверное, дурацкий в этих домашних тапочках.
Сзади кто-то прошел. Во двор въехала машина и загудела. Таня посмотрела на зеленую траву на газоне, в голове пронеслось: «Ну конечно, уже май».
Илона Фанта

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить