Детский мир Марии Монтессори

Мария Монтессори — одна из самых ярких и противоречивых личностей, каких дала Италия миру за последнее столетие. Среди множества педагогических систем ХХ века особое место занимает школа Монтессори

Детский мир Марии Монтессори

Мария Монтессори — одна из самых ярких и противоречивых личностей, каких дала Италия миру за последнее столетие. Среди множества педагогических систем ХХ века особое место занимает школа Монтессори (детские сады и школы для преподавателей Монтессори популярны до сих пор!). До введения евро портрет обладательницы этой звучной фамилии каждый итальянец мог видеть на купюре в 1000 лир.

Не просто Мария
Парадоксально, но выдающийся педагог, автор 25 книг о воспитании ребенка, популярность которых не уступала более поздним бестселлерам доктора Спока, в юности яростно противилась намерениям родителей сделать из нее учительницу! В Италии конца XIX века эта профессия считалась традиционно женской, а Мария, напротив, горела желанием заниматься делом исключительно мужским — медициной, например.
Она родилась в 1870 году в маленьком провинциальном городке Чиаравелла. Дату появления на свет единственной дочери государственного чиновника Алессандро Монтессори и его супруги, происходившей из старинного рода Стопани, давшего Италии многих известных ученых, можно считать символической. Мария родилась 31 августа, в день, когда дети всего мира укладывают учебники в портфели, чтобы назавтра начать новый учебный год… С ранних лет Монтессори проявила интерес к естественным наукам. Куклы ее не интересовали, их место занимали учебники по математике. Решать задачки девочка умудрялась везде, даже в темноте театрального зала. Мария заявила, что желает учиться в гимназии, куда девочек тогда не брали. В конце концов отец, получивший высокое назначение в Рим, сдался и отдал 12-летнюю дочь в техническую гимназию для мальчиков.
Оказалось, что это не последний вызов, который Мария Монтессори бросит обществу. Она хотела стать доктором, что в католической Италии считалось попросту невозможным. Настойчивости девушке было не занимать, и в 26 лет Мария окончила медицинский факультет Римского университета, первой из итальянок получив право называться «синьорой дотторе». По слухам, ее отцу пришлось даже использовать свои служебные связи, чтобы уговорить самого папу. Документального подтверждения этому нет, но трудно представить, как иначе Ватикан позволил бы то, что в глазах итальянской публики той поры граничило со святотатством.
Оставшись работать в клинике при университете, Мария сразу чуть было не погубила столь чудесно начавшуюся карьеру. «Синьора дотторе» при всех своих профессиональных познаниях и сильном характере не переставала оставаться женщиной — молодой, яркой и темпераментной, как все итальянки. У нее завязался роман с коллегой, красавцем доктором Джузеппе Монтесано. Однако и в любви своенравная молодая докторша повела себя по‑своему. Не выйдя замуж, она родила от любимого сына, после чего втайне отправила младенца Марио в деревню к приемным родителям.
Почему она так поступила, навсегда осталось тайной. Одни считают, что причиной была измена Джузеппе и его свадьба с другой женщиной. Другие уверены, что Мария просто желала сохранить собственную репутацию - все же первая женщина-врач в Италии, положение обязывало. В то время Мария занялась борьбой за права женщин. Монтессори представляла своих соотечественниц на двух международных съездах суфражисток (так называли предшественниц нынешних феминисток) в Берлине и Лондоне, выступала с докладами, писала книги и полемические статьи.
А сын Марио в 15-летнем возрасте вернулся к матери, чье имя к тому времени уже гремело по всей Италии и далеко за ее пределами. Поначалу Мария, опасаясь осуждения церкви, еще морочила голову окружающим и сыну, называя его племянником, но потом решилась сказать ему правду. Впоследствии Марио стал главным помощником и соратником Марии. Во всяком случае, своих четверых детей он воспитывал «как надо» — по методу Монтессори. А одна из его дочерей впоследствии возглавила учебный центр Монтессори в Турине.

Сделано с умом
Свой педагогический опыт, ставший основой знаменитого метода, его создательница приобрела в месте необычном. В 1898 году «синьора дотторе» стала одновременно и «синьорой диретторе» — Марии предложили возглавить первую римскую школу для коррекции поведения, созданную на базе приюта для умалишенных детей.
В те времена психиатрию с полным основанием можно было называть карательной — пациентов, в том числе и маленьких, не лечили, а изолировали от общества. До прихода новой директрисы обитателей приюта держали запертыми в пустых комнатах, а персонал не скрывал своего презрительного отношения к малолетним «недоумкам». Монтессори сменила все порядки в доме. Отныне всем работникам школы было строжайше предписано уважительно общаться с подопечными. А в сетке расписания появились специальные уроки, на которых детей учили зачаткам социального поведения и умению поддерживать собственную «среду обитания». Поскольку большинство маленьких пациентов о таковой понятия не имело, директриса разработала особые пособия, которыми могли пользоваться дети, и закупила для школы множество обучающих игрушек и игр.
Результат превзошел все ожидания. Спустя всего несколько месяцев комиссия министерства образования и городского совета не могла сдержать изумления — все ученики Монтессори сдали обычные школьные экзамены. Однако ее вывод вряд ли пришелся по нраву министерским чинам: «Если уж слабоумные дети так быстро и легко догнали нормальных, значит, нынешняя школьная система вообще никуда не годится!» Поэтому энергичную директрису вежливо похвалили, но внедрять ее метод в общую систему образования так и не решились.
Пришлось Марии на время оставить свои педагогические эксперименты и вновь вернуться к научной работе в университет. Там она в 1904 году получила звание профессора антропологии, после чего возглавила кафедру гигиены в одном из немногочисленных женских колледжей. Тем временем ее слава распространилась по всей Италии, и министерство образования вынуждено было дать согласие на публичные лекции Марии с изложением ее метода. А ровно век назад, в 1906 году, она, окончательно отказавшись от дальнейшей научной карьеры и медицинской практики, открыла собственное учебное заведение — на сей раз для детей здоровых.
Подобного мировая педагогика еще не знала. Casa dei Bambini (Дом ребенка) был создан в римском рабочем предместье Сан-Лоренцо, где детский контингент был столь запущенным, что руководство министерства образования почло за благо взвалить эту обузу на сильные плечи энергичного педагога-новатора.
Загоревшийся ее идеями местный домовладелец стал первым спонсором Дома ребенка, подобрав подходящее помещение и закупив особую мебель, спроектированную лично директрисой. И первое, и второе пришлось по душе полусотне немытых и невоспитанных маленьких вандалов, которые с восторгом начали ломать мебель, игрушки и учебные пособия. Но Монтессори не сдавалась, а терпеливо гнула свою линию. И через месяц произошло очередное педагогическое чудо — взорам комиссии предстали не трудновоспитуемые хулиганы и дикари, а прилежные, трудолюбивые и вежливые дети. И самое главное — это была не безликая учащаяся масса, вымуштрованная сатрапом учителем, а хоть и маленькие, но личности!

Метод молотка
В этом и состояла суть педагогики Монтессори — в воспитании личности. И лишь во вторую очередь — в загрузке уже сформированной личности конкретными знаниями и социальными навыками. Для раскрытия личности, превращения объекта обучения (какими дети на протяжении веков оставались для родителей и педагогов) в субъект все пришлось к месту. И удобные низкие стульчики, и маленькие парты. И специально разработанные обучающие игры, позволявшие малышам решать их первые в жизни творческие задачи. А чем, как не творческим актом, является поиск среди множества разнокалиберных деревянных отверстий того единственного, в которое можно с помощью молоточка загнать соответствующий по размеру брусок?! И многое другое, чем сегодня увлеченно заняты малыши на радость своим родителям, которые и не подозревают, что воспитывают чадо по методу Монтессори. Монтессори считала, что ребенок в возрасте до трех лет подсознательно способен впитывать культуру взрослых, поэтому нужно лишь создать для маленького существа наиболее комфортную среду, обеспечив ему свободный доступ к разнообразным проявлениям этой культуры. При этом ребенок не должен подстраиваться под среду — наоборот, та должна формироваться под ребенка.
Это был переворот в педагогике: дети становились центром педагогической системы, они должны были развиваться в соответствии со своими природными наклонностями. Преподаватель переставал быть учителем — Монтессори называла его «гидом» или «руководителем», в задачи которого входила лишь организация обучающей среды, а вмешательство в учебный процесс допускалось лишь в том случае, когда ученик сам об этом попросит. Главным достижением педагога Мария Монтессори считала право заключить: «Теперь дети работают так, как если бы меня здесь не было». Разумеется, в этой системе огромное значение придается учебным материалам, создающим обучающую среду. Они должны развивать все органы чувств, быть привлекательными, удобными, оставлять возможность для самоконтроля. Наконец, важен порядок их расположения в учебной комнате. Во время занятий-игр допускается какой угодно кавардак, но после окончания занятий дети обязаны положить игрушки на место. Их сызмальства обучают и многому другому — пользоваться носовым платком, завязывать шнурки, застегивать пуговицы. В этом возрасте быстрое овладение практическими навыками, как считала Монтессори, гораздо важнее умения читать и писать. Тем более что читать легче научиться при тренированном зрительном восприятии, а писать — при тренированных моторике и осязании.

«Родовое понятие»
В идеале Монтессори хотела сделать из любого ребенка «нормального ребенка». То есть спокойного, дисциплинированного, трудолюбивого, аккуратного, сосредоточенного, способного к достижению поставленной цели и внутреннему саморазвитию, а также обладающего иммунитетом к внешнему диктату. Легко заметить, что такой ребенок одинаково удовлетворил бы и родителя-консерватора, и родителя-либерала. Наверное, не случайно и то, что наибольшую популярность метод Монтессори получил в США и Нидерландах.
Впервые Монтессори побывала в Штатах в 1913 году, очаровав своей системой многих — от изобретателя телефона Александра Грэма Белла и изобретателя всего на свете Томаса Эдисона до дочери президента Вильсона. Белл с супругой основал и финансировал первую в Новом Свете образовательную Ассоциацию Монтессори, а президентская дочь стала ее первым попечителем. Еще более удачным оказался второй визит в Америку, когда на одной из международных выставок в Сан-Франциско сенсацию вызвала стеклянная классная комната, в которой ученики Монтессори в течение четырех месяцев демонстрировали возможности ее педагогической системы.
Росла слава итальянки и в Европе. В 1922 году итальянское правительство назначило Монтессори государственным инспектором школ. В том же году правительство возглавил лидер фашистов Бенито Муссолини… Дуче поначалу проникся новой педагогикой и оказал школам Монтессори государственную поддержку, но затем охладел к ним. Наверное, сообразил, что формирование свободной личности и идеология фашистского корпоративного государства, нуждающегося больше в солдатах, как-то мало стыкуются друг с другом.
В 1934 году создательнице всемирно известной педагогической системы пришлось покинуть родину. Два года она прожила в Испании, а когда там началась гражданская война, на британском крейсере перебралась в Нидерланды. К тому времени Мария Монтессори всерьез заинтересовалась… Индией. Монтессори прибыла туда по приглашению Теософского общества и произвела впечатление на многих местных духовных лидеров — достаточно назвать политика и философа Ганди и поэта Тагора. Правда, вместо царства Духа Мария с сыном на какое-то время попали под домашний арест — началась Вторая мировая война и в английской колонии (каковой была Индия) все граждане вражеских государств (каковым была фашистская Италия) были интернированы.
После войны Монтессори вернулась в Нидерланды. Она окончательно увлеклась мистикой, а также активно включилась в миротворчество, за что троекратно (в 1949, 1950 и 1951 годах) выдвигалась на Нобелевскую премию мира. В этой самой толерантной и свободолюбивой из европейских стран основательница новой педагогики и умерла в 1952 году — в зените славы и в статусе всемирного гуру.
А дальше… Дальше начался посмертный процесс, свойственный всем великим учителям человечества. Многочисленные ученики и последователи отчаянно стали оспаривать друг у друга право называться истинными и единственными продолжателями дела учителя. В Америки вопрос наследования решили прагматично, как и принято в этой стране. Местный суд посчитал фамилию Монтессори «родовым понятием», обозначающим просто некую педагогическую систему, эксклюзивных прав на которую не имеет никто. Что бы на это сказала сама Мария, догадаться нетрудно. Наверняка она начала бы еще одну борьбу. И, без сомнения, выиграла бы ее!

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить