Что такое Cosmo?

Мы посчитали тех, кто принимает участие в создании Cosmo, — редакция, издатель, рекламщики, распространители, маркетологи и…

Что такое Cosmo?

Мы посчитали тех, кто принимает участие в создании Cosmo, — редакция, издатель, рекламщики, распространители, маркетологи и… И поняли, что не сможем собрать всех вместе и уместить все фото на двух страницах. А так хотелось, чтобы ты знала нас в лицо! Мы долго мучились и наконец решили: будем знакомить тебя со всеми по очереди. Начали с редакции. Встречай: мы и наша формула успеха!

Спецпоздравление
Хелен Герли Браун — первый главный редактор американского Cosmopolitan. Она сделала журнал таким, каким мы его знаем, проработала на этой должности 32 (!) года, сейчас она — главный редактор всех международных изданий Cosmo. К нашему юбилею Хелен прислала поздравление:
«Мне так приятно и волнительно поздравлять с 15-летием российский Cosmopolitan. Сложно описать, как мы все гордимся этим замечательным журналом. Он такой яркий, наполненный информацией и советами — издание, появления которого мало кто ожидал в России. Но мы здесь. Мы посылаем русский Cosmo редакциям по всему миру, чтобы показать, каким красивым и полезным может быть журнал. Мы уверены, что вы вдохновили сотни тысяч своих читательниц. Не останавливайтесь! Ваш пример — самый наглядный: он помогает женщинам жить лучше и смотреть в будущее с оптимизмом.
Помните, мы вами гордимся, оставайтесь такими же — чтобы вдохновлять на создание прекрасного Cosmopolitan по всему миру!»
С любовью и поздравлениями, Хелен

У кого-то о себе 15-летней остались самые светлые воспоминания, а кто-то c веселым ужасом думает о первых алкогольно-никотиновых опытах над своим организмом и школьных годах. Вот что вспомнила редакция Cosmo…

Елена Васильева
главный редактор
В 15 лет я первый раз поехала за границу — по школьному обмену в Германию. К сожалению, с высоким и статным Лутцем, в доме которого я жила, у нас ничего не получилось. Немецкие блондины тогда интересовали меня гораздо меньше, чем мягкие Микки-Маусы и елочные украшения — я их привезла домой в огромном количестве (вот кто бы подумал, что через какие-то пару-тройку лет мужчины поменяются местами с игрушками, став настоящим дефицитом!). Тогда же я бросила почти профессиональные занятия гольфом и стала ходить на подготовительные курсы для поступления в МАИ. Да и вообще это был последний год 100%-ного детства, когда бокал шампанского ставился в кадр исключительно для антуража — чтобы фотосессия получилась «крутой». Зато подруга, в квартире которой было сделано это фото, до сих пор лучшая.

Лена Мурашова
главный художник региональных приложений
Я была активисткой страшной. В школе танцы, театральная студия, музыкальная… Как только время находилось?! Классная руководительница постоянно вызывала родителей на беседу, приходилось из-за репетиций пропускать много уроков — вот это было счастье! С подругой Женькой занималась народными танцами. Было много смешных историй с костюмами: их доставали из костюмерной, они противно пахли нафталином и всегда были очень большие. Юбки периодически падали в разгар кадрили. Результат — хохот в зале и слава на всю школу. И макияж! Можно было накрасить губы дикой красной помадой и глаза подвести, да пожирнее. В таком виде зайти на урок и сказать: «А мы в гриме!» И сесть за парту, ощущая зависть одноклассниц.

Аля Баданина
редактор
Я была жутко влюблена. В отличника, высоченного красавца, рэпера, баскетболиста и граффити-художника (или как это называется?). Он учился в другой школе (ужас!) и был на год младше меня (просто позор!). Романа не было — у меня с ним. Был у него — с другой девочкой. А еще были угрызения совести: я врала маме, когда бегала на дискотеку в другую школу. И издевки одноклассников, которые прознали про мою страсть из записок подруге. Та любовь была, видимо, первой. До сих пор, 12 лет спустя, к половине моих почтовых ящиков его фамилия является паролем, в паролях другой половины фамилии постоянно меняются.


Алена Жижикова

ассистент дизайнера
Я мечтала стать артисткой. Постоянно что-то напевала себе под нос и была уверена, что покорю всех своим талантом. Звездой эстрады я, конечно, не стала, но начало творческой карьере положила как раз в 15 лет, когда поехала в летний лагерь. В конце смены устраивался общий концерт, на котором присутствовали все родители, ребята и персонал лагеря. Мне выпала честь исполнять песню Алсу. Все прошло на «ура»! А на следующий день перед главным зданием на площади красовалась моя звезда. Прямо как в Голливуде!

Ирина Лобачева
заместитель главного редактора
Я выкурила свою первую сигарету — мне очень не понравилось (кстати, мы стащили пачку BT у мамы Олега Винника — он рядом со мной на снимке). Еще мы с одноклассницей купили коньячный напиток «Звездочка» (нам он показался самым изысканным напитком в магазине) и попробовали напиться. Не получилось: жидкость оказалась редкостной гадостью. Бутылку, чтобы следов преступления не осталось, закопали в снегу рядом со школой. Еще, конечно, я безумно влюбилась — в Гену Малькова. Он был на два года старше и уже учился на геолога. В это же время моя очень старая и очень опытная учительница Валентина Ивановна Дмитриева (думаю, ей было лет 25−27) сказала, что, поразмыслив над моей судьбой, она полагает, что мне лучше всего стать журналистом — слог у меня легкий, человек я коммуникабельный и с грамотностью все нормально. Идея мне показалось интересной — ведь пара журналист-геолог явно была неординарна, а ординарной я быть не хотела. Валентина Ивановна оказалась права! А вот с Геной так ничего и не вышло…

Юля Рейснер
редактор
Летом я ездила в археологическую экспедицию в Коктебель, где 40−50 подростков, одуревших от свободы, солнца, моря, гормонов и древней истории два месяца жили в палатках. Ночью пили вино, купались голышом, спорили о литературе и жизни — до сорванных голосов. Я была со странностями. Побрилась наголо. Носила огромный свитер, собственноручно сшитые клеши и косуху. То жгла благовония и проповедовала мир во всем мире, то рубилась на концертах «Арии» и «Короля и Шута». Кстати, эти группы слушаю и сейчас. Влюблена была, как водится, в одноклассника — Леню Романова. Благодарна ему до сих пор за то, что не ответил взаимностью (по крайней мере, сразу). От любовной тоски необыкновенно похорошела, похудела на 10 кг и многое поняла об отношениях.

Настя Бибова
ассистент редакции
Я занималась спортом, легкой атлетикой. Как-то раз мы дружной командой во главе с тренером отправились на сборы в спортивный лагерь Конобеево. Я была единственной девочкой в группе, и за мной был тщательный надзор во всем, в том числе и в еде. Нужно было очень много бегать, а есть — по минимуму. После отбоя тренер садился в коридоре и читал, предварительно проверив, выключен ли свет в наших комнатах. Но я так хотела есть, что каждый вечер не могла заснуть. И проворачивала следующий фокус. Включала маленькую лампочку, предварительно заткнув полотенцем отверстие между полом и дверью, дабы тренер не увидел. Доставала из сумки кипятильник, крошила в чашку «ролтон», ждала, пока все заварится, и с невероятным наслаждением лопала.

Татьяна Кабешова
старший контрольный редактор
Мне пятнадцать! Мама уехала в отпуск, а я отчекрыжила свою длиной до попы косу, и теперь у меня стрижка паж. О реакции вернувшейся мамы умолчу, а мне очень нравится. За мной тенью бродит рыжий Витька З. Проснувшись, я первым делом подбегаю к окну — Витька уже стоит под окнами, а когда ложусь спать — он еще стоит. Но мне он не нравится, я влюблена в Сашу Г., который на меня не обращает никакого внимания — десятиклассники редко замечают тех, кто их младше. У меня первые туфли на каблуках — бежевые, с бантиками (любовь к бантикам на обуви я пронесла через всю жизнь). За победу в городских соревнованиях по баскетболу мне и другим членам команды присвоили 2-й юношеский разряд. Я точно знаю, что буду журналистом, и уже публикуюсь в городской газете. «Красавица, комсомолка, спортсменка» — кажется, это обо мне!

Наталья Шерстюк
директор отдела красоты
В 15 я ходила на подготовительные курсы психфака МГУ (а поступила почему-то на журфак), писала стишки и плакала над хеппи-эндами фильмов про любовь. Кстати, косметикой пользовалась минимально и даже подумать тогда не могла, что сделаю ее центральным персонажем своей работы! Тогда я виртуозно умела выпекать пирожки с яблоками (теперь уже не помню, как это делается, о чем жалею). А еще я только что сняла брекеты и всем всегда и везде ослепительно улыбалась — это видно и на фотографии. У меня была знатная коса до попы, и все мои помыслы занимал мальчик Сережа из параллельного технического класса.


Татьяна Ежова

редактор
Я впервые побывала за границей — в Гамбурге и Берлине. Ездила по обмену юными журналистами, потому как к тому моменту уже год работала в «Подольском рабочем» внештатным корреспондентом. Писала о городских новостях и событиях. Подавала надежды! Рипербан — улица «красных фонарей», и девушки, сидящие в витринах, произвели на меня большое впечатление. Похлеще даже экскурсий в местные крутые СМИ и интервью (со мной) на радио! Порадовали и магазины. Жаль только, вкуса и стиля тогда особо не было, деньги тратила не очень разумно. Еще в 15 я переживала любовную драму, бросила хореографический коллектив (дабы отдать все силы подготовке к поступлению на журфак), попробовала коньяк и вконец «заездила» песню Титомира «Девушка в красном, вы так прекрасны».

Лена Иванова
дизайнер
Был у меня такой предмет — английская литература. Надо было написать сочинение про любого художника. Главное — по‑английски. К тому времени Рембрандт с Мане всем уже порядком приелись и хотелось чего-то нового. По‑настоящему творческие личности не сковывают себя ничем, поэтому нами было принято решение поведать о нападающем футбольного клуба «Манчестер Юнайтед» Оле-Гуннаре Сольскяере… под видом жизнеописания знаменитого скандинавского художника! Писалось в процессе мозгового штурма командой из нескольких человек. Все как обычно: родился в семье бедного рыбака, ходил в воскресную школу, помогал отцу по хозяйству… бла-бла-бла… образование получил поздно, к искусству тянуло с детства, самые ранние работы (маслом): «Утро на берегу», «Чайки прилетели», «Купание белого медведя». Мы рассчитывали на то, что препод не является фанатом английского футбола и матчи Премьер-лиги не смотрит. Но усомнившийся педагог попросил все же источник. Была выдумана легенда о том, что источник очень редкий, на руки не дают, но можем принести ксерокопию. Мы отсканировали страницу из энциклопедии и заменили на компьютере одну из заметок на факты из жизни английского «мастера». Это были мои первые шаги на поприще полиграфического дизайна и верстки! В распечатанном виде страница как две капли воды походила на ксерокопию загадочного источника. Препод с умным видом посмотрел на творение и покивал: «Да, что-то припоминаю…». И все было бы хорошо, если бы на следующий день «Манчестер Юнайтед» не играл в каком-то ответственном матче, и Оле-Гуннар Сольскяер не забил 3 гола. Его физиономия появилась во всех выпусках вечерних новостей. От внимания преподавателя информация не укрылась. С рук сошло, все посмеялись… но сочинение пришлось переписывать.

Аня Жуковская
заместитель главного редактора
Пока разваливался Советский Союз и исчезала КПСС, я ходила в походы, иногда примыкая к группам, занимающимся идентификацией останков солдат и поиском оружия. Пока исчезала страна ГДР, мы встречались с ветеранами ВОВ, ездили по местам их боевой славы и хором пели «Я люблю тебя, жизнь». В общем, пока все жили в 90-м, я проживала 40-е и 50-е.
Но когда погиб Виктор Цой, я вернулась в 90-й и поняла, что живу уже в другой стране и в другой эпохе. В эпоху перемен, в которую китайцы никому жить не советуют. Но это только потому, что они китайцы и ничего не знают о российских реалиях. И хотя 90-е годы действительно были по‑китайски жестокими, они все же остались в моей памяти как самые необычные и креативные. Потому что 2 июня 1990 г. был принят Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации», который запрещал цензуру и гарантировал свободу средствам массовой информации.
И вот тут началось самое интересное: и на радио, и на телевидении, и в прессе. А я решила стать редактором.

Анастасия Овчинникова
редактор отдела красоты
В 15 лет я, как и все в этом возрасте, пробовала курить, пить и ругаться матом. Кроме того, я страшно ссорилась с сестрой, которая младше меня на пять лет. Тогда эта разница сильно ощущалась: я в 9-м классе, а она только в 4-м. Она жаждала ходить со мной на тусовки и каждый раз закатывала скандал с сидячими забастовками у двери. Я же в отместку устраивала ей сцены по поводу разбросанных вещей. Однажды, устав просить убрать их, я выбросила все в окно (мы жили на 8-м этаже).


Мила Агафонова

директор по маркетингу
Я неожиданно увлеклась карате. Правда, придя на первое занятие, с ужасом обнаружила, что я — великовозрастная дылда — стою в шеренге с малышами 8−10 лет, которые не в пример мне запросто садились на шпагат, в позу лотоса, коровы и бог знает чего еще. Но я решила, что так просто не сдамся. Не пропускала ни одной тренировки, оставалась на дополнительные занятия, дома под самодельный «тренировочный» саундтрек ежедневно делала растяжку, тренировала мышцы и закаляла костяшки пальцев на кулаках. В том учебном году я поражала одноклассников умением отжаться на кулаках 40 раз подряд и периодическими появлениями с фингалами после соревнований (я уже говорила, что этот вид спорта неженский?).

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить