Врачебные ошибки: как побороть свой страх

Самые безопасные препараты дают побочные эффекты. Самые продвинутые приборы барахлят. Самые опытные врачи ошибаются.

Врачебные ошибки: как побороть свой страх

Не от вредности

Я родилась в семье педиатров и медицину постигала не по учебникам. Меня пичкали антибиотиками, засовывая их в шоколадные конфеты (теперь у меня перекрестная аллергия на первые и стойкое отвращение ко вторым). Делали уколы в верхнюю губу, обнаружив на ней расширенный сосудик — а вдруг бы разросся в сосудистую опухоль гемангиому. Я орала и забивалась в шкаф, но это не помогало. А без уколов можно было обойтись — папа с мамой перестраховывались.


В 4 года мне за ненадобностью вырезали миндалины. Было больно. Но ведь когда что-то теряешь, обязательно что-то обретаешь. Я обрела бронхиальную астму. И не я одна! До середины 1980-х годов миндалины после пары ангин удаляли всем, считая их рассадником инфекции и источником ревматических заболеваний. А потом получили несколько поколений аллергиков-астматиков, не способных защититься ни от респираторных вирусов, ни от чужеродных веществ вроде пыли и пыльцы. Оказалось, миндалины играют важнейшую роль в защите слизистых оболочек. Родители не хотели мне навредить. Они отличные специалисты и лечили меня по всем правилам. Вот только то, что сегодня кажется незыблемой истиной, потом нередко признается медицинской агрессией. Больниц я боюсь больше, чем болезней. И к врачам не хожу вообще, потому что сама врач. Пришлось стать им, чтобы свести к минимуму контакты с медициной.

Убирайте отсюда

Микеланджело сказал: чтобы создать идеальную статую, нужно взять мраморную глыбу и отсечь все лишнее. Так вот: организм не кусок мрамора. Ничего лишнего в нем нет. Но медики долго считали иначе. В середине прошлого века американские хирурги ополчились на аппендиксы — их удаляли всем новорожденным, как говорится, «не дожидаясь перитонита». В других странах эту инициативу поддержали, и аппендэктомия стала самой массовой операцией в мире. А потом обнаружилось, что аппендикс — важнейший орган иммунной системы, защищающий от пищевых инфекций и рака кишечника. Хирурги, конечно, поумерили рвение, но все равно большую часть аппендиксов и сейчас удаляют на первоначальной стадии воспаления, с которой можно справиться без операции. Спасибо еще, что при насморке пациентам носы не отрезают. Зато еще совсем недавно в тех же Штатах девушке убирали совершенно здоровые молочные железы и матку, если у ее мамы или бабушки был рак. Каждый год свыше 200 тысяч молодых здоровых женщин добровольно шли под нож. Жертвы были напрасны — уровень рака среди американок не снизился.

Всплеск массовой канцерофобии — выгодный бизнес. Нужно раздуть панику, чтобы девушки обследовались, оперировались, а потом восстанавливали грудь у пластических хирургов. И платили за это. Теперь и Россия вышла на мировой уровень. Нас призывают регулярно ощупывать грудь… Но что предлагается искать? Если опухоль прощупывается рукой — значит, стадия рака далеко не первая. Маммография — да, позволяет обнаружить его на нулевой стадии. Но не она ли его и провоцирует? Грудь сдавливают между пластинами и просвечивают рентгеновскими лучами. Пусть даже в меньшей дозе, чем при рентгенографии легких. Зато каждый год. Но что настораживает: чем доступнее диагностика, тем выше процент раковых больных.

Вирусная реклама

Чем сильнее человек боится, тем больше готов платить. За установление связи между вирусом папилломы человека и раком шейки матки немецкие и французские ученые получили Нобелевскую премию в 2008 году. И это открытие до сих пор приносит врачам дивиденды. Ведь вакцинация от вируса у нас на родине стоит от 500 до 1500 долларов. ВПЧ, как и герпес, встречается практически у всех. А раком шейки матки заболевают 10 женщин из 100 000 в год (и не все на фоне вируса). Но вакцинироваться призывают всех!

Или вот болезни от любви. Когда я была маленькая и тайком читала медицинские книжки, в них писали только о трех. А когда выросла, оказалось, что инфекций, передаваемых половым путем, уже 25. Ну с тремя основными и новоявленным СПИДом все понятно. Но все эти многочисленные ВПЧ, ЦМГ, хламидии, уреаплазмы и даже герпес. Зачем их у себя выявлять, если они тебя не беспокоят? По‑моему, только затем, что для их обнаружения требуется «высокотехнологичное оборудование». А значит, большие деньги. Схема простая: тебе сообщают, что в мазке обнаружены хламидии. А как это проверишь? Да никак! В ход идут дорогие антибиотики, иммуностимуляторы, биодобавки. Из-за антибиотиков вылезает молочница или еще какая-нибудь условно-патогенная флора. Но зато хламидию больше не находят! Вот только была ли она вообще?

Фактор страха

«Моей личной фобией был рак кишечника. Издержки профессии, — рассказывает Ася, медицинский редактор. — И вот читаю на специальном сайте, что колоноскопию нужно делать ежегодно, чтобы вовремя выявить полипы, которые могут переродиться в рак. И статистика страшная: „У 79% людей, умерших по разным причинам, при вскрытии в кишечнике обнаружили многочисленные полипы“. Тут страхи меня и отпустили. У 80% людей есть полипы, но умирает народ ПО РАЗНЫМ ПРИЧИНАМ, а вовсе не от них».

Даже пораженный раком орган не всегда надо трогать, организм может и сам справиться с болезнью, если ему не мешать. У моей подруги в институте был физрук с неоперабельной опухолью мозга. Врачи дали ему 7 дней жизни. Бедняга решил: умирать — так с песней, на природе. Сложил в рюкзачок запас еды на неделю, взял гитару и отбыл в леса. Спал под деревом и ждал своего часа. Продукты закончились, а час не приходил. Дней 10 он так промаялся на подножном корму и вернулся домой. Врачи обследовали его и не поверили — все в норме. Физрук теперь пребывает в убеждении, что спорт и свежий воздух творят чудеса.

Но не исключен (и даже более правдоподобен) вариант, что диагноз изначально был поставлен неправильно: мало ли — анализы перепутали в лаборатории или снимки в ординаторской. А плохо было человеку, потому что боялся. Или потому что лечили интенсивно.
Иногда онкологические больные страдают и погибают от лечения, а не от рака. Мой друг несколько лет лечился от меланомы. За это время дважды чуть не умер. Первый раз, когда в операционной свет погас. А во второй раз парню сделали химиотерапию и отправили домой. Он сел за руль, но в дороге ему стало плохо: закружилась голова, потемнело в глазах. Обычное дело после химии! Отключился и попал в аварию. Чудом выжил, зато исцелился от страха смерти. Какой смысл бояться меланомы, если уже дважды чуть не погиб по другим причинам.

И другие факторы

Здоровье зависит от наших усилий по его поддержанию лишь на 50%. Оставшаяся половина — немодифицируемые факторы риска. Те, с которыми ничего не поделать: наследственность, социальный и информационный стресс, плохая экология, бестолковая медицина… Был такой нобелевский лауреат из Великобритании Бертран Рассел. Светлая голова. Прожил 98 лет. Врачи рекомендовали ему бросить курить, отказаться от вина, перейти на вегетарианскую пищу, уменьшить порции. Но он их не слушал, потому что считал причиной своего долголетия пристрастие к алкоголю, бифштексам с кровью и жареной картошке. А курил, потому что получал от этого удовольствие и был убежден: положительные эмоции нейтрализуют вред сигарет.

Всех факторов риска не предусмотришь. Те, кто зацикливается на здоровом образе жизни, в итоге пропускают саму жизнь. А здоровье-то со временем портится, сколько его ни укрепляй, и вот тогда приходится отказываться от сауны, тренажеров, поездок на юг и ночных дискотек. Причем, что приятно, всех этих излишеств к старости не особенно хочется. Но одно дело — начать стареть после шестидесяти, а другое — с шестнадцати.

Врачи говорят: «Здоровых людей нет, есть недообследованные». Только начни — и обнаружишь у себя симптомы всех недугов, которыми тебя пугают. Привычка находить у себя мнимые болезни неизлечима. Каждый грипп — свиной, каждая родинка — меланома, новый волосок на груди — рак, колика в животе — тоже… Необоснованная тревога за здоровье со временем действительно может довести до болезни. Может, лучше перестать беспокоиться и начать жить?

БУДУ РЕЗАТЬ?

Родственники и друзья хирургов оперируются чаще остальных граждан, потому что безоговорочно верят «своему» человеку в белом халате. В результате им на 46% чаще, чем остальным, удаляют миндалины, на 53% - грыжу и на 84% - желчный пузырь. А вот сами хирурги не спешат ложиться под нож. Они стараются найти консервативный метод лечения. Реже хирургов на операционном столе оказываются только юристы: они привыкли рассматривать все варианты, прежде чем принять решение.

ПЛОХОЙ РОСТ

За последние 20 лет уровень заболеваемости раком груди в России вырос на 64%. При этом самые высокие показатели отмечаются в Москве и Петербурге. Самый низкий, как ни странно, в Казахстане и республиках Средней Азии.
Мировым лидером по раку груди являются США: почти у каждой тысячной американки диагностировано это заболевание.

ОШИБОЧКА ВЫШЛА

4% французов и американцев ежегодно становятся жертвами врачебных ошибок.
12% смертей в России связаны с неправильным диагнозом или лечением.
22% ошибочных диагнозов ставится в стационаре.
26% в поликлинике.
38% не соответствующих истине результатов встречается при рентгенологическом, ультразвуковом и эндоскопическом обследовании.

ТЕКСТ: Ирина Ковалева, врач-психоневролог

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить