Более или Менее

В детстве старшие братья нужны, чтобы помогать заводить романы со своими друзьями. Старшие сестры — чтобы cнабжать нарядами для дискотеки. Так все и происходит, если вы почти ровесники. О том, как живется, когда разница в возрасте велика, рассказывают наши герои.

Более или Менее

В детстве старшие братья нужны, чтобы помогать заводить романы со своими друзьями. Старшие сестры — чтобы cнабжать нарядами для дискотеки. Так все и происходит, если вы почти ровесники. О том, как живется, когда разница в возрасте велика, рассказывают наши герои.

Катя, 21 (брат Кирилл, 5)
Узнав, что мама беременна, я никак не отреагировала — мне было не до того. В 15 лет моя личная жизнь кипела: мальчики, клубы.
И по-настоящему взволновало только одно — где же я теперь буду спать? Потом еще задумалась, станут ли меня меньше любить.

Когда Кирилка родился, ревности не было, а вот нежность появилась сразу. Правда, я начала опасаться, что на меня скинут все домашние проблемы. В то время мне предоставили неограниченную свободу, чем я и пользовалась — старалась бывать дома как можно реже. Позже, осознав, что никто от меня ничего сверхъестественного не требует, я отбросила свои «неотложные» дела, стала чаще общаться с братом
и очень пожалела, что пропустила некоторые моменты его жизни.
Не могу сказать, что провожу с Кирилкой много времени. Если есть желание, гуляю с ним, если мама попросит — остаюсь дома. Единственное, что раздражает, — меня периодически вынуждают менять планы! Бывает так, что у мамы дела, у бабушки дела, у меня дела, а няня не может. И в этой ситуации жертвовать своими интересами приходится мне. После этого я жду от мамы… благодарности! Да, понимаю, что посидеть с братом — мой долг. Но все равно хочется услышать, какая я молодец.
Иногда у меня появляется страх, что если я буду проводить с ним много времени, то мне потом не захочется иметь своих детей. Но мама говорит, что это не так.
А по поводу нашей разницы в возрасте…
Я очень рада, что Кирилл родился именно тогда, когда родился. В тот момент мы с мамой все больше отдалялись друг от друга и, если бы не брат, могли бы просто перестать общаться.

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА:

У Кати и Кирилла мудрые родители: в первые годы жизни они дали дочери достаточно любви, а в подростковом возрасте — свободы. Нередко бывает, что на старшего ребенка у молодых и неопытных мам и пап не хватает внимания, поэтому ему достаются все шишки, а младший собирает сладкий урожай за двоих. В этом случае подросток завидует младшему и чувствует справедливые претензии к родителям. Еще хуже получается, если родители превращают старшую дочь в «функциональную маму»: тут младший становится предметом ненависти, поскольку «губит лучшие годы». В этом случае девочки, ощущая себя несправедливо обиженными, могут пойти искать любовь и тепло на стороне. А подростки с их своеобразным жизненным опытом, который отличается и от взрослого, и от детского, с их заниженной самооценкой и судорожной потребностью в любви и понимании часто платят за это телом. У них путаются виды любви: дружеской и сексуальной, а иногда и родительской и сексуальной (в этих случаях у девочек начинаются романы с мужчинами, которые значительно старше их).
Единственное противоядие — любовь и уважение в родительской семье, которые помогают сохранять чувство собственного достоинства. Катя не так уж не права, опасаясь, что ей не захочется ухаживать за собственными детьми, если она чересчур много времени будет проводить с братом. Хотя если забота о малыше и свободное время уравновесят друг друга, то в будущем эти навыки Кате очень пригодятся: не будет страха перед собственными детьми, свойственного многим молодым мамам. Катиным родителям (безусловно хорошим!) стоит принять к сведению один момент: Катя имеет право на их благодарность за исполнение «сестринского долга». Она именно оказывает им помощь: они же не для нее родили сына, а для себя.

Слава, 28 (сестры Яна, 38, и Лена, 40)
Вообще у меня три сестры. С Миланой мы погодки и в детстве постоянно ходили вместе. Но она была жуткой хулиганкой, а я — тихим и мрачным мальчиком. Яна и Лена, в свою очередь, тоже все делали парой — синхронно вышли замуж, синхронно родили детей.

В отношениях со старшими сестрами у меня было несколько этапов. Когда совсем маленький — это как игрушка: им нравится тебя наряжать, играть с тобой. Когда сестрам лет по 14, ты для них уже не просто кукла, а маленький брат, которого можно обожать и показывать подругам, срывая комплименты: «Ах, какая лапочка!» Кроме того, о нем можно заботиться, баловать.
Когда старшим 19, а младшим 9, ты для них скорее обуза. У сестер уже кипит личная жизнь, а их просят то посидеть с тобой, то помочь с уроками. Иногда нам с Миланой от них доставалось (например, когда пройдешься в грязной обуви по свежевымытому полу). Но при этом они всегда отчаянно нас защищали. Если старшая сестра видела в окно, что меня обижают во дворе, со скоростью ракеты летела вниз, и обидчик встречался нос к носу с разъяренным всадником Апокалипсиса.
В какой-то момент я ощутил бремя единственного в семье мальчика (к тому же младшего!). И до последнего класса тянул лямку круглого отличника — такие надежды на меня возлагались! Буквально нес на плечах честь семьи Чемодановых: обязан был побеждать в олимпиадах, конкурсах, стараться изо всех сил. А пока я корпел над очередной контрольной, мои сестры ходили по барам и дискотекам, всячески развлекались. Конечно, я им завидовал! И еще больше завидовал, когда они уехали от нас — стали жить вдвоем в собственной квартире.

В 16 наступает следующий этап отношений: со старшими уже по‑настоящему дружишь. Можно вместе ходить в клубы, слушать одну и ту же музыку, говорить то, о чем никому ни слова, и ждать в ответ откровенного рассказа о проблемах и душевных переживаниях. Конечно, последствия такого общения весьма ощутимы. Ты еще не до конца выучил правила футбола, но уже точно знаешь, к какому типу лица какие тени подходят. Зато если в детстве я мало с кем дружил, то, когда стал постарше, у меня появилось много друзей женского пола.
Четыре года назад я переехал в Москву. Милана живет в Екатеринбурге, а Лена и Яна в нашем родном Снежинске. Пока я в Москве, мы редко общаемся. Но если вдруг мне станет плохо, я могу в любой момент собраться и поехать к ним — они меня поймут, поддержат. Так не раз уже бывало.

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА:
Славе тоже очень повезло. Часто между старшими сестрами и младшими братьями с разницей в возрасте примерно 10 лет царит непрекращающаяся вражда. Сестры бывают авторитарными и агрессивными. И это даже может стать причиной, по которой такие младшие братья, повзрослев, не любят и боятся женщин, не отдавая себе отчета в том, почему это происходит. Кроме того, ощущение, что ты исключен из мужского мира и втянут в женский («еще не до конца правила футбола выучил, но уже точно знаешь, к какому типу лица какие тени подходят») тоже может налагать отпечаток. Мальчика либо бросает в другую крайность (он развивает в себе крайне грубый, бесчувственный характер), либо ему трудно дружить с другими мальчиками и разделять их интересы, а это потом осложняет социальную жизнь.

Настя, 24 (сестра Оксана, 41)
Оксана — дочь моего отца от первого брака. Мы никогда не жили вместе. Инициатором нашего сближения стал папа, который каждые каникулы отправлял меня к сестре.

Пока я не выросла, общаться было довольно сложно: я была 10-летней школьницей, а Оксана — замужней женщиной с ребенком, которой постоянно требовалась помощь. Сестра заставляла меня гулять с племянником, лепить с ним куличики и всячески его занимать. А мне хотелось отдыхать и развлекаться (каникулы ведь!) и быть взрослой и независимой. Сестра меня воспитывала и ломала. Конечно, я сопротивлялась, злилась, но теперь понимаю, что она действительно многому меня научила. Мне кажется, тогда она не очень хорошо понимала, что со мной делать, но честно пыталась найти компромисс. Одновременно была и строгой и… более лояльной, чем родители! В отличие от них пыталась меня развлечь! Помню, как мы укладывали Данилу спать в 9 часов, а сами брали ракетки и шли играть в теннис. Потом гуляли по городу и возвращались домой поздно ночью. А еще, когда я долго не могла уснуть, мы вместе всю ночь напролет смотрели кино. В такие моменты я всегда чувствовала нашу сестринскую близость. А еще я никогда не ревновала ее к папе. Причины для ревности скорее были у нее.
Когда мне было лет 15, мы стали общаться уже без принуждения с чьей-либо стороны. Как раз в это время я уехала на три года за границу. Мы переписывались, созванивались. Вернулась я уже в том возрасте, когда можно было строить отношения на равных. С тех пор мы с сестрой стали гораздо ближе — однажды даже проводили отпуск вместе с ее мужем и старшим сыном. Поскольку и я, и она работаем, то видеться чаще, чем раз в несколько месяцев, не получается, зато созваниваемся мы регулярно. И уж если встречаемся, то это застолье на всю ночь.
Мне нравится, что сестра принадлежит поколению молодежи 80-х — начала 90-х, они очень на нас похожи. При этом мы с ней разные по характеру. Она — настоящая железная леди и очень любит порядок. А мне совершенно все равно, где лежат книжки и когда я последний раз пылесосила. Она очень строгая и принципиальная, а я — мягкая и эмоциональная. И поскольку мы не росли вместе, каждый раз открываем друг в друге что-то новое.
Раньше мне казалось, что такая разница в возрасте, как у нас, — серьезный барьер в отношениях. Но теперь я понимаю, что это не мешает взаимопониманию, скорее наоборот. Равно как и несхожесть характеров. Оксана уже прошла какие-то жизненные этапы, которые сейчас прохожу я, она может дать мне совет. Прежде я думала, что мы общаемся только потому, что нам положено общаться. А недавно поняла, что мне действительно с ней интересно. Более того, чувствую, что и ей со мной тоже.

Это удивительная история. Несмотря на то что в рассказе Насти звучат слова «сестра меня ломала» и «заставляла сидеть с племянником, развлекать его», у девушек все закончилось настоящей дружбой. Но, к сожалению, чаще бывает иначе, когда детей от разных браков принуждают дружить (Настя пишет, что инициатором отношений был папа), они проникаются друг к другу неприязнью и даже ненавистью. Так что героинь истории можно поздравить и выразить им свое восхищение, что вопреки серьезным трудностям они
с честью преодолели обоюдное непонимание и сохранили (а точнее, построили) нормальные семейные отношения.

ПОРЯДКОВЫЙ НОМЕР
Очень многое в твоем характере зависит от того, каким по счету ребенком ты был (а) в семье.

" Первенцы
обычно вырастают с избыточным чувством ответственности и стремлением быть во всем лучшими (так как с детства постоянно хотят снискать одобрение взрослых), что, с другой стороны, часто делает их негибкими, тревожными и сильно ориентированными на чужое мнение.

" Младшие
растут более свободными и добродушными, но вследствие их роли в семье им бывает трудно стать самостоятельными. Они часто сохраняют далекую от очаровательной инфантильность и во взрослом возрасте.

" Взрослые
старшие братья и сестры нередко вступают в браки с людьми, которые в своей семье были младшими, и создают привычные альянсы: вечные «старшие» заботятся о вечных «младших» (даже если между ними нет разницы в возрасте или эта разница минимальна), а «младшие» подчиняются «старшим».

" Средние
оказываются и старшими и младшими одновременно — это, с одной стороны, развивает в них дипломатичность, с другой — мешает разобраться в себе и самоопределиться. Средние дети чаще других чувствуют себя забытыми и никому не нужными.
Ведь у них нет такого определенного статуса, как у старшего («маминой помощницы») или младшего («нашего малыша»).

Комментировала Самира Павлова, психолог-консультант Института практической психологии и психоанализа
.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить