Индия: место, где живет умиротворение

Пожив неделю у подножья Гималаев, Ирина Лобачева выяснила, что утро начинается с рассветом, научилась улыбаться каждому встречному и поняла истинный смысл слова «умиротворение».

Индия: место, где живет умиротворение

Своя доша не тянет

До Ананды добирались с комфортом. Сначала прямым рейсом «Аэрофлота» до Дели, там — отдых в отличном отеле Dusit Devarana New Delhi недалеко от аэропорта, затем — короткий перелет в городок Дехрадун, что неподалеку от Ришикеша, и, наконец, часовой подъем на автомобиле по горному серпантину. И вот перед нами дворец махараджи Мануджендру Шаха. Да-да, не просто отель, а самый настоящий дворец самого настоящего махараджи. Как человек традиций, он ничего в своем родовом доме не менял — мебель, лампы, бильярдные столы и ковры стоят и лежат здесь уже более ста лет, и портреты почетных гостей семьи — сплошь представители правящих домов Европы (я узнала английскую королеву-мать) — по‑прежнему украшают стены. А как человек современный, он впустил в свое родовое поместье новую жизнь — устроил в нем продуманный до мелочей спа-отель (75 номеров и две отдельно стоящие виллы) для желающих очиститься душой и телом, следуя законам аюрведы. Кстати, это и многим особам королевских кровей понравилось — принц Чарльз, например, в Ананду регулярно приезжает, я уже в Москве узнала, что мы с ним буквально на пару дней разминулись — согласитесь, интересно было бы посмотреть, как он и герцогиня Корнуольская, облаченные в белые, как у всех, пижамы, занимаются по утрам йогой!

…Едва мои вещи принесли в номер, как раздался звонок — меня уже ждали у доктора. Доктор был молодым, красивым и очень любопытным. Он задал мне по меньшей мере сто вопросов, несколько минут подумал и вынес вердикт: все мои проблемы (а они, конечно, есть!) от того, что я не принимаю во внимание свою дошу. А моя доша — это питта с элементами капхи. Вот этих самых элементов сейчас в моем организме маловато, надо восполнить их с помощью правильного питания. На практике это означало, что, заказывая еду в ресторане, я должна обращать внимание на блюда, отмеченные словом «капха». Я послушно кивнула. Остальные 20 (!) процедур на ближайшие семь дней значились в моей индивидуальной программе. Из нее следовало, что с этого момента я могу рассчитывать приблизительно на 50 минут свободного времени в день, а все остальное — массаж, уроки правильного питания, занятия на растяжку и, конечно, йога. «Вы раньше йогой занимались?» — полуутвердительно спросил доктор. Я замялась. «Все будет хорошо», — бодро заверил меня он. И улыбнулся.

Первый оммм

Впервые за много лет я легла спать в 21:30. Мне снились хитро подмигивающие обезьяны — я не они встречали нас за каждым поворотом? — и павлины, кокетливо распускающие веером хвосты у входа в ресторан.

Разбудил меня негромкий звонок в дверь. Часы показывали 7 утра. Радостно улыбающийся бой поставил поднос с лимонно-имбирным чаем на стол и сложил руки в приветствии. Через 15 минут в амфитеатре под открытым небом начался мой первый в жизни урок йоги. Оммм! 45 минут под приглядом инструктора, и я понимаю, что некоторые асаны могу выполнять вполне прилично, а если что не получается, никого это не смущает (по рассказам моих друзей, в Москве ни один инструктор мне такого не спустил бы). Воодушевленная этим фактом, я отправилась на соляной скраб с жасмином. Процедура эта предваряла бесконечную серию масляных, водяных и травяных массажей (названия звучали для меня как мантра — уровасти, кати васти, насьям, тарпана, чурна сведана, пижичил, джал нети). Перед каждым из них девушки-массажистки омывали мне ноги и нежными голосами пели слова молитвы. День за днем, поглаживаемая их сильными маленькими ручками и побиваемая горячими мешочками с терпко пахнущими травами, я все яснее понимала, что душой приближаюсь к местным жителям. И с каждым днем все шире улыбалась навстречу каждой обращенной ко мне улыбке.

Удар Ганга

Но, согласитесь, странно было бы только глядеть с балкона на склоны Гималаев и не увидеть главного, из-за чего в Ришикеш стекаются тысячи человек. Хотите ли вы посетить ритуал Ганга аарти? Праздный вопрос — конечно, хотим. Ежедневно в 18:00 на берегу Ганга (кстати, индийцы называют свою священную реку Гангой, она у них женского рода — как все, что дает жизнь) на набережной рядом с центральным ашрамом Пармат Никетан в присутствии монахов в оранжевых и ярко-желтых одеждах и тысяч любопытствующих под пение и звуки бубнов начинается ритуальное сжигание сакральных поленьев.

Все присутствующие на церемонии могут рассчитывать на то, что любое их начинание таким образом будет освящено, и потому удача неизбежна. Чтобы все исполнилось наверняка, когда поленья сгорят, нужно подставить монаху лоб, и он опустит в пепел руку и нанесет точку, а затем пустить в воду священной реки украшенную цветами плошку с зажженной свечой. Ганг унесет твое желание и молитвы куда надо, и все в твоей жизни отныне будет хорошо. Когда пересказываешь, звучит наивно, но, осторожно опустив руки в воду (Ганг в Ришикеше еще чистый, река только что спустилась с Гималаев, я сама видела, как в ней плещутся солидного размера рыбы — это утешало), я почему-то в эту сказку поверила. Несомненно, не зря.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить