Эван Лайсачек о Плющенко

За несколько часов до мужского личного соревнования по фигурному катанию мы встретились со знаменитым американским фигуристом Эваном Лайсачеком, чемпионом мира и олимпийским чемпионом 2010 года, который назвал Евгения Плющенко своим кумиром и пожелал ему победы.

Эван Лайсачек о Плющенко

28-летний Эван Лайсачек на Олимпийских играх в Ванкувере в 2010 году на один балл обогнал своего кумира Евгения Плющенко, выиграв олимпийское золото в одиночном фигурном катании. После этого Лайсачек объявил о временном уходе из спорта по причине многочисленных травм, но пропустить Олимпиаду в Сочи Эван все-таки не смог. Мы встретились с фигуристом в «Семейном доме» P&G за пару часов до начала мужского соревнования по фигурному катанию и обсудили перспективы Евгения Плющенко, который позже вышел на лед и объявил об отмене своего выступления.

Эван Лайсачек // Eastnews
Эван Лайсачек // Eastnews

Ты какое-то время тренировался у российского тренера Виктора Кудрявцева. Чему он тебя научил?
Я тренировался у Кудрявцева два года, а также у Татьяны Тарасовой в 2008 году, и мне нравится работать в России. Я тренировался в Москве несколько раз, а также на тренировочной базе в Новогорске в Подмосковье. В России фигурному катанию придают гораздо больше значения, чем в США, я это чувствовал. В какой-то момент мне не хватало уровня, поэтому меня тянуло к российской системе тренировок. Да и вообще мне очень нравится Россия.
Помню, как первый раз приехал в Москву в 14 лет. У меня был такой ажиотаж! Я один ездил в метро, каждый день был на экскурсиях. Мне стала очень интересна российская история.

Можешь назвать Москву вторым домом?
Возможно. И я действительно хорошо изучил столицу. Как-то летом пробыл в Москве два месяца. В свободные дни ходил в кафе «Пушкин» или в ГУМ, где купил форму сборной России для всех своих друзей. Я был на экскурсиях в Кремле, в Алмазном фонде, один раз ходил в Большой театр на балет. И я был во всех гостиницах и барах!
А после Сочи поеду в Санкт-Петербург вместе с Госдепартаментом США и увижу город совсем с другой стороны, потому что раньше приезжал туда только на соревнования.

То есть поэтому ты выбрал русскую классическую музыку для выступления в Ванкувере?
Это лучшая музыка. Когда я выбираю мелодии, то сравниваю их, устраивая им соревнование. И почти всегда выигрывает русская классическая музыка.

Ты говорил, что Евгений Плющенко — твой кумир…
Безусловно. Он был моим кумиром, пока я рос, и он все еще участвует в Играх — уже в четвертый раз! Это заслуживает огромного уважения. Конечно, я болею за американскую сборную, но часть меня тайно надеется, что Евгений получит медаль. Помню, как смотрел его выступления в Солт-Лейк-Сити. Он триумфально вернулся, это очень вдохновило. А в Турине мы соревновались. Я был четвертым, а он выиграл золото. Меня поразило его выступление! В Ванкувере я равнялся на Плющенко.

Эван Лайсачек в 
Эван Лайсачек в «Семейном доме» P&G

И что ты почувствовал, когда выиграл у него?
Когда я победил на Олимпийских играх, то не особо думал о соперниках, скорее о своем собственном пути к этой цели. Стоя на пьедестале, я вспоминал все моменты в карьере, когда думал, что нужно сдаться, что я никогда не смогу победить и стать тем самым единственным из тысяч, кто выиграет золото.
И я был рад, что не остановился, что продолжал работать. Олимпийские игры не похожи на другие соревнования, потому что в них действительно все сводится к тому, что выигрывает лучший в этот вечер. И это совсем не означало, что я лучший фигурист в целом, но тем вечером я был лучшим.

Но в детстве ты хотел играть в хоккей. Почему передумал?
В детстве я познакомился с игроком НХЛ Крисом Чилеосом и хотел быть похожим на него, но у меня не получилось — не мог устоять на хоккейных коньках. Поэтому я носил коньки с двойными лезвиями — для начинающих, притом в фигурном катании. Тренируясь, я постепенно перешел на коньки с одним лезвием и увлекся фигурным катанием.

В Сочи ты не выступаешь и приехал на Олимпиаду в качестве журналиста компании NBC.
Да, я работаю корреспондентом Today’s Show в качестве аналитика по фигурному катанию. Для меня это немного странно, будто сделать шаг назад и просто говорить про катание. Но я уверен, что справляюсь с ролью комментатора, ведь могу очень точно рассказать, что происходит на льду. Для простого зрителя система оценок очень сложная.

Чем будешь заниматься в будущем? Вернешься на лед или станешь спортивным журналистом?
Я бы очень хотел вернуться, но последние несколько недель для меня были тяжелыми. У меня была травма, но я пытался работать, несмотря на боль…
И при этом я пытался осознать, что, скорее всего, моя олимпийская мечта здесь, в Сочи, не исполнится. Было трудно и физически, и психологически. После 20 лет занятий фигурным катанием я не хотел бы, чтобы это были мои последние мысли на льду. Я намерен вернуться на лед и снова кататься. В какой степени — я не знаю.

Что думаешь про Юлию Липницкую?
Она замечательная. Интересно будет посмотреть, как она соревнуется с нашей юной фигуристкой Полиной Эдмондс, которой тоже 15 лет. Они соревновались друг с другом, когда были юниорами, и обе год назад перешли во взрослую группу и поехали на Олимпийские игры.

Каковы, на твой взгляд, шансы у вашей команды на соревнованиях?
У нас определенно хорошие шансы получить «золото» в танцах на льду. Из четырех дисциплин мы наиболее сильны именно в этой. Но Грейси Голд отлично откатала произвольную программу на командных соревнованиях и подстегнула соперничество между Россией и США в женских соревнованиях. Надеюсь, она сможет так же хорошо выступить на индивидуальных женских соревнованиях и стать претендентом на медаль.

Кто помогает тебе выбирать костюмы для выступлений?
Все костюмы, которые я надевал на выступления, шоу и соревнования, сшила Вера Ванг. Раньше я пытался высказывать ей свои пожелания, но потом понял, что она профессионал. Теперь я просто доверяю ей и надеваю то, что она мне дает.

Ты участвуешь в программе «Спасибо, мама!»
Я очень рад быть частью этой кампании! Я всегда хочу сказать «Спасибо, мама!» своей маме за всю поддержку и за важные уроки. Америка очень сконцентрирована на славе. Американцы любят известных людей. Я помню, в детстве многие мои сверстники на Хеллоуин наряжались футбольными защитниками или кинозвездами. А меня родители всегда заставляли наряжаться президентами США или Чайковским и Моцартом. Они старались сделать так, чтобы я видел разницу между славой и вниманием и настоящими достижениями, к которым стремятся на протяжении многих лет, — как олимпийские медали.

Текст: Алина Краснова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить