Требуется дизайнер

Четыре дизайнера, которые часто работают по приглашению для других марок, рассказали нам об особеностях такого сотрудничества.

Требуется дизайнер

Четыре дизайнера, которые часто работают по приглашению для других марок, рассказали нам об особеностях такого сотрудничества.
Каждый новый проект — это вызов. Ты должен совместить творческий подход с техническими и маркетинговыми требованиями. Но чем сложнее задача, тем интереснее ее решать.


Сейчас я больше занимаюсь делами марки: работаю над коллекцией весна-лето 2009 и концепцией магазинов, которые открываются в Москве, Нью-Йорке, Дубае и Дохе. А вообще самый интересный проект — следующий.
Эннио Капаса
Каждый новый проект — это вызов. Например, когда я работал с Alfa Romeo, мы долго не могли утвердить проект. В прошлом году, когда праздновался 21-й год со дня основания марки Costume National, мы договорились о выпуске специальной линии Alfa 147 C’n’C 21. Идея была в том, чтобы воспеть ценности обеих компаний — высокое качество материалов и стиль. Результат был отличным — эта модель стала предметом всеобщего вожделения.
Последние три года я принимал участие в проекте Альберта Гора Climate Project, направленном на решение экологических проблем, связанных с изменением климата. Для него я придумал дизайн футболок, которые были выпущены ограниченным тиражом. Все средства от их продажи шли в фонд проекта. Мода оказывает сильное воздействие на общество, и мы должны это использовать. Мы должны показать, что в курсе мировых проблем, и стимулировать общество к их решению. Я также принимал участие в проекте по сохранению площади Святого Марка в Венеции (SMS Venice project). Для него я разработал логотип. В нем я соединил два элемента, которые всегда ассоциируются с этим городом, — небо и воду.
Один из последних интересных проектов — создание бейсбольной формы, посвященной Олимпиаде в Пекине. Вообще работа над каждым проектом начинается с того, что ты концентрируешься на своих эмоциях. Я хотел добавить чувственности традиционной форме. И получилось здорово — так я поучаствовал в Олимпиаде!


Кристиан Лакруа
Те, кто говорит, что haute couture дает возможность творить, не ограничивая свою фантазию, лукавят. Нет некоммерческой моды. Для меня единственное исключение — театр. Я обожаю делать театральные костюмы и всю жизнь делаю их с огромным удовольствием. Здесь можно воплотить все самые смелые идеи и не думать о том, как это будет продаваться, как повлияет на положение дома. Вся остальная мода — целиком и полностью коммерческая. Это не плохо и не хорошо. Мы живем в этом мире и должны играть по его правилам. И, на мой взгляд, такая мода должна быть доступной, она не должна ограничиваться сферой haute couture, поэтому я принимаю участие в совершенно разных проектах. Я делал мини-коллекцию для каталога La Redoute, «одевал» бутылку воды Evian, создавал духи для компании Avon, форму для экипажей Air France.
Некоторые полагают, что участие известных дизайнеров в разработке коллекций для масс-маркета может привести к снижению статуса haute couture. Ведь получается, что приобщиться к миру высокой моды можно по очень демократичным ценам — кто тогда будет платить за настоящее платье haute couture? На мой взгляд, это не так. Высокая мода нужна всем. Это лаборатория моды — здесь оттачиваются техники, приемы, идеи. Именно брагодаря высокой моде сохраняются многие старинные техники шитья — это также очень важно. На самом деле эти разговоры похожи на те, что вели на заре кинематографа. Тогда утверждали, что кино постепенно вытеснит театр, но посмотрите сами — они прекрасно сосуществуют, потому что ничто не заменит живого представления. Так и с высокой модой — ни наше, ни следующее поколение не станут свидетелями ее заката.


Мода должна быть разной. Я уверен, что haute couture, pre^t-a`-porter и high street могут и будут существовать параллельно еще не одно десятилетие. Умирают отдельные марки. Но не ремесло.

Моя цель — сделать этот мир лучше. Красивые вещи должны окружать нас постоянно, а не быть исключением. Если хочешь, чтобы мир менялся, — меняй его сам.
Карим Рашид
Для дизайна нет и не может быть границ. Кто сказал, что мусорное ведро — недостойный предмет? Ты пользуешься этой вещью каждый день, значит, она должна быть красивой. Я работал в качестве приглашенного дизайнера со многими компаниями, разрабатывал интерьер магазинов, отелей, ресторанов и даже банков. Мои последние проекты: оформление бутылки Veuve Clicquot (я поместил ее в футляр в форме яйца), магазин Bosco 3.14, много мебели, посуды.
Работая над каждым новым проектом, я стараюсь забыть о прошлых и приступаю к нему так, как будто раньше ничего не делал. Для каждого дела нужен свежий взгляд. Мир постоянно меняется, и в этом мой источник вдохновения. Когда ввели правила на перевозку жидкостей на борту самолетов в ручной клади, я начал работу над упаковкой косметики для тех, кто часто путешествует и не хочет сдавать вещи в багаж. Так появилась линия косметики Monodose Skincare от Prada.
При этом я отдаю себе отчет в том, что я не свободный художник, я не могу делать все, что хочу. Часто я очень ограничен ценой будущего объекта. Мусорное ведро, например, должно было стоить $12. Кажется, что это очень жесткие рамки, но на самом деле так даже интереснее.
Один из моих любимых материалов — пластик. Это демократичный материал, с его помощью можно сделать дизайнерские вещи более доступными. Вообще сейчас технологии позволяют снизить затраты на производство, при этом не экономя на качестве. Высокая цена должна быть оправдана — раньше это был ручной труд, сейчас, когда почти все операции выполняет машина, во многих отраслях это теряет свой смысл.

Максим Кибардин
Работа над коллекцией для такого бренда, как Furla, — большая честь. Для меня сотрудничество началось с конкурса Furla Talent Hub. Он регулярно проводится для того, чтобы привлекать к работе над коллекциями новых дизайнеров. Когда такая компания доверяет тебе разработку коллекции — это еще и огромная ответственность.
Я начал работу с изучения бренда, его истории, привычек и вкусов постоянных клиентов. Многие поклонницы Furla любят подбирать сумку под обувь. Я разработал две линии — sport chic и casual couture, при это я постоянно координировал свои действия с дизайнерами Furla, занимающимися сумками. Это накладывает некоторые ограничения. Когда я делаю обувь под своим собственным брендом, то, конечно, могу позволить себе больше, но точки соприкосновения все равно есть, и прежде всего это элегантность.
Источником вдохновения для меня стали 60-е годы. Есть несколько символов этой эпохи, которые неизменно ассоциируются с элегантностью и стилем. Это дивы итальянского кино, такие как Моника Витти. Джеки Кеннеди, которую одевал дизайнер русского происхождения Олег Кассини. И, конечно, маленькое черное платье. И еще 60-е годы немыслимы без творений Пако Рабанна — в честь него некоторые мои модели украшены металлическими вставками, как на его платьях. Я рисовал эскизы туфель так, как будто это платья: горловина, сложный крой полочек, разрезы на рукавах.
Еще одна грань элегантности, которую я постарался раскрыть в коллекции для Furla, — элегантность классического мужского костюма. Бабочки, мужские ботинки, превращенные в женские за счет мягкости материала и плоской гибкой подошвы. За каждой парой обуви стоит своя история.

Сотрудничество с крупной компанией — бесценный опыт, здесь учишься работать в команде, вести диалог с коллегами. Одна только мысль о том, что твою коллекцию увидят покупатели во всем мире, вдохновляет.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить