Диана Вишнева. Богиня в полете

Героиней майской обложки журнала Harper’s Bazaar Россия стала прима-балерина, танцующая на главных сценах мира, идейная вдохновительница фестиваля современной хореографии Context и просто красивая девушка — Диана Вишнева, продемонстрировавшая хиты весенне-летней коллекции Louis Vuitton, а вместе с ними харизму, природную грацию и недюжинную силу воли.

Диана Вишнева. Богиня в полете

Мир балета окружен мифами. Какой из них хотелось бы развенчать в первую очередь?

Миф о том, как легко быть балериной, отчасти порожденный фильмом Даррена Аронофски «Черный лебедь». В кино положил битое стекло в пуанты конкурентке — и получил партию мечты. А в жизни все совсем по‑другому: нужно работать на пределе возможностей, причем не только в начале пути. Наша профессия прекрасна, но в то же время требует колоссальной силы характера и железной воли.

Педагоги удивлялись, как мне удается то, что я в теории делать не должна. Это придавало и сил, и азарта.

Насколько мне известно, вы не из театральной семьи. Но при этом танцуете с раннего детства — родители легко вас «отпустили» на сцену?

Да, раньше в каждой нормальной советской семье с шести лет детей отдавали в какой-нибудь кружок. В моем случае это были танцы — цыганские, гуцульские, кубинские. Это сейчас есть профессиональные балетные студии для детей, а в то время выбирать не приходилось. Да я тогда и не интересовалась балетом. Зато много и с удовольствием занималась спортом: бегала, каталась на лыжах, ходила в бассейн. К тренировкам меня приучил папа, так что свою спортивную закалку я получила благодаря ему. А вот мою любовь к балету, которая началась уже в Вагановском училище, он поначалу не воспринимал всерьез и даже посмеивался: «Очередное детское увлечение». Но когда впервые увидел меня на сцене, изменил свое мнение. Сейчас он театрал и разбирается в тонкостях темы не хуже профессионалов. Ну, а мама с самого начала меня поддерживала. Она очень артистичная — в детстве всем представлялась Галиной Улановой. (Смеется.)

А вы никогда не хотели поменять что-то, глядя на сверстников, которые по‑другому проводили время?

Я носилась во дворе с мальчишками и была главной заводилой, так что нельзя сказать, что радости школьного детства прошли мимо меня. Наоборот: я не знала, куда деть свою энергию. Неудивительно, что родители решили отдать меня в танцевальный кружок — должно же в девочке быть хоть какое-то изящество. (Смеется.)

Балет как-то изменил ваш характер?

Конечно. Я изначально не подходила, да и сейчас не очень-то подхожу под балетные стандарты, поэтому мне нужно было много и упорно работать над собой. Педагоги удивлялись, как мне удается то, что я в теории делать не должна. Это придавало и сил, и азарта.

В прошлом году вы отпраздновали 10-летие работы в Американском театре балета. Какие у вас планы на этот год?

Сейчас везу «Грани» на «Золотую маску» (интервью проходило накануне фестиваля. — HB), а затем в лондонский Колизей. После Лондона начнется подготовка к гала-вечерам в Большом и Мариинском в честь 20-летия моей профессиональной деятельности, далее — сезон в Метрополитен-опере, где пройдет вторая премьера «Спящей красавицы», и фестиваль «Белые ночи». Потом улечу в Японию на фестиваль, который раз в три года объединяет лучших танцовщиков мира (я уже, кажется, пятый раз буду в нем участвовать). В общем, список можно продолжать до бесконечности. Забавно, что когда я была ребенком, мама мне говорила: «Вот пойдешь в балет — тогда у тебя будет много времени для семьи. Станцевала вечером спектакль — и весь день свободна».

Как вам удается жить при таком безумном графике?

Мне помогает муж — все время ограждает меня от лишних проблем. Он моя главная защита и опора — уникальный человек, которому вообще ничего не надо говорить. У нас полная гармония. До встречи с ним я не верила, что такое возможно, особенно с моей работой, характером, перегрузками, стрессами, которые, естественно, влияют на эмоциональное состояние. Он берет на себя все мои переживания.

А что вы делаете, когда у вас совсем не остается сил?

Пытаюсь уехать хотя бы на несколько дней. Даже наша съемка в Париже для меня сейчас как мини-отпуск, тем более что это мой самый любимый город. (Улыбается.) Когда у меня спрашивают, где я хотела бы провести фотосессию, времени на размышление не требуется.

Какие у вас отношения с модой?

С детства люблю наряжаться, причем не как все. Я никогда не носила стандартную школьную форму, мама шила мне вещи по выкройкам из журналов. Мне нужен был определенный гардероб, и если в нем чего-то не хватало, начинались капризы. Ну, а когда повзрослела, стала спокойнее. Сейчас меня интересует не столько конкретный стиль, сколько образ, возникающий в голове при встрече с той или иной вещью. Мне не нужны многочасовые примерки: достаточно нескольких минут, чтобы понять, что это платье или этот костюм — мои. Бывает, надеваешь что-то — и как будто становишься другим человеком, да и сами вещи меняются вместе с тобой. Вот эту удивительную алхимию я и имею в виду, когда говорю о том, что мне важен образ, а не стиль.

Какой вы видите себя сегодня?

Многогранной — недаром мой последний проект называется «Грани». Я многого добилась, но возможностей, которые передо мной открылись, стало еще больше. Главное — чтобы на все хватило сил.

А есть какая-то партия, которую вы очень хотели бы исполнить? Или хореограф, о работе с которым мечтаете?

Я никогда не мечтаю, а ставлю цели и иду к ним. О чем можно мечтать, когда тебе удалось поработать с Морисом Бежаром и Пиной Бауш? Сейчас я сама могу вы­би­рать, в какую сторону двигаться. Мне интересна современная хореография, поскольку классический репертуар я перетанцевала и в разных редакциях, и практически во всех главных театрах. Не то чтобы я поставила на нем крест, нет. Просто сейчас для меня важен творческий процесс как таковой — когда ты приходишь в репетиционный зал, и рождается что-то новое.

Полную версию интервью читайте на сайте http://www.bazaar.ru/

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить