Тысяча и один Вьетнам

Есть страна тысячи островов — Хорватия. Есть страна тысячи пагод — Бирма. Есть страна тысячи озер — Финляндия и даже страна тысячи улыбок — Таиланд. Но я с некоторыми опасениями еду во Вьетнам. В далекий, загадочный, абсолютно неизвестный мне Вьетнам. Чтобы понять, что же это за страна.

Тысяча и один Вьетнам

Есть страна тысячи островов — Хорватия. Есть страна тысячи пагод — Бирма. Есть страна тысячи озер — Финляндия и даже страна тысячи улыбок — Таиланд. Но я с некоторыми опасениями еду во Вьетнам.
В далекий, загадочный, абсолютно неизвестный мне Вьетнам. Чтобы понять, что же это за страна.

ПОЛУЧИТЕ ПО ШАПКЕ

- Во Вьетнам едешь? Привези мне оттуда вьетнамскую шапку! — сказала подруга Машка.
- Ой, ты во Вьетнам? Шапку привези, — попросили с небольшим перерывом 8 коллег.
- Жень, ты, главное, шапку не забудь купить! — напутствовал муж, оставляя нас с чемоданом около стойки регистрации на рейс «Москва — Хошимин».
Понятно. Вьетнам — это страна тысячи шапок! Вернее, шляп. Вернее, нонов — конические произведения искусства называются нонами. Мысленно пообещав всем знакомым закидать их шапками по приезде, я шагнула навстречу Вьетнаму в ярко-синий «Боинг-777» с лотосом на хвосте.
Через 9 с половиной часов абсолютно беспроблемного перелета я уже делала серьезное лицо, стараясь соответствовать оному на загранпаспорте в аэропорту города Хошимина. За эти девять часов я поняла, что Вьетнам — это страна тысячи красавиц (ну теперь тысячи и одной!). Даже стюардессы в самолете авиакомпании Vietnam Airlines выглядят так, будто они летят прямо с финала конкурса красоты, а короны остались звякать в багажном отделении. Стройные, изящные, очень женственные — и я позавидовала мужскому населению Вьетнама. Ну и женскому — немножко.

ХЕЛЛО, МОТО!
На огромном автобусе мы въехали в город Хошимин (чаще его называют по‑старому — Сайгон). На первом же перекрестке я поняла, что Вьетнам — это страна тысячи мотоциклистов. Они были везде. Ехали толпой, не соблюдая полос, в 5 или 6 рядов. Изредка попадались ретрограды-велосипедисты (старшее население), велорикши (очень колоритное население) и пара автомобилей (очень богатое население: купить машину во Вьетнаме примерно то же самое, что в Москве — личный самолет, а небольшой байк стоит около 600 долларов). На мотоциклах, как выяснилось, можно возить все — от корзины фруктов высотой с одноэтажный дом до грудных детей.
Наш автобус между тем ловко объехал мотоциклетный муравейник и выехал… к Нотр-Даму. Нет, я не сошла с ума. Хошимин считается самым европейским городом Вьетнама, и многие здания здесь строили французы-колонизаторы, поэтому в центре Сайгона вот уже много лет красуется Нотр-Дам-де-Сайгон, возведенный ностальгирующими потомками Людовиков и Наполеонов. Французы же построили и шикарный отель Rex, где во время последней войны жили западные журналисты и пели Rolling Stones, а теперь сказочно сосуществуют туристы из разных уголков мира. И мы тоже.
Вечером, невзирая на усталость (она легко снимается в бассейне на крыше отеля), мы с компанией отправились в путешествие по злачным местам Сайгона. Баров, ресторанов и клубов здесь предостаточно, но некоторые работают только до полуночи — отголоски социализма ночью звучат чуть громче. Клубы практически не отличаются от европейских ни репертуаром, ни атмосферой. Разве что публика (особенно девушки!) здесь довольно стеснительна (это мы исправили первой же коллективной «макареной имени дружбы народов»), да еще таких лучезарных барменов я уже давно не видела — один из них, улыбаясь в 64 зуба, провожал нас до дверей и каждому жал руку. «Вьетнам — страна тысячи удовольствий», — думала я, засыпая в роскошной постели отеля.

Любители древней истории найдут во Вьетнаме огромное количество буддийских храмов, поклонники современной истории — музеи, театры и даже мавзолей Хо Ши Мина в центре Ханоя. Кстати, в пагоде вполне можно «застать» бюст дядюшки Хо. Страна контрастов, что говорить!


О ЧЕМ РЕЧКА
На следующий день обнаружилось, что встать в 6 для меня, в меру мудрой совы, по утрам не понимающей, что, где и когда, теперь раз плюнуть. Превращения начались (ведь Вьетнам — страна тысячи превращений)! После завтрака мы отправились на ботике по реке Меконг (это главная река Вьетнама) к чудесному зеленому острову, где вьетнамцы выращивают экзотические и не столь экзотические фрукты, а помимо этого делают конфеты из кокоса, держат ульи, продают сувениры и устраивают живые концерты в ресторанчике с крышей из пальмовых листьев. Здесь у нас произошла незабываемая встреча с двумя гиббонами, которые, видимо, специально для нас синхронно пропели мелодичный гимн свободе и бананам и в конце перешли на натуральный ультразвук, а в награду стащили бейсболку у самого активного поклонника их пения. Вьетнам — страна тысячи гиббонов (хотелось бы надеяться!).
Перед возвращением на «большую землю» мы спустились по узкому каналу на маленькой лодке-каноэ, управляемой живописной босой «девушкой с веслом» лет 70 с лицом грецкого ореха. Все обнимались с фотоаппаратами, а я смотрела, как солнце плюхается в коричневые илистые воды Меконга, как маленькие, мохнатые, как щенки дворняги, водяные кокосы наслаждаются почти стопроцентной влажностью, как по берегу бегают синие рыбки… Стоп! Да, они именно бегают. На передних плавниках (лапах?). «Рядом не спеша зарождалась цивилизация», — вспомнила я. Вьетнам, несомненно, страна тысячи цивилизаций.

ЖИЗНЬ-МАЛИБУ
В Сайгоне-Хошимине много интересного — от музея американских преступлений, в который без предварительных валериановых вливаний лучше не входить, и местечка Кучи в «Подсайгонье», с подземными туннелями и площадкой для стрельбы из старого оружия, до большого рынка, откуда можно принести килограммы фруктов и сувениров, потратив пару долларов. Но нам, прослышавшим от родных о первом снеге в Москве, очень хочется к морю. И мы отправляемся на автобусе в местечко Фантьет на берегу Южно-Китайского (вьетнамцы называют его Восточным) моря. В дороге останавливаемся прямо у обочины, чтобы сфотографировать бешено-розовое поле лотосов — их выращивают здесь не для красоты, а пользы ради — из корня лотоса, оказывается, много что можно приготовить. Вьетнам, конечно же, страна тысячи лотосов.
Наконец мы видим море. Большое, чистое, серебристо-синее, в короне из белого песка. Проезжаем рыбацкий район с тысячей и одной лодкой — и вот перед нами курортная зона с тысячей и одним отелем (три или четыре назывались «Малибу»). Зелень, цветы, тишина… Кажется, мир остановился. И мы тоже. Раньше я не знала, что могу вот так купаться в море до и после заката, потом нарезать круги в бассейне, играть с соотечественниками в подводные ручейки, гулять по огромной цветистой территории отеля до половины пятого утра, а в половине шестого, благословив разбудившую меня вьетнамскую тетеньку, встать и снова бежать к морю, прыгать через волны, собирать ракушки и… чувствовать себя отдохнувшей.
Мы успели съездить еще и в местечко Муйнэ, сплошь образованное из ярко-красных песчаных дюн, по которым вьетнамские дети катаются на линолеуме, как наши дети — со снежных гор на санках. По дороге нам рассказали, что в Фантьете и Муйнэ любят проводить каникулы серфингисты и кайтеры, которые снимают однозвездочные отели (Однозвездочные?! Уютные домики с отличными номерами со всем необходимым, включая море цветов и настоящее море в трех шагах, 35 долларов за номер!) и проводят весь день на пляже. Мне захотелось стать серфингистом. Или кайтером. Или хотя бы приехать сюда еще раз с любимым. А может, и с ребенком. Вьетнам — страна тысячи возможностей.

Правда о Вьетнаме
* Самолеты во Вьетнам летают трижды в неделю из Москвы, из аэропорта Домодедово (два рейса в Ханой, один — в Хошимин). Стоимость билетов — в зависимости от сезона.
* Климат субтропический. Сезоны дождей на севере и юге — с мая по октябрь, в центральных районах — с августа по январь. Температура на юге около 29−35 градусов летом и 22−27 — зимой, на севере — соответственно 27−33 и 15−23.
* Разница во времени между Ханоем и Москвой — 3 часа (летнее время), 4 часа (зимнее время) в пользу Вьетнама.
* Валюта — донги. 1 доллар примерно равен 15 800 донгам. Доллары принимают повсеместно.
* В отелях европейское обслуживание, звездность вполне соответствует указанной, при этом в трехзвездочных отелях можно найти вполне пятизвездочные номера. Работники часто говорят по‑русски лучше, чем по‑английски.
* Дорогу в больших городах при отсутствии светофора лучше переходить спокойно, не дергаясь. Мотоциклисты быстро тормозят и ловко лавируют между людьми. За доллар можно доехать в любую точку города на мотоцикле или велорикше.

ОСТРОВ ВЕЗЕНИЯ
По дороге из Фантьета в Нячанг (другой курортный город Вьетнама) я обнаружила в себе какое-то новое чувство. И тут же назвала его вселенской любовью. Описать его трудно. Это даже не чувство, а состояние, при котором ты, кажется, любишь всех и вся, при котором тебя делают счастливой мелочи, а большие радости благодарно воспринимаются как естественное положение вещей.
В таком настроении я подъехала к причалу, откуда маленький скоростной катер должен был доставить нас на остров, занятый пятизвездочным комплексом Sofitel. Домчавшись до острова, я попыталась подавить новый прилив вселенской любви или подключить дополнительную функцию журналистского цинизма. Как бы не так!
Какой уж цинизм, если вечер начинается со SPA-процедур, которые здесь стоят в 3 раза дешевле, чем в Москве? Какой там цинизм, когда на ужин идешь в отель на горе, буквально у дверей которого бурлит утопающий в цветах водопад? После этого ужина мы чередовали развлечения — то танцевали «Хава нагилу» с группой аниматоров отеля, то купались в ночном море, то дегустировали местные сорта пива (самое вкусное — Tiger), сидя вокруг стола на маленьком островке в центре огромного бассейна, и пели русские народные песни, силясь выдавить из себя хотя бы каплю ностальгии. Вселенская любовь прибывала вместе с приливом. Ностальгия оставалась красивым словом. Кстати, «Хава нагилу» танцевали двое православных, двое буддистов и один мусульманин. Вьетнам — страна тысячи противоречий!

Кухня в отелях и ресторанах как европейская, так и местная. Местные блюда довольно остры, но невероятно вкусны. Особенно хочется порекомендовать блинчики с креветками, кальмары в кляре, пряное мясо и все рыбные блюда. Морепродукты здесь доставляются на стол практически сразу из моря. Обед обычно состоит из 9−12 блюд, в ресторанах любят устраивать живые концерты и петь на вьетнамский лад некоторые русские песни (любимая — «Миллион алых роз»).

ВСЕМ ХАНОЙ!
- Мам, у нас тут холодно — плюс двадцать три всего, — кричу я в трубку мобильного.
- А у нас тепло, уже не минус семь, а минус пять! В снежки играем, — оптимистично заявляет мама.
Из аэропорта Нячанга мы вылетели в столицу Вьетнама — Ханой.
В центре Ханоя (в переводе — «город взлетающего дракона») расположено озеро Возвращенного Меча с островом Большой Черепахи и пагодой, посвященной оной черепахе, посреди него. Через дорогу от озера — кукольный театр на воде, в котором мы и посмотрели спектакль, объясняющий историю названия озера. История эта — смесь «Буратино» и русских народных сказок. Оказывается, много веков назад умная черепаха решила покончить с властью китайской династии Мин во Вьетнаме и дала одному вьетнамскому удальцу меч-кладенец. Юноша, как честный вьетнамец, вернул Тортилле арендованный талисманчик сразу после победы.
Вдохновившись выкрутасами кукол на воде и сладкоголосым пением вьетнамского хора, мы отправились покорять сувенирные лавки. Оказалось, что в Ханое можно купить максимум вещей, потратив на это минимум денег. Золотые и серебряные украшения, в том числе с сапфирами — их добывают во Вьетнаме, — изделия из дерева и камня (от визитниц до компасов), шелковая одежда (с тебя снимают мерки и через несколько часов приносят в отель прекрасную стилизацию под национальный костюм, которая еще и стройнит невероятно!), неплохое местное вино и немного зловещие напитки, настоянные на настоящих кобрах (говорят, увеличивают половое влечение — во Вьетнаме, по крайней мере, семьям уже официально запрещено иметь третьего ребенка — видимо, действует!). Убедившись, что Вьетнам — страна тысячи сувениров, мы отправились в Халонг.
Халонг — залив Приземляющегося Дракона (сюда вышеуказанный дракон прилетел прямехонько из столицы и превратился в 1000 или около того каменных глыб) — называют восьмым чудом света. Не зря. Сидишь на носу двухпалубного судна, смотришь, как дымка целуется со скалами причудливой формы, иногда прыгаешь на соседние лодки местных рыбаков и покупаешь у них несколько свежевыловленных крабов, иногда сходишь на берег и долго бродишь по волшебным пещерам со сталактитами в стиле сюр, а потом прыгаешь прямо с судна в воду и купаешься в прозрачной и тихой воде, которая почему-то пахнет лесом. Чувство вселенской любви, кажется, достигает пика.
Вечером мы возвращаемся в Ханой, чтобы попрощаться с Вьетнамом — ночью самолет. Еще раз проходим мимо озера Возвращенного Меча. Около него по лавочкам сидят вьетнамские парочки и целуются. Их много. Они нас не видят. Зачем? А мы понимаем наконец, какое определение дать этой стране, вызывающей любовь из ниоткуда и умудряющейся любить не раз обижавший ее мир и создавать все из ничего. Вьетнам — это страна тысячи влюбленных. Ну и шапок, конечно, тоже!

БЛАГОДАРИМ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО АВИАКОМПАНИИ VIETNAM AIRLINES ЗА ОРГАНИЗАЦИЮ ПОЕЗДКИ И УДИВИТЕЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить