Петербургский Ромео Владимир Шкляров

Владимир Шкляров выглядит как хрупкий подросток. Но юная внешность обманчива — танцор уже успел стать премьером Мариинского театра.

Петербургский Ромео Владимир Шкляров

Когда ты понял, что балет — это твое?

Это был мамин выбор, она отдала меня в Академию русского балета имени Вагановой. До того занимался в спортивных кружках: мальчишкой я был шкодным, в надежде унять безумную энергию мама с бабушкой постоянно меня куда-то водили. Среди пробуемых секций был народный ансамбль «Калинка», и там как-то пошло. Мне нравилось танцевать, но для меня танец был спортом: кто выше прыгнет, лучше сделает движение, кто быстрей сообразит. Стоял в четвертой линии, пробивался в первую. Когда получалось — радовался. Мне всегда нравились аплодисменты, в общем, творческим был ребенком. В балет же попал совершенно случайно: сказали, что в августе будет набор в академию. Перед тем как поехать на дачу, мы с мамой зашли показаться. Причем ехать я не хотел — прочитал объявление, где был указан определенный вес. «Мам, я не подойду, я толстый», — сильно переживал, но все же решили попробовать. Прошли первый тур, второй, третий. И меня взяли. Но даже после этого я не знал, хочу ли заниматься балетом. Только потом, когда ребят стали задействовать в спектакле «Щелкунчик» Мариинского театра, я понял, что очень хочу танцевать. И для себя решил, что попаду именно в этот театр, а значит, пришлось заниматься с удвоенной силой.

Интриги в академии были? Читаешь воспоминания балерин о юности: одной битые стекла в пуанты подсыпали, другой костюм перед выходом испортили. Ты с этим столкнулся?

Это было скорей моральное давление. Тех, кто хочет быть лучше других, не любят. У меня были стычки, конфликты с ребятами. Но я не могу сказать, что очень страдал. Была на моей памяти история с вредительством, но смешная. Кому-то из парней мы намазали бандаж жгучей мазью «Финалгон», только результата не было никакого. То ли мазь была просроченная, то ли неправильно время рассчитали. Не сработало! Мы посмеялись, с тех пор глупостей не делали. Но вообще наш выпуск дружным был, особенно сплотил ребят футбол. И сами играли, и за «Зенит» болели. Помню, после оперы «Кай и Герда» оставались снежки искусственные, так мы их уносили с собой из театра и использовали в качестве мяча. Футбольным фанатом я остаюсь до сих пор, болею за сине-бело-голубых. Когда наши дома играют, рвусь сходить на стадион. Правда, не всегда получается — последний раз мы с другом прошлым летом на «Петровском» были. Я просто влюбился в Халка после фантастического гола в матче с «Ливерпулем».

На какие жертвы приходится идти ради балета?

В нашей профессии нужно быть либо одним из лучших, либо вообще не браться за дело. Своих будущих детей я в балет бы не отдал.

У тебя есть кумиры?

Конечно, поражает Михаил Барышников — человек с удивительной техникой, координацией, он потрясающе сложен. Фарух Рузиматов тоже мой кумир. У Фаруха был концерт в январе, и у театра стояла огромная толпа людей, которые его обожают, ждут, хотят взять автограф. Это притом что, мне кажется, сейчас балетных артистов не знают, как знали во времена СССР, когда поход в тот же Мариинский театр был более доступен.

Анна Павлова гениально крутила фуэте, Вацлав Нижинский фантастически зависал в прыжке, у тебя какая сильная сторона?

Наверное, артист балета — это больше профессия для «девочек», а не для «мальчиков». Я считаю, что в нашем деле все-таки главное — слаженный, чувственный дуэт. Он залог хорошего спектакля. Для этого важно найти общий язык с партнершей, и танцевать с одной балериной, а не менять их как перчатки. Сейчас, кстати, такие новые веяния: мол, нужно быть коммуникабельным и научиться танцевать со всеми подряд. А на мой взгляд, дуэт может состояться, исключительно когда люди танцуют только вместе и много лет.

Ты поэтому так рано женился?

Я женился по любви и потому, что в этом вопросе у меня консервативные взгляды. Отношения с девушками я всегда рассматривал как перспективу жениться. С Машей мы сразу решили, что главное — доверие и уважение друг к другу, поэтому как без свадьбы? А насчет творчества — тут тоже все совпало — у нас с Машей складывается замечательный дуэт.

Это была любовь с первого взгляда?

Маша понравилась мне сразу, но раскачивался я долго. Потом все-таки набрался храбрости и подошел, с этого дня мы не расставались. Моя жена из Перми, поэтому раньше жила в общежитии Мариинского театра, а мы с мамой в Купчино. Мы с Машей хотели как можно больше времени проводить вместе, но было тяжело ездить туда-сюда через весь город. В какой-то момент я так устал, что решил купить квартиру. Решить-то решил и даже вскоре купил, но в ней нужно было делать ремонт. Хотел Машу привести жить в готовый «рай», думал: «Закончу ремонт и сразу сделаю предложение». Однако эпопея с ремонтом затянулась на годы, а Маша терпеливо ждала. Когда кольцо любимой девушке я все-таки подарил, выяснилось, что свадьба — огромная проблема, в загсах все расписано на полгода вперед. И остается время лишь поздно вечером или рано утром. Слава богу, нам пошли навстречу, нашли «окно», и мы расписались. Правда, из регистрации культа не делали, мы ждем венчания — вот это будет большой праздник.

Читательницы Cosmo часто жалуются, что современные мужчины не спешат связать себя узами брака. Как ты думаешь, это правильно?

Личное дело каждого, конечно. Заставить жениться человека невозможно. Но мужчина должен принимать ответственные решения, если он взрослый. И существование человека без семьи, детей, я считаю, неоправданным. Мы должны жить не ради себя, а для своих близких. Даже успех, если его не с кем разделить, ничего не стоит. Но женщины тоже виноваты в том, что мужчины жениться не хотят. Они сами отпугивают «половинку», начиная давить. Волнуются. И хотят получить мужа любой ценой. Моя Маша эту тему не затрагивала, так что я невольно сам себя торопить стал.

Ты танцуешь Ромео. А насколько романтичный парень в жизни?

Конечно, романтичный! Но в жизни романтика другая. Я человек спонтанный и постоянно устраиваю Маше сюрпризы. Например, мы долго планировали отпуск и собирались в Италию, а в итоге… полетели на Гавайские острова. Я устроил это буквально за полчаса по телефону, когда мы были на гастролях в Америке. Забронировал номер, купил билеты, оплатил все и повез туда любимую. Конечно, это было сказкой. Океан, солнце, фрукты. Настоящая романтика!

Гавайи — это, конечно, здорово. А вот каждый день ты тоже романтик? Кофе в постель любимой приносишь?

Для Маши я могу сделать, наверное, все. Кофе в постель это даже банально! Гораздо приятнее, когда человек тебя не ждет, понимая, что ты с гастролей сорваться не можешь. И вдруг ты приходишь на ее спектакль. Или букет от твоего имени появляется за кулисами, хотя ты за тысячи километров от Петербурга. На 8 Марта и день рождения мы часто бываем врозь из-за плотного рабочего графика у обоих. Но я стараюсь придумывать что-то, чтобы жену порадовать.

В вашей семье говорят о творчестве? Или закон: ни слова про работу!

Каждый раз себе слово даем: дома про балет не говорить! И каждый раз про это забываем. Мы обсуждаем все, что связано с танцем, начинаются «разборы полетов», ищем причины неудач, хвалим друг друга за победы. Мы отдыхаем, лишь когда оказываемся в другой среде, не среди людей искусства.

Кто у вас в доме готовит? Часто бывает, что творческие люди в быту беспомощны.

Маша исключение, она фантастический кулинар, каждое ее блюдо становится коронным. Меня с кухни она прогоняет, хотя я часто рвусь помочь.

У вас есть секреты, как держать форму? Может, какие-то продукты не едите?

У нас нет диет, вкалывая физически по 4−5 часов в день, не поправляешься. Можно спокойно позволить себе пиццу. На ночь не едим, а в остальном — свободные люди.

Насколько «балетные» оторваны от жизни? Ты весь в высоком искусстве или подурачиться можешь?

Дурачиться обожаю с детства! Я разными голосами говорить умею, поэтому товарищи постоянно покупаются на мои розыгрыши. Шутить люблю не только я, но и все мои «балетные» друзья, ведь на сцене и на репетиции нужно быть очень серьезными, так что приходится компенсировать. И потанцевать мы ходим, в Японии вот, помню, зарулили в ночной клуб и зажигали под хаус до утра. Раньше балет был образом жизни, статус артиста Императорского театра не позволял расслабиться. Они были все неземные и возвышенные существа. Сегодня все проще, мы тоже люди!

С Владимиром Шкляровым разговаривала Наталья Черных

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить