Ничего смешного!

Почему он, как папуас, смеется над блондинками, ужастиками и косметикой

Ничего смешного!

— Хочешь, расскажу анекдот? Всем отделом валялись! Девиз холостяка: лучше молоко из холодильника, чем корова на кухне!
Гробовое молчание.
- А ты что не смеешься? Тебе что, не смешно?
Я (голосом Дементора из известной книжки):
- Не-е-ет.
- Да ну тебя, нет у тебя чувства юмора!


Развеселый старик Гечевари
Интересно, у кого это нет чувства юмора: у того, кто не смеется над идиотскими анекдотами, или у того, кто над ними СМЕЕТСЯ? Если так, то тогда лучшее в мире чувство юмора у моего дедушки, Доментия Амирановича Гечевари. Со стороны никто не подумает, что этот достойный пожилой джентльмен вообще способен смеяться. Внешне он похож на смесь могучего дуба и каменного гостя с острова Пасхи. Однако стоит рассказать ему самый тупой, самый ординарный, самый несмешной анекдот, с дедушкой начинает твориться нечто невообразимое. Он начинает смеяться так, что аж весь расседается от смеха. Его лицо идет трещинами и наливается краской, он хохочет и ухает, булькает и хлопает себя по бокам руками. Он не может остановиться — отсмеявшись, он, весь багровый, с трудом переводит дух и еще долго периодически всхрюкивает, вспомнив какой-нибудь особо смешной поворот сюжета. Наблюдать это так же поразительно, как если бы на ваших глазах согнулась от хохота гора Арарат.

Кто смеется не в тему!
Так что даже если исходить из простой наследственности, чувство юмора у меня должно быть просто великолепное! Это, наоборот, кое-у-кого его нет!
У того, кто, увидев в Интернете изображение китайского туалета (с надписями М и Ж по-китайски), не просто гогочет, как папуас, но еще и рассылает картинку всем своим братьям по разуму, получая в ответ не менее восторженные комментарии вроде «буа-га-га», «ржунимагу» или «пацталом!»
У того, кто с нескончаемым удовольствием рассказывает анекдоты про двух блондинок за рулем, предпочитает Монти Пайтону «Космические яйца» и обзывает мою прическу «вчерашними макаронами».
У того, кто обижается, если на людях сказать ему: «Ты — мой герой!», называет Вову Сосискина Бобом Великолепным, распевает по утрам в душе «Ты беременна, это временно» и считает, что собственные носки — это очень, очень смешно. Вот у этого человека с чувством юмора просто труба. А вовсе не у меня!
И он еще говорит, что смеяться надо мной смешнее, чем смеяться моим шуткам!

Не бойтесь, это профессиональное!
Возможно, следует предположить, что у мужчин и у женщин вообще разное чувство юмора. Ведь разные люди, надо думать, и смеются по‑разному! Физики смеются по‑своему, поэты — по‑своему. Медикам смешон забытый в животе огурец («А почему огурец?» — «Потому что забывать в пациенте ножницы — это так старо!»). Водителей смешит надпись «Фигачу на дачу» на заднем стекле лимузина. Редакторов веселит конструкция «отъехав километр от Бологого, шляпа слетела с Горького». Даже у черных следопытов-гробокопателей я слышала что-то вроде профессионального юмора (там было что-то такое, что волосы на голове шевелились). Сталевары смеются о своем, хлеборобы — тоже о своем, англичане — о своем, немцы — о своем, итальянцы — о Мадонне…
Специалисты по смеху и юмору (скучнейшие люди!) даже выделяют несколько основополагающих типов юмора:
ФРАНЦУЗСКИЙ (все вокруг секса)
АНГЛИЙСКИЙ (вообще непонятно что)
АМЕРИКАНСКИЙ (все, что есть тупого и несмешного, как шутки в сериале «Счастливы вместе»).

Так что неудивительно, если и мужчины с женщинами смеются по‑разному. Или, по крайней мере, в разных местах.

В кинотеатре идет премьера фильма «Дневник Бриджит Джонс». Когда она, толстая и неуклюжая, в короткой юбке и пожарной каске, сползая карабкается вверх по пожарному шесту, заходятся от хохота одни мужчины.
Но когда Хью Грант и Марк Дарси битый час дерутся в фонтане, веселятся женщины.
Почему?

Исторический анекдот
Вспоминаю, у кого-то, кажется, у Марка Твена приведен самый древний анекдот в мире. Типа Адам и Ева стоят перед водопадом, и Ева поражается тому, как это много воды падает и падает вниз.
- А ты бы предпочла, чтобы она падала вверх? — спросил Адам и расхохотался. В восторге от собственного остроумия.
Вот оно, типично мужское чувство юмора! Они ведь на самом деле страшные консерваторы, эти мужчины. И когда что-то оказывается не на своем месте, не по очереди и не по порядку, они смеются. Женщины — нет. А знаете, какой любимый анекдот кое-у-кого?
«Объявление в аэропорту:
- Девушка, вылетающая в Кызыл-Бурду! Одумайтесь!»
Ха, ха, ха.

Нежный женский смех
У женщин нет пресловутой мужской логики, поэтому, если что-то оказывается не на своем месте, мы не веселимся. Мы сердимся. И когда человек, поскользнувшись на банановой кожуре, падает в грязь да еще и больно ударяется, нам тоже не смешно, нам жалко.
- Да, ты хочешь сказать, что тебе не было смешно, когда тетка в том фильме сунула пальцы в розетку, ее дернуло током, и у нее волосы были дыбом?
Когда Чарли Чаплин или Луи де Фюнес падают и ударяются, то совсем не смешно. Сразу же думаешь: а вот если ты так рухнешь, да еще и в грязь — вот ужас!
Женщинам смешно все, что абсурдно само по себе. Слово «стрекозел». Костюм химзащиты. Когда у кого-нибудь в зале в паузе между частями симфонии громко-громко булькает в животе. Словом все то, что мужчины и называют «всякими глупостями».
Но на самом деле для женщин нет ничего более смешного, чем сами мужчины. А для мужчин — чем сами женщины.

Над чем ОН обычно СМЕЕТСЯ,
Я совсем НЕ СМЕЮСЬ:

  • над глупыми рингтонами
  • в телефонах
  • над своими друзьями, когда они очень сильно пьяны
  • над анекдотами про дистрофиков
  • над собакой, когда она приседает во дворе по‑большому
  • над тем, как выглядят женские колготки (особенно отдельно от женщины)
  • над тем, какие звуки издают персонажи в боевиках, когда их ударят между ног
  • над тем, как падают люди в «Сам себе режиссере»
  • над молодыми папами с колясками
  • над бабушками, перебегающими
  • дорогу перед носом у машины над дедушками за рулем на трассе
  • над некоторыми ужастиками (!)
  • надо мной
  • и еще раз — надо мной!

Самое смешное на свете
Самое смешное, что есть на свете, это сам факт различия полов. Сам по себе. Ничего более смешного, чем-то, что у мужчин что-то болтается, а у женщин, как раз совсем наоборот, в природе не существует. Полагаю, что самый древний в мире анекдот имел место вовсе не тогда, когда Адам и Ева стояли у водопада, а тогда, когда, будучи изгнаны из Рая, узрели свою наготу и…
С тех пор самое главное, над чем смеются мужчины, — это женщины, а самое главное, над чем смеются женщины, — это мужчины.
В мужчинах смешно все. Все, что делает их мужчинами. Смешно то, как они болеют на футболе, что они собираются группой возле гаража, что у них борода и усы, их трусы, их мохнатые ноги, выражение лица, с которым они бреются. В женщинах мужчин, полагаю, тоже многое веселит: каблуки, то, что мы красимся (и выражение лица при этом), лифчик (слышишь, дорогой — ли-и-ифчик!), искусственные ногти, то, что мы готовим еду, что мы худеем, что мы можем забеременеть — все это им, понимаете ли, смешно. Само по себе! И совершенно неважно, насколько остроумно повернут анекдот про блондинку за рулем, если смешно как раз то, что она блондинка (то есть у нее длинные светлые волосы, накрашенные ресницы, короткая юбка, каблуки и ли-и-ифчик!) и она за рулем!

Чем чувствуют юмор
Говорят, чувство юмора — это как музыкальный слух. Можно слышать, что кто-то фальшивит, а можно не фальшивить самому. Кто-то умеет просто увидеть смешное, а кто-то — метко вставить, неожиданно сопоставить, вовремя ввернуть — в общем, к месту и в тему сострить. Это, разумеется, дано не всем. Но парадокс-то в том, что для того, чтобы забавляться повадками противоположного пола, чувство юмора не нужно совсем! И то, что он не смеется над моими шутками, а я злюсь в ответ на его, это вовсе не признак отсутствия у кого-то из нас чувства юмора, а просто прямое следствие гендерных различий в вопросах юмора. И если он думает, что меня смешит выражение лица, с которым он бреется, потому что у меня нет чувства юмора, значит, у него у самого нет чувства юмора, потому что чувство юмора есть умение понять чувство юмора другого человека, ибо чувство юмора — это такое чувство… Ничего смешного!
Почему он, как папуас, смеется над блондинками, ужастиками и косметикой

Над чем СМЕЮСЬ Я,
а ОН — НИКОГДА:

  • над умными словами «диатриба» и «долихокефал»
  • над тем, когда в пакете в багажнике разбиваются яйца
  • над фотографиями девушек из журнала «Знакомства» (и подписями к ним — тоже!)
  • над словом «кадык» и самим объектом
  • над тем, как выглядят мужские кальсоны (особенно вместе с мужчиной)
  • над выражениями лиц тяжелоатлетов
  • над людьми, играющими в домино
  • над порнофильмами
  • над тем, что в детстве он ходил в колготках и чешках
  • над тем, как он засыпает в парикмахерской
  • над тем, как он делает героический вид и вообще — над ним!

короче… уф!
Короче, я уже совсем запуталась, у кого есть чувство юмора, а у кого его нет. Поэтому предлагаю считать, что у меня оно есть, а у него нет! Исключительно для удобства.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить