Интервью с настоящим мужчиной

Нам давно хотелось взять интервью у очень сильного и благородного человека. И мы нашли своего героя, боксера, чемпиона, настоящего мужчину — Олега Маскаева.

Интервью с настоящим мужчиной

Нам давно хотелось взять интервью у очень сильного и благородного человека. Кандидатов было несколько.
Но после того, как в сентябре состоялось шоу «Звезды ринга на Красной площади», сомнений больше не было: мы нашли своего героя. Боксера. Чемпиона. Настоящего мужчину.


Олег Маскаев ОЛЕГ Cosmopolitan — это журнал такой, да? Может, завтра меня еще в каком-нибудь фильме пригласят сняться…
COSMO А вы бы снялись?
О  Снялся бы, но только в хорошей, положительной роли.

C Боксера бы сыграли?
О  Да, сыграл бы.

C Что для вас означают слова ­"положительная роль"?
О  Это мужчина, у которого на первом месте семья и дети, который помогает людям.

C А вашей семье много помогали?
О  Мне друзья очень много помогали. Но в то же время были и те, кто меня оставил и предал.

C Вы разочаровывались в них?
О  Нет, я просто на этих людей не обращал внимания, уходил в сторону. Люди — это сложные создания: человек способен и любить, и предавать.

C А вы сами от кого-нибудь отворачивались, может, потом жалели об этом?
О  Может, по молодости… Я мог отвернуться, когда был молод. И не понимал, что такое дружба. За мной ухаживали девушки: как ни странно, не я ухаживал, а за мной. Я это не к тому, чтобы себе цену набить. Но я видел, что они хотят замуж, а я еще не был готов. Я знал, что мне надо в армии отслужить, а потом уже задумываться о семье.

C Как вы выбрали среди этих многих девушек вашу жену?
О  Это уже судьба. Я верю, что Бог каждому дает свое предназначение, определяет его жизненный путь.

C Как же вы познакомились?
О  Моя будущая жна работала в армейской гостинице. Однажды, когда она, видимо, была занята, а я, спортсмен, сидел и смотрел телевизор, она меня попросила сходить в военный магазин и купить конфет. Туда какие-то конфеты завезли, барбариски, что ли. Я сходил, принес, она меня угостила, и после этого я стал обращать на нее внимание. У нее фигура была хорошая, внешность и такое обаяние… Я сразу его почувствовал. И на третий день мы пошли в кино.

C А фильм помните?
О  Какая-то итальянская комедия. Честно говоря, мне не до фильма было, я больше на супругу свою будущую смотрел. В общем, у нас была любовь с первого взгляда.

C Когда вы переезжали с семьей в Штаты, вам сразу дали разрешение на въезд?
О  Нет, это заняло восемь месяцев. Когда я приехал в США, подал документы на рабочую визу. Мне ее выдали. Но человек, который делал эту визу, как оказалось, как-то был связан с нелегальным оформлением мигрантов. Его начали проверять, ну и всех тех, кто через него прошел. Я тоже оказался в списке. У меня запросили, кто я такой. Я подтвердил, что спортсмен, что имею контракт. Только когда убедились, что у меня все в порядке с документами, я смог вызвать семью.

C Были ли проблемы с языком? Как адаптировались?
О  Дети выучили язык быстрее нас. Им было тяжело, но интересно. Они с первого дня пошли в школу. Те, кто был русскоязычным в классе, переводили им. Помогали поначалу, а так они сами все схватывали.

C А чем занимается ваша жена?
О  Смотрит за детьми, а дети учатся. Старшая дочь Аня работает медсестрой в хорошем госпитале. Сейчас уже имеет возможность выбирать себе спутника жизни.

C Вы ревнуете дочерей?
О  Нет. Но мы с женой стараемся объяснять детям, что девушке сначала надо получить образование, а потом уже думать о семье. Чтобы быть независимой от мужчины.

C Как вы относитесь к женскому боксу?
О  Отрицательно. Можно заниматься боксом для поддержания своей формы, но не профессионально. Девушка потеряет тогда свою привлекательность, свою нежность. Женщины стараются везде мужчину перегнать, даже на мотоциклах уже ездят. У меня старшая дочь тоже хотела. Но я сказал: «Даже не думай, просто забудь об этом».

C Ваш отец рассказал журналистам, что в пятом классе отдал вас в бокс, чтобы вы смогли дать сдачи старше­классникам, которые отбирали у вас деньги на обед. Вы помните это? Смогли в итоге постоять за себя?
О  У меня деньги отбирали только старшеклассники. Я держал контроль над теми, кто на два года старше меня. А вот с теми, кто был еще старше, было уже тяжеловато.

C Из этого вида спорта многие попадали в криминальные сообщества…
О  Нет, тогда ребята, которые занимались боксом, были более дисциплинированными. Они учились. С этим было строго. Тренер всегда спрашивал, как ты учишься, дневник проверял. Из школы всегда могли позвонить, пожаловаться.

C И все-таки многие спортсмены из-за денег уходили в грязный бизнес, нет?
О  Да, было, уходили. Слава богу, я остался.

C Когда Стив Трунов пригласил вас тренироваться в США, были сомнения? Вы имели тогда представление, кто такой Стив Трунов, или шли на ощупь?
О  Я его не знал. Но у меня была необходимость срочно уехать. Я уже не хотел выступать на Олимпийских играх. И потом меня уже начинали делить: за меня стали бороться два тренера. Никто не думал, что я пойду так далеко. Но когда увидели результаты… Бывший тренер попытался меня вернуть. Но я отказался — новый тренер вкладывал в меня силы, финансы, поддерживал и помогал в семейных проблемах, а мне предложили все оставить и вернуться обратно. Я так не могу. Я мог бы работать с двумя тренерами. Но первый тренер, имеющий большие связи, поставил жесткие условия: не вернешься — мы тебя подрежем. Поэтому, как только появилась возможность уехать, я уехал.

C Благодаря неграмотному менеджменту Стива Трунова у вас было пять нокаутов. Понимали ли вы тогда, что ­происходит с вашей карьерой?
О  У меня просто не было другого выбора. Я еще не разбирался в этих вещах. Не было рядом того, кто бы мог мне помочь, а меня пускали в расход.

C Что ощущаешь во время нокаутов?
О  Я до конца осознаю, что происходит. У меня не было таких нокаутов, чтобы я ушел — и ничего не помню. Нокаут — это когда ты делаешь ошибку и платишь за нее очень дорого.

C После расставания со Стивом вы не оставили тренировки. Говорят, что полгода сами тренировались в спортзале…
О  Финальный разговор с моим тренером Бобом Джексоном был после того, как я проиграл последний бой Кори Сандерсу. Я выигрывал, Сандерс уже снимался, но я нечаянно пропустил… Были проблемы в защите. После этого тренер меня пригласил в кафе и сказал: «Ты извини, Олег, но я уже не могу тебе больше ничего дать, поэтому и тренировать не буду. И ты лучше остановись». Но я не остановился. Приходил в зал и тренировался, тренировался.

C Вас поддерживала семья, да?
О  Да. Я знал: то, что произошло со мной, — просто результат чьей-то недоработки. У меня было желание учиться и боксировать. Но те, в чьи руки я попадал, были не в состоянии довести меня до чемпионского уровня.

C Как вы познакомились с вашим тренером Виктором Валле?
О  Я один тренировался, а он предложил мне поработать с ним на лапах. Когда поработали, он спросил у моего тренера Боба Джексона: «А как насчет Олега Маскаева, он с кем?» Бывший тренер ответил, что я абсолютно свободен, без агентов, без никого. Тогда Виктор подошел к Денису (Промоутер Олега Маскаева — Денис Раппопорт. — Прим. ред.) и сказал, что есть очень перспективный боксер: «Из-за каких-то ошибок его оставили. Но я чувствую, что он станет чемпионом». Денис оставил мне визитку. Я позвонил. Первый раз наши переговоры ни к чему не привели. Но через полгода мы подписали контракт. Виктор тогда не был моим тренером. Денис говорил: «Вот человек, который за тебя переживал, который нас свел и остался за бортом. Он хороший тренер, пусть он тебя потренирует». Я поработал с ним и понял, что он и человек порядочный, и тренер хороший.

C Виктор восстанавливал вас, очевидно, не только в физическом, но и в эмоциональном плане?
О  Он восстанавливал во всех отношениях.

C А получалось стимулировать людей идти заниматься спортом?
О  Да. Даже сейчас в Сакраменто, где я живу, люди хотят, чтобы я открыл личный клуб и тренировал ребят, но я пока еще к этому не готов.

C А ваши дочери занимаются спортом?
О  Да. Дочери и жена обычно бегают вместе со мной.

C А если у вас родится сын, сделаете из него боксера?
О  Думаю, что нет. В профессиональный бокс я бы его не отдал. Но научил бы его быть и ответственным, и физически сильным, научил бы его бить «раз-два — сто процентов». Дай бог, чтобы у меня был сын.

C А родные смотрят ваши бои?
О  Да. У меня много родственников в Москве. Но на бои только супруга ездит. Детей не беру — как правило, они учатся. Я им сказал, что учеба для них самое главное.

C Позволяете ли вы себе русский ­мужской отдых — рыбалка, водка?..
О  Я совсем не пью. Когда пьешь, с возрастом в боксе долго не продержишься. А вот рыбалку люблю. У меня есть катерок, езжу и на ночную, и на дневную рыбалку. Очень много в Сакраменто озер, речек. Когда на пару дней уезжаем, привозим много рыбы. В этом году обязательно пойду охотиться — сначала на фазанов или на уток, а со временем попробуем на большую дичь — медведей и оленей.

C Можно ли говорить, что у рефери всегда есть любимчики?
О  Да, есть. Всем известно, что рефери заинтересованы выбирать сторону матчмейкера, потому что тогда в следующий раз их снова пригласят судить поединок.

C Почему не состоялся ваш бой с Виталием Кличко? Говорят, вы не ­сошлись в деньгах — это правда?
О  Потому что вмешался Дон Кинг с боксером Питером. Ему надо было дать отступные, чтобы он ушел в сторону.

C Как вы оцениваете шансы на ­победу Виталия Кличко в поединке с Самуэлем Питером? (В мае 2008 года Олег Маскаев проиграл титул Самуэлю Питеру. — Прим. ред.)
О  У Виталия есть шансы выиграть бой. Не думаю, что Питер непобедимый. У Виталия есть все данные. Вообще Питер боится больших людей. Главное, чтобы Виталия травмы не беспокоили и он в хорошей форме подошел к бою, он же тоже давно не боксировал.

C Считается, что ­профессиональные спортсмены живут на ­лекарствах. Насколько это соответствует ­действительности в вашем случае?
О  Я, слава богу, живу на витаминах. Главное — постоянно быть в форме. Открою секрет: возраст для спортсмена — не главная проблема. Просто с годами работать больше.

Беседовала Галина Кисанд

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить