Интервью с актрисой Полиной Толстун

История Полины Толстун обычна: она с детства мечтала быть актрисой и закончила Театральную академию на Моховой.

Интервью с актрисой Полиной Толстун

Ее история обычна: с детства мечтала быть актрисой и закончила Театральную академию на Моховой. Необычно то, что в свои 24 года Полина Толстун играет в трех классических пьесах на одной сцене вместе с Алисой Фрейндлих, Олегом Басилашвили и ранее — с Сергеем Дрейденом. Удостоена престижной театральной премии «Золотой Софит», независимой актерской премии им. В. И. Стржельчика, номинирована на «Золотую Маску». Сцена Большого драматического театра священна для нее, у своих старших коллег она готова учиться все время. Полина открыта миру, готова к разумным экспериментам и верит, что мир спасет красота и искренность. Вот такая завидная последовательность в рамках классических образцов.

COSMO: Как ты впервые оказалась на сцене?

ПОЛИНА: В школе, где я училась, был театральный кружок. Вела его актриса БДТ Марина Леонидовна Старых. Однажды к нам на спектакль она пригласила режиссера Григория Исааковича Дитятковского, который в будущем стал моим мастером в Театральной академии. А тогда он просто пришел, посмотрел, а через год вспомнил обо мне, когда у него в спектакле «Отец» подросла девочка. И он пригласил меня на эту маленькую роль. Мне было 16 лет, и я вышла на сцену БДТ по воле случая, без протекции, без всяких связей.

C: Актерский мир состоит из связей или достаточно таланта? Что ты сегодня об этом думаешь?

П: Думаю, важен талант. Правда, связи тоже не помешают. Но если судить по мне, в моей семье по большому счету не было никаких теоретических возможностей оказаться на профессиональной сцене в столь юном возрасте. Никто об этом не думал никогда в жизни. Так сложились обстоятельства.

C: Как часто ты выходила на сцену?

П: Раза 3−4 в месяц. И получала зарплату.

C: Куда тратила?

П: Помню, как я в первый раз получала зарплату. Я тогда еще не знала, что кассир в БДТ всегда начинала отсчитывать деньги по «нарастающей»: сначала 5 копеек, потом 5 рублей, потом 50. Я пришла, подала паспорт, она посмотрела в бумажку и положила передо мной 50 копеек. Я подумала: «Не может быть!» Потом смотрю, отсчитывает четыре раза по 100 рублей, потом еще. Я думаю: «Хватит!» Но отсчет продолжается. Я была удивлена, особенно учитывая то, что моя семья была в тяжелом финансовом положении. Родители тогда сказали: «Это твои карманные деньги, делай что хочешь». Ну, я и купила что-то по мелочам.

C: Вспоминаются эпизоды этого спектакля? Ведь сегодня он уже не идет в БДТ…

П: Перед вводом у нас было репетиций, наверное, две или три. У меня там была небольшая роль: в первом действии прямой диалог с папой, а во втором голос моей героини звучал в записи. Ее записывали в звукозаписывающей студии БДТ. Тогда мне все это казалось невероятным! Напротив меня стоял режиссер и вместе со мной жестами все это проигрывал. Сначала я посмотрела спектакль: у Сергея Симоновича Дрейдена главная роль, все происходит на малой сцене, у зрителя возникает полное ощущение присутствия. Роль у него была очень импульсивная, и образ был создан так точно, что, идя на первую репетицию, я его даже побаивалась. Но не прошло и минуты с момента нашей встречи, как я убедилась — это добрый, улыбчивый, отзывчивый и чуткий человек! Сергей Симонович был ко мне внимателен, всегда перед спектаклем спрашивал: «Надо ли повторить текст?» У нас до сих пор очень теплые отношения, он, когда видит меня, всегда восклицает: «Дочка, Берта, привет!»

C: Ты всегда хотела быть актрисой?

П: Да. Не представляла себе что-то другое. Не то что бы я была в этом уверена, хотя с детства пела песни, читала стихи и в школе участвовала в КВНе. Просто в классе восьмом-девятом, когда детство прошло, начался такой период, что делала я только то, что мне нравилось. Если не нравилось — заставить меня было невозможно. А потом появилась театральная студия в школе, и я туда пошла. Но не думала, что меня заведет так далеко.

C: До БДТ прямо…

П: Это такой большой шаг. Я там оказалась среди настоящих АКТЕРОВ. Увидела другой уровень, других людей. Не знаю, как это точнее сказать. Это другая жизнь, это люди другого склада. Они живут ЭТИМ, значит ТАК можно.

C: Сегодня эта аура исчезла?

П: Не исчезнет никогда, потому что это театр. Там есть рамки, за которые я никогда не выйду. Там я собираюсь. Испытываю огромное уважение к своим партнерам, коллегам теперь уже. Слава богу, мне везет на хороших партнеров. И, несмотря на огромную разницу между нами, они никогда не ведут себя как мэтры по отношению ко мне.

C: Чему научила вас Алиса Бруновна Фрейндлих, ведь ты играешь с ней два спектакля — «Двенадцатая ночь» и «Дядюшкин сон»?

П: У нее настолько своя удивительная манера, свой тон, почерк. Есть вещи, которые на сцене только ОНА может сделать… Этому даже нельзя научиться. С этим можно быть рядом, наблюдать и впитывать.

П: Вот именно юношеское бунтарство и помогало мне верить в себя и заниматься любимым делом, несмотря ни на что. Я выросла не в центре Петербурга, вокруг меня были хорошие люди, но, как мне тогда казалось, им не хватало целеустремленности. И у меня возникло жгучее желание вырваться оттуда. И потом, финансовые сложности в семье были ощутимы, и желание все преодолеть, помочь своим близким меня вело.

C: Сейчас им помогаешь?

П: Если есть возможность, конечно, стараюсь… Моя мама музыкант по образованию. Ей я благодарна за свои музыкальные способности.

C: Как отнеслись родители к врученному тебе «Золотому софиту»?

П: Прекрасно отнеслись! Ужасно они отнеслись, когда я заявила, что хочу поступать в театральный.

Мама сказала: «Я знаю музыкантов, я видела актеров, пока училась. Я знаю, какие они бедные. Работы нет, денег нет. Ни в коем случае! Иди на бухгалтера, на повара!»

Потом, спустя время родители начали поддерживать меня. Они могут очень точно, не профессионально, а по-человечески, посоветовать мне какой-нибудь важный штрих, деталь для роли.

C: С какими недостатками в себе борешься?

П: С ленью. Это главный недостаток. Люблю побыть дома, поваляться, ничего не делать, но если дело касается спектакля, то что-то срабатывает в организме. Встаешь и идешь.

«Люблю побыть дома, поваляться, ничего не делать. Но если дело касается спектакля, встаешь и идешь».

C: У тебя есть свои фанаты?

П: Если судить по Интернету, то есть. Но все-таки работа в театре этого не предполагает.

C: БДТ часто гастролирует. Тебе не трудно вести жизнь кочевника?

П: Нет, у нас прекрасные администраторы в театре, которые организовывают все и говорят только: «Не забудьте принести паспорт». К этому быстро привыкаешь, остается только сказать: «Ребята, как же я без вас поеду куда-нибудь? Я же не знаю, как это делается».

Зимой мы были на гастролях в Израиле, попали в 25 градусов жары, что там редко бывает в январе. Жили на берегу моря. Нас там замечательно принимали. Чаще ездим по России, что тоже замечательно.

C: А как обычно отдыхаешь?

П: Я очень люблю Италию. Обожаю Венецию, север Италии, несколько раз там уже была. В туристический сезон там очень шумно, все толкаются. А зимой только местные жители и тишина. Поначалу отсутствие машин даже пугает. Мне нравятся итальянцы, их открытость, итальянская кухня тоже очень нравится. Уже лет 5 я мечтаю увидеть Мачу-Пикчу. Случайно наткнулась на фотографию в Интернете, увидела каменный город, очаровалась и заболела им.

C: Твой идеал мужчины… Есть таковой?

П: Семья очень важна, особенно в актерской профессии — это твой тыл. Не очень верю в актерские браки, хотя знаю много актеров — замечательных семьянинов и отцов, но для себя мужа-артиста не хотела бы. Пока мой идеал — мой дедушка, папин отец. Он родился в дворянской семье, прошел войну, всю жизнь был военным. Я его очень люблю. Когда мои родители поженились, дед говорил моей маме: «Никогда не опускайся до ругани, до сквернословия». Я ни разу в жизни не слышала от него скверного слова. Он мог гневаться, сердиться, но никогда это не было вульгарно и низко. Мне жаль, что сейчас не могу с ним пообщаться.

С Полиной Толстун беседовала Лариса Зорина
ФОТОГРАФ: ДУСЯ СОБОЛЬ. ВИЗАЖИСТ/СТИЛИСТ: МАРИЯ БЕЛОДЕДОВА

Благодарим «Галерею Babochka» за помощь в организации съемки

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить