Интервью: дизайнер Максим Некрасов

Дизайнер Максим Некрасов находится в том приятном периоде жизни, когда его имя уже достаточно известно, но еще сохраняет новизну.

Интервью: дизайнер Максим Некрасов


Создавая по коллекции в год с первого курса колледжа, он получал по награде за каждую. Среди них Гран-при на конкурсе художников-модельеров им. Надежды Ламановой в Москве, организованном Вячеславом Зайцевым, и Гран-при на чемпионате мира моделей, талантов и дизайнеров под патронажем Пьера Кардена.

Максим, расскажи, с чего началась твоя карьера дизайнера?
Мое появление в мире моды было так же неожиданно для меня самого, как и для всех остальных. Первый раз я сел за швейную машинку в 18 лет, на первом курсе Тюменского технологического колледжа. С этого все и началось. Первая конкурсная работа принесла мне главный приз и уверенность в том, что я сделал правильный выбор. Но я все равно не осознавал, как все произошло. Занимался баскетболом, отучился на продавца-кассира, работал по специальности, а тут раз — стою на сцене с дипломом в руках, дрожью в коленках и радуюсь, как ребенок.

И вот ты уже десять лет в модной индустрии. Изменился за это время?
Не скажу, что я очень сильно изменился, скорее, изменилось мое отношение к одежде и моде в целом. Раньше я думал только о творческой стороне, необходимости создавать что-то новое, получать удовольствие от результата, ожидая, когда меня похвалят и пожмут руку. А сейчас я понимаю, чего стоит моя работа, с каким трудом она мне дается. Восприятие мира осталось, пожалуй, тем же. Вкусы и желания стали острее, коллекции — ярче и сложнее.

Ты всегда рассчитываешь коммерческий успех коллекции или можешь позволить себе оставаться собой?
До сих пор мои коллекции не были нацелены на массовое производство. Все они были конкурсные, творческие, рекламные. Я больше думаю о показе, о его зрелищности, а не о том, как бы продать потом эти вещи. Я делаю шоу.

А как ты зарабатываешь?
Для этого с 2007 года существует студия, где мы принимаем заказы, — это вечерние платья, сценические костюмы для театральных постановок, шоу, концертов и других мероприятий. Но и pret-a-porter для меня не проблема.

Ты считаешь, авторская мода может быть востребована на Урале?
В небольших городах гораздо меньше, нежели в мегаполисах, где развита сфера развлечений. А ведь именно «тусовка» стимулирует людей проявлять свою индивидуальность.

Тогда почему ты все еще в Тюмени?
Когда я победил на конкурсе Владислава Зайцева, я мог остаться в Москве, работать в его Доме моды или учиться. Но, вернувшись домой, не успел даже все обдумать — погрузился в работу с головой, открыл собственную студию, пришлось вложить в нее все силы. Я и сейчас практически живу на работе.

Может, ты просто испугался или поленился?
Да нет, переехать в Москву несложно. Мне там комфортно, меня устраивает ее ритм. Я не потерялся бы. Думаю, Москва могла бы радикально изменить мою жизнь, вряд ли я вернулся бы обратно. Но я не был готов к этому.

А ты не боишься, что, оставаясь в Тюмени, ты останавливаешься в развитии?
Не боюсь. Я хорошо представляю, как нужно дальше развивать свое дело, как создавать и продвигать марку. Модная индустрия — это бизнес чистой воды. Хочешь «потворить» — тебе там нечего делать. Создатели мировых брендов и главные дизайнеры известных домов моды не сидят с иглой каждый день и даже не придумывают коллекции от первой до последней модели. Необходима идея, образ, остальное — дело художников, конструкторов, технологов, портных и стилистов, которые доведут дело до конца. Конечно, не без помощи главного вдохновителя. Успех коллекции — это заслуга всей команды, работающей над ее созданием.

Кто из мировых кутюрье тебе близок?
Гальяно, Александр МакКуин, Готье. По‑моему, это великие дизайнеры. Мне бы хотелось к ним приблизиться. Они реально творцы, они не боятся экспериментов, создают моду, вносят новое, но в очень концентрированном виде. Ты же видишь, по подиуму идут какие-то нелепые создания, они ужасают, и кажется, это чушь, как такое можно носить? Но за всей этой вычурностью скрываются будущие тренды. Многие дизайнеры и модные дома потом используют их идеи в своих коллекциях, интерпретируя по‑своему и адаптируя для покупателя.

А как ты придумываешь модели?
Как губка, впитываю все вокруг. Взгляд случайно упадет на… вот на светильник, к примеру, или на павлиньи перья в вазе, и приходит форма платья. Листаю журналы в поисках силуэта или цвета, который поможет сформировать в голове целостный образ моей фантазии. В эскизах большое внимание уделяю деталям, иной раз можно было бы сэкономить на этом время, но я так не могу. Рисую до тех пор, пока не буду доволен сам. Легко приходят образы под музыку или во время просмотра фильма. Иногда какая-нибудь девушка с оригинальной внешностью наталкивает на образ того или иного персонажа, и я представляю ее — как бы она могла выглядеть в моем наряде.

Кто он, человек, которого ты создаешь в своих коллекциях?
Юноша обязательно должен быть сильный, но это не спортивный стиль. Очень часто это воин какой-то эпохи или неизвестной страны. Мне нравится оружие, военная одежда. Вдохновляют трансформеры, роботы, все фантастическое. Гладкое, скользящее, острое, загадочное, то, что передает силу, энергию.

А женщина? Женственность в ее образе — принципиальна или факультативна?
Женщина-кошка. Элементы женственности в одежде, как юбки или рюши, нет, это не мой образ. Мне понравилась бы женщина в строгом костюме или в платье облегающего силуэта, в шляпе — четкие линии, ничего бесформенного, парящего, нежного.

Хищница?
Да. Мне нравятся девушки в джинсах, кожаных куртках. Я не понимаю избытка элементов романтического стиля.

А в жизни какая девушка тебя заинтересует?
Женственная в общении. Девушка должна легко нести себя. Стройная, с легким рельефом мышц, черные прямые волосы… В принципе, я описываю свою жену, с которой мы вместе уже много лет и недавно стали счастливыми родителями.

Рождение детей поменяло тебя?
Моему сыну 2 года, дочери — 3 месяца. Они — это часть меня. Это удивительное ощущение, которое я никогда не испытывал ни к одному другому ребенку. При мысли, что с ними что-то может случиться, я понимаю, что не переживу этого. Раньше я был сам себе хозяин, а теперь думаю: не дай бог напиться, не дай бог подраться…

По тебе не скажешь, что ты вообще на такое способен…
Ну да! Ты просто не знала меня в восемнадцать лет. Все было, и драки, и поломанные носы, и милиция — веселое прошлое.

А с родителями у тебя какие отношения?
Это очень близкие мне люди. Я никогда не ощущал нехватки любви и внимания. Наоборот, их забота меня иногда раздражала, но я понимал, что это лишь потому, что я им небезразличен. Не могу даже допустить, чтобы у моих родителей что-то было не так. Мне важно, чтобы они улыбались. Моя мама, кстати, тоже портниха и закройщик, сейчас мы с ней работаем вместе.

Себя ты воспринимаешь как объект творчества? Следишь за имиджем?
Я думаю о том, как должен выглядеть, но мне не хватает времени отслеживать это. Одеваюсь как удобно. У меня мало моих именных вещей, они отшиваются к случаю. За неделю вспоминаю, что мне надо идти на свадьбу, выкручиваюсь и успеваю сделать очередной костюмчик. Такая же ситуация и с близкими людьми. Всегда нет времени на родственников, друзей и себя.

Что кроме моды есть в твоей жизни?
Семья, друзья… Сейчас мне стало немного не по себе. Как связался с модой, времени ни на что иное не остается. Думаю, у меня многое могло бы отлично получаться. Мечтаю о конном спорте, о горных лыжах, о прыжках с парашютом. Если бы взялся за фотоаппарат, уверен, что мои способности помогли бы мне найти себя и в этом. Мог бы танцевать в театре пластики Димы Ефимова — это очень крутой тюменский коллектив. Я ничего не исключаю. Кто знает, может, я оставлю моду. Я уже попробовал себя как дизайнер интерьеров, но решил завязать с этим. Понял, что в начале пути не стоит гнаться за всем.

Ты служил в армии?
Было дело, чуть не ушел в армию. Но потом опомнился: зачем? Со спортивной подготовкой у меня и так было все в порядке, может, не хватало дисциплины, но это, я считаю, не главное. На тот момент я учился в колледже, у меня была работа, баскетбол, без которого я не мог прожить и дня, любимая девушка и многое другое. Если бы наша армия воспитывала тело и дух и вселяла в парней уверенность в себе и в завтрашнем дне, еще стоило бы задуматься. А ведь у нас как раз наоборот — не знаешь, чего ждать от службы, вернешься ты оттуда живым или нет. Непонятно, кому она нужна. Если бы мне нечем было заняться, я бы пошел, но это была бы другая история.

Тебя занимают социальные вопросы?
Поверхностно, на уровне новостей. Меня будоражат общественные потрясения, катаклизмы. Если будет мировой кризис — это интересно. Или землетрясение, не хотелось бы, чтобы пострадали люди, но я хотел бы на это посмотреть. Дождь льет неделю, и мне нравится. Снег валит, машины не могут выбраться, и мне в кайф. Притягивает все, что связано с космосом.

И на Марс бы полетел?
Да! Я уже думал об этом. Вдруг мы откроем что-то новое. Есть ведь шанс.

А ближайшие планы какие?
Презентация первой коммерческой коллекции pret-a-porter, которая будет представлена осенью грандиозным fashion show. Это будет не классический показ одежды, а театрализованное представление, в котором задействована огромная команда артистов, танцоров и моделей — среди участников очень известные в Тюмени коллективы. Все действие пройдет на одной из сценических площадок Тюмени. В общем, шоу планируется ярким и запоминающимся. Мы над этим работаем.

С Максимом Некрасовым
разговаривала Анастасия Федорова
Благодарим за помощь в проведении
съемки ресторан «Папарацци», Екатеринбург.

ФОТОГРАФ: ДМИТРИЙ СКУТИН.
ВИЗАЖИСТ: АНАСТАСИЯ СТЕБЛЕЦОВА (АГЕНТСТВО IMAGESERVICES)

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить