Евгений Эрлих. Профессия - репортер

Этот специальный корреспондент «РЕН-тв» мечтает покататься с горки в Новосибирске, все остальное у него уже есть!

Евгений Эрлих. Профессия - репортер

Когда в 2002-м мы встретились в Новосибирске, в кафе на Вокзальной магистрали, мой друг и коллега Евгений Эрлих уже работал в Москве, но еще не был ни лауреатом престижной журналистской премии, ни специальным корреспондентом федерального канала… Но, признаюсь, я никогда не сомневалась, что он обязательно найдет и способ, и возможность выделиться из общей братии репортеров Сибири.

И вот столько лет спустя мы сидим в одном из московских кафе и в перерывах между моими вопросами он успевает вспомнить, «как все начиналось», согласовать по телефону расписание своих включений «специально для РЕН-ТВ», отменить и назначить встречи. Теперь у него другая жизнь и другая работа. Военного корреспондента.

COSMO
Жень, можешь вписать себя в три прилагательных… Я такой, такой и такой…

ЕВГЕНИЙ
Хороший вопрос! Скажем так, все, что я сейчас буду говорить, можно брать в кавычки, потому что на этот вопрос нужно время и подготовка. А так… я наглый, амбициозный и немножко талантливый.

C А на самом деле добрый, белый и пушистый?
Е
На самом деле… весьма корректный, особенно в тех вопросах, где нужно что-то потребовать, слегка комплексующий по поводу так называемых талантов, потому что миллионы людей куда талантливее… и амбициозный — остается!

C Напомни, сколько лет назад ты уехал в Москву?
Е Восемь лет назад. Ситуация была простая. С ней сталкивались все корреспонденты, которые работали в Н-ске. Ты за один год проходишь круг тем, а потом на второй год работы выясняется, что они начинают повторяться. Ты проходишь их заново — набело, на более качественном уровне, а потом… встречаешься с ними на третий год работы! На четвертый год ты устаешь и начинаешь, как говорится, писать левой ногой. Четыре года я отработал на одной телекомпании и понял, что надо двигаться дальше. Москва — она маячила, и я думал, может, все-таки стоит поехать… Но моя поездка в столицу случилась спонтанно и больше походила на побег.

C Афера чистой воды?
Е Да. Меня тогда вызвал главный редактор и сказал: у нас есть один депутат в Москве, и надо поехать снять сюжет про его работу. Утром мы прилетели в столицу, отсняли весь материал, я даже успел его озвучить, а вечером решил, что никуда не улетаю! Позвонил в Новосибирск, сказал, что у меня сложная ситуация в Москве, что нашлись люди, которых я миллион лет не видел, а у них некие проблемы со здоровьем и т. п. И мне сказали: хорошо, у тебя есть четыре дня.

C Значит, ты просто наврал руководству?
Е У меня было великолепное руководство на тот момент, но я и сегодня искренне приношу им свои извинения, надеюсь, они уже отчасти меня в душе простили, хотя формально, конечно, нет. В общем, я тогда отправил оператора обратно в Новосибирск, и передо мной стояла задача за эти три дня покорить Москву.

C Отчаянный поступок!
Е Знаешь, следующие три дня походили на гонки по вертикали. Я прошелся тогда по всем телекомпаниям, куда в принципе доступ простому смертному запрещен. «Останкино» — это же важнейший стратегический объект в стране. Вот тогда я реализовался как наглый, амбициозный тип, потому что умудрился пробраться в те места, в которые, пожалуй, сегодня и не соображу, как пройти, имея все корочки на руках! А тогда прошел. И через три дня переговоров у меня было два предложения, на одно из которых я и откликнулся.

C Представляю, что о тебе говорили новосибирские коллеги!
Е Конечно, я позвонил и сказал, что, похоже, я не возвращаюсь. Там это восприняли как предательство, и я был тогда предателем своей Сибирской родины, и я признаю это и этот факт!

C А у тебя был комплекс провинциала?
Е Не было. Просто было стойкое ощущение, что ты приехал покорять, не доказывать что-то, а именно покорять. Это, знаешь, вот как в театре — ты пришел, ты актер. Зритель на тебя каким-то образом реагирует, и вот от этой реакции отчасти зависит, устраивается или нет твоя карьера. И я должен был покорять. Каждый день доказывать своими сюжетами, что я достоин работать на телевидении. А кто выбирает, достоин ты или нет? Зритель и руководство. И вот в какой-то момент я понял, что руководству мои материалы нравятся, потому что испытательный срок закончился тогда довольно быстро, через 1,5 месяца.

C Жень, ты получил премию «Профессия — репортер» как один из лучших международных корреспондентов. Как ощущение? Слава на плечи не давит?
Е Это же игра, в которую играют мои родные и знакомые. Потому что никакой славы на самом деле нет. Понимаешь, есть слава у телевизионного ведущего, слава у киноактера, у модели, лицо которой не сходит с журнальных обложек, а у журналиста может быть только одна слава — одномоментная. Если он, скажем, в течение недели, как это было в моем случае, не сходил с экрана, когда началась война в Ираке. Но журналист не должен забывать, что через эту неделю о нем все забудут. И никто не вспомнит ни имени, ни фамилии. В лучшем случае какие-нибудь осведомленные люди скажут, что, мол, а! это же вот тот самый!.. Поэтому к телевизионным наградам я отношусь с большим чувством юмора. Спасибо, что благодаря этой премии мы смогли с семьей приехать в Москву и повидаться с друзьями, потому что последние несколько лет мы живем в Израиле.

C И ты продолжаешь карьеру военного корреспондента?
Е Да, именно благодаря этой профессии мне удалось побывать во всех горячих точках земного шара, стать свидетелем войн и познакомиться с замечательными людьми.


C И остаться живым… не хочешь добавить?
Е Нет. Я не солдат, я не бегаю с автоматом на передовой под пулями. Я снимаю все это со стороны. Конечно, есть риск, но уверяю тебя, в атаку корреспондент бежит последним, чтобы потом первым рассказать о том, как это было. У нас самая шикарная роль, за которую еще и деньги платят.

C Ты реализован в профессиональном плане, или есть еще пара планок в жизни, которые хотел бы взять?
Е Да много, всего хочу… не хочу банально отвечать на этот вопрос!

C Скажи небанально: хочу дочь!
Е Хочу второго сына и третью дочь! (Смеется.)

C Скучаешь по Новосибирску?
Е Новосибирск для меня — это прежде всего Академгородок.

C Неужели СОРАН?
Е И СОРАН тоже! Просто такой ауры, как в нашем городке ученых, я не встречал нигде в мире. А когда говорят о сибиряках в столице, я точно знаю, что сибирская диаспора ученых, музыкантов, актеров и телевизионщиков в Москве уже давно по своему колличеству и качеству переплюнула все регионы. Это люди, которые своим примером доказали, что именно в Сибири куются кадры, которые сейчас поднимают Москву. А еще Новосибирск для меня — это город, где родилась моя жена.

C Новый год в Сибири, Москве, Израиле… Для тебя он какой?
Е Новый год в Израиле — странный праздник. 31 декабря — это праздник русских. С обязательным просмотром фильма «Ирония судьбы», с водкой и елкой, которая, кстати, не сибирская, а азиатская. И за окном у тебя при этом плюс 20 и пальмы. В общем, экзотика. Поэтому мне бы очень хотелось как-нибудь встретить Новый год в Новосибирске. Чтобы было за окном минус 30. Чтобы в 12 ночи вместе со всей Сибирью вполуха слушать обращение президента, а потом кричать ур-ра! И на горку с друзьями!!!

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить