Выпрямить ноги с помощью операции: реальная история нашей читательницы

Сложная и дорогостоящая операция, длительная реабилитация, боль и слезы: Светлане пришлось пройти через многое ради идеальных ног, но результат того стоил, убеждена она!

Выпрямить ноги с помощью операции: реальная история нашей читательницы

Что такое для девушки кривые ноги, думаю, не надо объяснять никому — это катастрофа.

Это невозможность надеть никакую другую одежду, за исключением стандартных брюк и юбки в пол. Да что мини, даже юбка средней длины- невозможная роскошь, кривые ноги видно во всем: шорты, капри, лосины, купальник — все это вне зоны доступа, если не хочешь получить град насмешек за спиной.

— 30 лет в кавалерии!

— С такими ногами только в карточные дамы!

— Ножки — как на конкурсе бомбежки, лучше уж ходить на руках!

Я со школьной скамьи мечтала выпрямить ноги. Мечтала как и все девочки ходить в платьях, юбках и сарафанах и чувствовать себя принцессой, и чтобы мальчики оборачивались вслед!

Более 15-ти лет этот физический недостаток поправим — с помощью операции. Непонятно, почему, но операции по выпрямлению до сих пор простым обывателям кажутся чем-то жутко пугающим, страшным или (тоже имело место быть) «верхом идиотизма».

Меня лично отговаривали двое знакомых кандидатов медицинских наук! Один просто сказал: «Не выдумывай #@&". Второй, взяв в руки ручку и бумагу, нарисовал процесс и популярно объяснил, чем это может грозить впоследствии. Но они меня не переубедили.

В своих поисках я перепробовала все: накачивание икроножных мышц, специальные физические упражнения, слышала про определенную йогу, думала вставить импланты в икры (но при моей деформации это не помогло бы), даже купила аппарат для увеличения роста, помогающий сесть на шпагат и обещающий устранить кривизну (может, кому и помогло, но мне нет) — все тщетно.

2006 год. Январь. Я на первом курсе института. Однажды, сидя на работе, забила в поисковике «выпрямление кривых ног». К этому времени я уже что-то слышала об операциях на ногах, но по большей части это касалось удлинения, а не выпрямления. Информация о выпрямлении выглядела какой-то неправдоподобной, сама операция казалось чем-то труднодостижимым, так как клиника, в которой ее делали, находилась в Волгограде, а не в Москве, и цена этого удовольствия для студентки-первокурсницы была неподъемно велика.

Мечту пришлось положить на полку.

2011 год. Декабрь. У меня не пойми что с дипломом, выматывающая работа и плюс ко всему жуткая депрессия — я на грани разрыва с молодым человеком. В Новый Год он дал мне понять, что мы больше не пара.

Тогда я поняла: мне нужно что-то сделать ДЛЯ Себя, иначе я что-то сделаю С Собой. И решение пришло: надо сделать операцию! Боль физическая отвлечет от боли душевной, и плюс ко всему я наконец-то смогу носить красивые юбки и радоваться жизни!

Стала собирать информацию. Надо было выбрать клинику и доктора. Перемолола, прошерстила, сопоставила, оценила все, и выбор был сделан: доктор Акшин Беюкович Багиров, клиника № 1 в Люблино. В клинику я поехала, так сказать, на разведку, а он в меня сразу вселил уверенность, направил на обследование и вручил лист с перечнем необходимого прохождения анализов. Я оформила кредит, теперь я могла себе это позволить: выплаты были вполне подъемными.

В день операции в больнице я увидела девочку, сидящую на диване, из-под брюк у нее виднелось металлическое колечко от аппарата, который предстояло носить и мне. Она спокойно сидела в ожидании приема. Мы переглянулись. «Самое главное — ничего не бойся и слушай все то, что говорят врачи и медсестры», — сказала она. Наше общение заняло буквально пару минут, но ее наставления, спокойствие и радость на лице подействовали на меня, как слова доброго ангела. Все будет хорошо. Я это чувствовала.

Последний штрих на пути к новой жизни. На меня надели медобмундирование, и все бы уже готово, но вот

в этот самый момент ко мне пришла мысль: «Свет, ну зачем тебе все это надо, собирайся домой». Если честно, я бы, наверное, сбежала. Остановила меня мысль… о кредите. Отдавать-то все равно! И я осталась.

Наркоз, которого я так боялась, был самым сладким сном в моей жизни. Я, оказывается, забыла, что такое нормальный сон. Анестезия двойная: в позвоночник (для ног), и в руку (общий). И то и другое совершенно НЕ БОЛЬНО.

Первые 2 дня лежишь не встаешь, еда в постель, удобства через катетер. Ног не чувствуешь, боли тоже, шевелить можешь только стопами и пальцами, и пока не шевелишься — жизнь прекрасна. В информации, полученной мной изначально, говорилось, что ходить самостоятельно в аппаратах пациент начинает через 2 недели. И это правда — НО! Самостоятельно — это значит без медсестры. Но при помощи ходунков.

Мои ожидания, что через 2 недели (максимум месяц) я буду ходить на работу, пряча аппараты под широкими велюровыми штанами, не оправдались.

На 3-й день пребывания в больнице — обязательный подъем. Честно говоря, я не ожидала, что это будет ТАК сложно. Но это было похоже на подъем Стивена Сигала с реанимационного ложа в фильме «Смерти вопреки».

К нижней части аппаратов привязывается веревочка и дается в руки, и ей, как марионеткой, управляешь своими конечностями, снимая сначала одну, потом другую ногу, потому что они тяжелые и не сгибаются. Это один из 2-х самых сложных болевых этапов.

Затем заправляешь веревочки в кармашки (у меня уже первая подготовленная юбочка!) и, оперевшись на ходунки (бесплатное приложение, выдают сразу в больнице), начинаешь движение вперед… 5 метров, но каких! Пот с меня лил ручьями, на каждом метре остановка и стакан холодной воды для восстановления. Все под заботливым надзором медсестры. И так каждый день, чтоб ноги привыкали. Синяки с обратной стороны икр жуткие. Сходят долго. Но морально я была и к этому готова.

Общий срок пребывания в больнице — 5 дней.

В день выписки лифт не работал. Дорога до машины показалась вечностью.

Если кто-то решится повторить мой опыт, заказывайте машину с высокой посадкой! И просторным салоном. В низкую загрузить себя будет очень проблематично.

И не просите, что бы вас несли на руках — безболезненнее и безопаснее (!) передвигаться самой, даже по лестнице. Кресло-каталка здесь не работает, так как сидеть возможно только с прямыми ногами. Вот такие две позиции на следующие 2 месяца: стоя или лежа. Сидеть на стуле чуть-чуть попозже.

Хорошо, если вы живете с кем-то — будет, кому ухаживать и с кем поговорить. Я жила одна и спасибо моим соседям!!! Святые люди. Всем желаю таких же!

Расслабляться нельзя. Впереди ключевой этап выравнивания — крутки (начинаются через неделю после возвращения домой, когда первые постоперационные боли спадут).

Крутки — это когда вы своими руками, ключами на 7 и на 10 крутите гайки на болтиках дорожайших аппаратов.

Болит сильно. Но эта не та пугающая, резкая боль, которая представляется при прочтении. Эта боль — ноющая. И разгорается она к ночи. Никакие лекарства не помогают. Выход один — терпеть. Выражение «лезть на стенку» (я абсолютно серьезно) придумано неспроста…

Мне хотелось, абсолютно честно, чтоб на мне в тот период применили анестезию дореволюционных врачей — скалку. Бац по затылку и все.

И вот тут я хочу вывести на сцену главнейшего для меня (и для будущих пациенток) человека — второго хирурга Теймурханлы Фахри Акифовича. Врач от Бога, костный ювелир, золотой человек с золотыми руками и золотым сердцем! Кажется, что у него в руках и глазах — рентген. Он находится с пациентом от первого до последнего дня, все процедуры, рекомендации, снятие аппаратов и психологическая поддержка будущих обладательниц длинных стройных ног — это все он. Лечит не только делом, но и словом. Чего только стоила его речь на мои просьбы выписать «хоть что-нибудь!», лишь бы нормально спать ночами: «Светочка, ну ты такая красивая, умная, характер прекрасный, а ножки сделаешь — вообще первой красавицей будешь! Ну зачем тебе молодой организм сильными обезболивающими отравлять? Это ведь на мозг влияет. Потерпеть-то всего недельку».

Я терпела. Через неделю боль действительно ушла!

Когда говорила своим знакомым, что провела в аппаратах Илизарова 4 месяца, кое-кто ужаснулся: «Е-мое! Четыре месяца из жизни!» На что я отвечаю: «Не И. З., а ДЛЯ!»

Самостоятельно я вышла из дома через 2 месяца.

Одна из самых больших трудностей, и я бы даже сказала, главной, является не боль, как можно было бы предположить, а длительное нахождение в замкнутом пространстве. Телевизор и комп быстро надоедают. От невыносимой тоски меня спасла подготовка к экзаменам. И недописанный диплом. В июне предстояла сдача, и мне было чем заняться. Защищалась, стоя на ходунках…

В середине июля (ровно 4 месяца, как я в аппаратах) снятие с первой ноги. Это покажется странным, но я поймала себя на мысли, что не хочу их (аппараты) убирать. Мне было страшно. Я настолько с ними свыклась за это время, что не представляла, как буду ходить без них. И без ходунков.

Эта процедура проходит без наркоза. Я была в ужасе! Но оказалось, не больнее, чем брать кровь из пальца. Сначала весь этот «лего» на ноге развинчивается, убираются все внешние элементы и остаются только 4 металлических колышка под коленкой и 2 перекрестные спицы в лодыжке. -Жих, -жих, -жих, и их пассатижами, как брови пинцетом, удаляют из кости. Все.

Одна готова. Почти бескровно. Немного пластыря, чуть-чуть бинта и клюка или костыль в помощь. Первую неделю ходить только с ними — для равновесия и чтоб кости не просели, мышцы все-таки ослаблены.

Вот так, опираясь на зонт-трость, надев широкие брючки, полностью скрывающие аппаратик на второй ноге, я вышла на работу. Никто за все это время так и не увидел, что же у меня что-то с ногами. Еще пара недель и опять заезд в клинику — снятие со второй ноги. Все. Готово.

Вы думаете, первое, что хочется сделать после такого — это надеть короткую юбку? Я вас удивлю: первое что хочется сделать — это НАДЕТЬ КАБЛУКИ!!! 4 месяца подряд ходить везде только на плоской подошве- невыносимо!

А еще очень хочется побежать! Но это станет доступным только спустя еще несколько месяцев, когда восстановятся суставы. Для их разработки я ходила в бассейн (один месяц, больше — лень), но этого хватило, чтобы начать приходить в форму. Новая форма ног дает новую походку, и к этому тоже нужно привыкать. Осанка улучшается у всех, кого я видела.

Итого:

Свою окончательную форму ноги обретают через полгода/год. Спадают синяки, уходят отеки. Шрамики в местах фиксации аппаратов остаются надолго. Их можно убрать, но я не стала. Сейчас уже совсем не видно, прошли сами собой. Мои знакомые, кто не видел меня долгое время, говорят, что я изменилась, но не могут объяснить как.

Я обрела не только заветную цель — я обрела внутренний стержень. И это дает свечение изнутри. Я бросила курить (кости у курильщиков страстаются медленнее), я похудела, я даже закончила модельную школу и сделала это своей второй профессией.

Список можно продолжать, но главное: Я каждый день просыпаюсь счастливой!

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить