Семь раз отмерь

Что меняет в нас пластическая хирургия?

Семь раз отмерь

«Как сложно быть красивым, когда некрасив», — сетовал в XIX веке Козьма Прутков. Через 100 лет печаль Козьмы оказалась поправима: на помощь всем жаждущим внешней красоты пришли пластические хирурги.

Мир пластической хирургии одновременно влечет и пугает обывателя (желтая пресса пишет об ужасах наподобие взрывающихся в самолетах грудных имплантантов). Мы восхищаемся и аплодируем подруге, когда она до посинения выполняет упражнения в спортзале в тщетной надежде избавиться от некрасивых «галифе» на бедрах (молодец, работает над собой). Но, вздумай подруга пойти и сделать себе липосакцию, тут же ханжески клеймим позором («надо любить себя такой, какая ты есть», «тебе что, деньги девать некуда?», «все равно ничего не получится, жир вернется, это обман» и т. п.). Ханжески — потому что в глубине души знаем: будь у нас та же проблема плюс подругины деньги и смелость, мы бы тоже, возможно, рискнули.

Безумство храбрых
Самая большая и быстрорастущая сегодня группа клиентов у пластических хирургов — девушки и молодые женщины 23−35 лет. Самые востребованные у них операции, на жаргоне посвященных, — «рино» (ринопластика, изменение носа), «маммо» (маммопластика, увеличение груди) и «липо» (липосакция, извлечение жира в проблемных зонах).
Расклад по деньгам не то чтобы совсем занебесный (сюда входит, помимо самой операции, оплата анестезии, несколько дней пребывания в палате и т. п.): увеличить грудь в Москве, например, можно за 130−190 тыс. рублей, сделать себе нос мечты — за 100−160 тыс. рублей, а липосакция обойдется в 100−160 тыс. рублей. Само собой, тебя легко избавят от лопоухости — операция занимает около часа и стоит в среднем 40−50 тыс. рублей.

Отдельная история — мини-пластические операции, или инъекции красоты. Они так стремительно набирают обороты, что, по всем прогнозам, скоро обгонят «большие» пластические операции. Еще бы, в разы дешевле, все происходит амбулаторно, за час и получаешь практически моментальный эффект. В хит-параде клиник — увеличение губ с помощью инъекций гелем на основе гиалуроновой кислоты (6−10 тыс. рублей) и разглаживание мимических и прочих морщин уколами Botox (3000--5000 тыс. рублей).

Вопреки распространенным предрассудкам, большинство из тех, кто ложится на операционный стол, вовсе не закомлексованные глупышки и перфекционистки, а здравомыслящие и отважные (попробуй не струсить, когда все вокруг тебя осуждают или считают ненормальной) молодые женщины. Они четко понимают, что именно и зачем хотят поменять в своей внешности. Долго собирают и анализируют информацию о предстоящей операции в Интернете (методы, препараты, фотографии до и после, отзывы), ищут своего хирурга, тщательно взвешивают все за и против. И даже ведут в ЖЖ просветительские дневники, как, например, http://mam-mo.livejournal.com/. Его хозяйка увеличила грудь и с тех пор исправно делится открытиями и ощущениями на эту тему.

Закатать губу
Естественно, нет правил без исключений. Встречаются и девушки со странностями. «Из разряда необычных запросов чаще всего нас просят сделать непропорционально большую грудь, — говорит Наталья Васильева, заместитель директора клиники эстетической хирургии и косметологии „БиКод“. — И как ни отговариваем, ни объясняем, что это и для позвоночника тяжело, вены будут видны и т. п., — стоят на своем. Если противопоказаний по здоровью нет, в таком случае обычно просто подписывается индивидуальное соглашение о том, что клиент претензий к нам потом иметь не будет, и делаем. Обратно, что удивительно, никто пока не возвращался, видимо, довольны».
А вот сюда слабонервным лучше вообще не заглядывать: в жж-сообществе «Муклы. Как страшно жить» (http://community.livejournal.com/mooqly) каждый день выкладывают фотографии женских персонажей со сверхчувственными губами — результат инъекций гиалуроновой кислоты. Этих молодых и не очень клубных львиц, а также мало кому известных героинь сайтов знакомств прозвали «муклами» — по аналогии с одноименными куклами художницы Полины Волошиной (http://www.mooqla.ru/). А психологический синдром, когда ты, наперекор всем законам природы, с помощью хирургического вмешательства достигаешь необъятного совершенства губ, груди и прочих частей тела, нарекли «муклизмом».

Если оставить в покое звезд шоу-бизнеса и секс-индустрии (все-таки профессия обязывает), я примерно догадываюсь, какое объяснение увлечению пластикой мне предложит психолог Элеонора Гинзбург. Все дело в нелюбви к себе, перфекционизме и зацикленности на внешности из-за тлетворного влияния «фотошопа», это комплексы, духовная неполноценность и т. п. Но, может быть, все как раз наоборот — речь идет о сильных личностях, готовых на все, чтобы отвоевать себе любимой место под солнцем?

ВОСПРИЯТИЕ СВОЕГО ТЕЛА У МОЛОДЫХ
ЖЕНЩИН ЗАВИСИТ
ОТ ДОХОДОВ РОДИТЕЛЕЙ

Небесные тела
Профессор социологии Санкт-Петербургского университета Дмитрий Иванов всерьез уверен, что в наши дни «быть гламурным» — вовсе не синоним глупости и потребительского помешательства на брендах, а единственно верный способ привлечь к себе внимание максимально ярким и примитивным имиджем и таким образом быстрее добиться успеха. Понятие «гламур», по его теории, образует «большая пятерка» — роскошь, экзотика, эротика, розовое и блондинистое. «Блондинистое — это квинтэссенция, „пятый элемент“ гламура, — сказал он в интервью журналу „Русский репортер“. — Формула блондинистого звучит так: управляемая внешность, управляющая сознанием. Люди создают себе такую внешность, которая организует их восприятие мира и самих себя и то, как их воспринимают другие».

Оказывается, мы уже давно прочно связываем красоту с богатством, успехом и роскошным образом жизни. И все благодаря реалити-шоу о пластических операциях типа «Я хочу лицо знаменитости», «Возможности пластической хирургии», «Доктор Голливуд» и т. п. Собранные профессором университета Южной Калифорнии Джули Олбрайт (Julie Albright) научные данные в ходе социологического исследования среди американских студенток подтвердили: чем чаще мы смотрим эти передачи, тем больше недовольства испытываем по отношению к собственной внешности.
Более того, подметила Олбрайт, восприятие своего тела у молодых женщин зависит от… доходов родителей. У девушек из состоятельных семей гораздо меньше претензий к своему внешнему виду, чем у дочерей менее обеспеченных родителей. Молодежь всерьез опасается, что недостаточно привлекательная внешность может помешать добиться жизненного успеха. Раньше, чтобы показать высокое социальное положение, женщины покупали брендовые сумочки от Louis Vuitton. Теперь они покупают себе новую грудь и таким образом доказывают себе и окружающим, что успешны.

На языке антропологов все еще жестче — с помощью красивой внешности мы защищаемся от враждебного мира. «В современных обществах с их стратегиями экономического роста принято все увеличивать: запасы золотовалютных ресурсов, продовольствия, информации, оружия и т. д. Возможно, инвестиции в тело (увеличение груди, губ, ягодиц у женщин, а у мужчин — пениса и бицепсов), работающие на его апгрейд, отражают ту же тенденцию, — рассуждает Дмитрий Михель, доктор философских наук, профессор кафедры социальной антропологии Саратовского технического университета и автор научных публикаций о стратегиях телесности. — Никто не хочет разоружаться и быть слабее. Все строят свои империи, и все недовольны собой. Это настоящая гонка вооружений. Трудно сказать, до каких пределов еще можно дойти в этой области. Опыт некоторых народов мира показывает, что размеры губ, ушей, шей и т. д. могут быть увеличены до такой степени, что границы, достигнутые западной пластической хирургией, на этом фоне выглядят еще очень скромно».

РАНЬШЕ ЖЕНЩИНЫ,
ЧТОБЫ ДОКАЗАТЬ,
ЧТО УСПЕШНЫ,
ПОКУПАЛИ БРЕНДОВЫЕ СУМОЧКИ, ТЕПЕРЬ —
НОВУЮ ГРУДЬ

Дьявол в мелочах
Пластические хирурги уверенно заявляют: мы избавляем людей от комплексов, лечим в первую очередь голову. И клиенты с ними согласны — самооценка после удачной пластики действительно повышается. Можно годами ходить к психотерапевту и все равно чувствовать себя несчастной из-за своей внешности. А можно уменьшить наконец большой нос и раз и навсегда забыть о проблеме.

Ребекка Хусс-Ашмор (Huss-Ashmore), профессор медицинской антропологии из Пенсильванского университета, несколько лет вела наблюдения в клинике пластической хирургии. Присутствовала на операциях, общалась с врачами и пациентами. Ею целью было выяснить, зачем все-таки люди ложатся на стол к пластическому хирургу и как меняется их самовосприятие. В итоге научной работы ей удалось идентифицировать два типа людей, «освободители» и «заколдованные». «Освободитель» — сдержанная, рассудительная и в то же время храбрая личность. Она решается на операцию с холодной головой — чтобы привести свою внешность в согласие с тем внутренним человеком, которым уже является. Для «заколдованных» пластическая хирургия — шанс избавиться от клейма, залечить раны, нанесенные еще в детстве, или даже полностью трансформировать внутреннее Я с помощью нового облика.

«Я, например, не злоупотребляю декольте, но все равно чувствую себя идеальной женщиной с обложки журнала. — рассказывает молодая мама Виктория (35 лет), год назад сделавшая себе абдоминопластику и увеличение груди. — Я избавилась от внутреннего барьера, который мешал жить 15 лет. На фото до и после меня больше всего поразило, как изменился взгляд и выражение лица — как будто я что-то с ним сделала, а не с животиком или грудью!"
Хотя сама Виктория больше ничего в своей внешности менять не собирается, многие идут дальше. И — подсаживаются. „Тенденция такая есть, — признается Светлана Пшонкина, пластический хирург, действительный член Общества пластической, реконструктивной и эстетической хирургии. — Но я не назвала бы это зависимостью. Когда женщина приходит к пластическому хирургу впервые, она очень боится: наркоза, боли, не того результата и т. д. Поэтому начинают, как правило, с небольших изменений: блефаропластика (подтяжка век), инъекционные процедуры“.

Психологи все же не советуют увлекаться самосовершенствованием. Если внутреннее недовольство собой после операции нарастает, значит, его глубинная причина не выявлена. „Я не против пластической хирургии. И даже задумываюсь о том, чтобы со временем прибегнуть к ее услугам, — признается психолог Элеонора Гинзбург. — Если вы избавились от морщин или лопоухости и забыли об этом, почему бы и нет? Но зацикливаться на внешности всегда опасно. Когда я по-настоящему наслаждаюсь жизнью, то забываю о внешности. Если же внешность становится твоей главной ценностью, значит, по-настоящему ты не живешь“.

ЕСЛИ ВНЕШНОСТЬ
СТАНОВИТСЯ ТВОЕЙ
ГЛАВНОЙ ЦЕННОСТЬЮ, ЗНАЧИТ, ПО-НАСТОЯЩЕМУ
ТЫ НЕ ЖИВЕШЬ

Отрежьте это немедленно!
Как бы легко все ни выглядело по ту сторону телеэкрана в реалити-шоу, сделать себе нос или грудь — не то же самое, что сходить на спа-процедуру. „Риск для здоровья, естественно, остается, — говорит Светлана Пшонкина. — И моя задача как хирурга максимально обезопасить от него клиента. Поэтому всегда перед операцией проводится полный комплекс анализов, внимательно изучаются противопоказания и индивидуальные особенности пациента“.

Самое ужасное — довериться непрофессионалу. К сожалению, это не редкость именно в случае совсем молодых клиенток. Шестнадцатилетняя девушка мечтает уменьшить нос, но у нее нет денег, чтобы заплатить за операцию в клинике с хорошей репутацией (кстати, чем лучше клиника, тем меньше шансов, что там возьмутся за твой нос раньше, чем тебе исполнится 20). В итоге — неудачный результат, потом еще попытка, и к 20 годам, не дай бог, изуродованное лицо. Помочь в таком случае берутся немногие. „Исправить неудачную операцию сложно, поэтому мало кто из хирургов на это идет, — объясняет Наталья Васильева. — В нашей практике из десяти первичных консультаций одна приходится на такой случай. С самыми вопиющими последствиями обычно приезжают из провинции, в московских клиниках это все-таки редкость“.

Кроме того, важно понимать, что результат операции, каким бы профессионалом ни был хирург, все равно непредсказуем.
С одной стороны, у потенциальных клиенток, как правило, завышенные требования и ожидания по поводу пластики. Мы не понимаем, что многое невозможно сделать по чисто объективным показателям наших физических данных. С другой стороны — зачастую слишком стандартный подход у самих пластических хирургов. Овладев единственной методикой, такой эскулап лепит всем, скажем, одинаковые носы. Очень важно не опускать руки и искать своего хирурга, с которым вы будете говорить на одном языке. Кстати, не стоит верить стереотипному — мужчина в этом деле априори лучше женщины.

„Серьезно настроенные пациенты выбирают врача не по половому признаку, а все-таки исходя из его знаний, квалификации, опыта и отзывов о работе, — говорит Светлана Пшонкина. — Кроме того, я-то как раз убеждена в обратном: женщины пластические хирурги ни в чем не уступают мужчинам, а где-то и превосходят их. От природы мы более зоркие, дотошные, щепетильные к деталям. Учитывая, что 80−90% всего контингента клиентов — женщины, мне проще понять их мотивы и запросы. Мужчины хирурги зачастую очень категоричны и предлагают стандартную схему операции. Допустим, девушка хочет переделать нос с горбинкой в прямой. Хирург ей отвечает: прямой тебе не пойдет, сделаем немножко вздернутый. Она приходит ко мне после 8−10 безуспешных консультаций, и я объясняю: сможем сделать прямой, но он будет чуть крупнее. Вместе мы приходим к компромиссу“.

Объективных, закрепленных на бумаге критериев оценки и показателей тут нет, за исключением очевидного: если развивается воспаление, занесена инфекция и т. п.
„Бывает, сам врач оценивает операцию „на тройку“, а пациенту все кажется идеальным. Бывает и наоборот, — поясняет Светлана Пшонкина. — Например, недавно у меня увеличивала грудь женщина тридцати лет. Результат — не просто хороший, а очень хороший, отличный по меркам нашего профессионального сообщества. А ей категорически не понравилось, просит удалить имплантанты. „Мне с ними психологически некомфортно“. Вот как тут рассудить?“
Важно помнить, что пластическая операция — это не одномоментное решение проблемы: пришел, сделал и забыл. „Отныне регулярные визиты к врачу станут частью твоей жизни, — предупреждает Виктория. — Первый осмотр — спустя месяц, потом — три месяца, потом — полгода, год“. А визиты к врачу, как известно, стоят денег.

УЗНАЙ БОЛЬШЕ
  • Максуэлл Мольц „Психокибернетика“. Известный пластический хирург 1960-х — о том, почему мы не перестаем критиковать свою внешность даже после успешной пластической операции и что на самом деле помогает полюбить себя.
  • Екатерина Михайлова „Я у себя одна, или Веретено Василисы“. Известный психолог — о тонкостях женской психологии на примере сказок и реальных историй из своей практики.
  • Марина Бутовская "Тайны пола. Мужчина и женщина в зеркале эволюции». Влечение, любовь, стандарты красоты — глазами антрополога.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить