Лучшие клиники пластической хирургии

Считается, что лучшие клиники эстетической хирургии находятся в Швейцарии. У Яны Лапутиной есть собственное мнение на этот счет.

Лучшие клиники пластической хирургии

Считается, что лучшие клиники эстетической хирургии находятся в Швейцарии. У Яны Лапутиной, популярной телеведущей и дочери известного пластического хирурга, есть собственное мнение на этот счет.

Говорят, хорошо там, где нас нет, и касается это всего: лучше жить в солнечной Италии, чем в пасмурной Москве, круассаны на Елисейских Полях мягче и вкуснее, чем в наших кафе, а обитатели Папуа — Новой Гвинеи доброжелательнее и воспитаннее пассажиров московского метрополитена.

Всеобщее мнение таково, что отдыхать, лечить зубы, рожать детей и стареть нужно исключительно за пределами Родины. А что уж говорить о красоте! За ней, казалось бы, уж точно стоит ехать… но куда? На Восток, где древние традиции переплетены с космическими технологиями, в традиционную Европу, которая представляет собой квинтэссенцию стиля и истории, или же в Северную Америку, породившую одних из самых красивых женщин, ежегодно вышагивающих по красной дорожке в ожидании «Оскара»?

Восточная Азия

Начнем с тех мест, где встает солнце. Изначально мои познания о традициях в эстетической медицине этого региона ограничивались множеством историй о том, что девушки из Хоккайдо и Пекина ездят за «европейским разрезом глаз», что ожидаемо, в Европу. Результаты нельзя назвать удивительными, а жительница Минато (район Токио) не становится похожей на обитательницу 16-го района Парижа, но от традиционно азиатского разреза глаз все же удается избавиться.

Познавательной оказалась поездка во Владивосток, где встречавший нас пластический хирург рассказал много интересного о специфике местного рынка, а также поведал, что делается по ту сторону российско-китайской границы. Мои же собственные наблюдения привели меня к выводу, что с конкуренцией и проблемой выбора дела обстоят в Дальневосточном регионе совсем плохо: выбора просто нет, а хороших врачей можно сосчитать по пальцам одной руки. Хороший-плохой — выбирать не приходится. Впрочем, у дальневосточных пациентов все же есть альтернатива: ехать в Москву или… в Китай!

Китай

Я была уверена, что трудолюбивые китайцы наверняка придумали чудо-технологии, позволяющие помолодеть за сутки и при этом избежать синяков, болей и традиционного восстановительного периода! На деле все оказалось иначе.

Итак, житель Дальнего Востока за пару часов добирается на автобусе до границы с Китаем, там он попадает на большой «вещевой рынок», где и услуги пластических хирургов представлены в избытке и почти «на развале». Цены, по сравнению с Россией и Европой, ниже в 10 раз! А теперь самое интересное: такая операция, как блефаропластика, является вполне отработанной, методики ее выполнения давно стандартизированы, однако Китай и тут удивительно самобытен. При классическом выполнении верхней блефаропластики делается разрез на веке, удаляются грыжи, иссекается избыток кожи, далее делается ровный шов, со временем превращающийся в тонкую ниточку. Китайцы же разрез делают в области брови, через этот доступ удаляют грыжи верхнего века, иссекают лишнюю ткань и зашивают, а через несколько месяцев выполняют татуаж брови, чтобы шов стал менее заметным.

В довершение ко всему я услышала еще одну забавную историю: модно ездить в Китай за услугами стоматологов, так как стоимость ниже во много-много раз, а эстетический результат вполне адекватен. За одним маленьким исключением: на территории России все же чаще используют немецкую металлокерамику, а в Китае нередко за $300 вы получаете полный рот… сантехнического фаянса!

Ближний Восток

Спускаясь далее, к Ближнему Востоку, вы заметите, что большинство восточных красавиц ходят с удивительно похожими носами, если их не скрывает паранджа. Такие страны, как Ливан, Сирия и Иордания, — Мекка арабской пластической хирургии. Знакомый как-то восхищенно рассказывал о своей поездке в Ливан, замечая, что таких красивых женщин он не видел нигде, с одной лишь поправкой, что, по статистике, каждый второй житель региона побывал у пластического хирурга.

Вообще здесь развит медицинский туризм. Причем в большинстве случаев делают ринопластику, так как эта операция поставлена почти на поток. Более того, нижняя граница ее стоимости составляет $100, а средняя цена — $300, при этом продолжительность операции не больше 20 минут (по словам очевидцев).

Интересно, что в Дамаске кабинетов хирургов почти столько же, сколько уличных закусочных, на операцию вас готовы взять прямо в день обращения и без анализов… «Это легкая операция», — говорят местные врачи. Думаю, очевидно, что в кабинетах не всегда есть оборудование для экстренной реанимации, впрочем, это не пугает юных сириек, которые уже в 17 лет становятся пациентами пластических хирургов. Русские женщины тоже периодически оказываются в Иордании на приеме у врачей, но тем удивительнее это для меня, так как «наши» — одни из самых капризных и взыскательных потребителей рынка красоты.

Европа

Перелетая в Европу, вы оказываетесь в академичном комфорте, основной идеей которого является минимальная травматичность. В отличие от Америки и России, здесь стараются обойтись «малой кровью». Разговаривая с хирургами из Италии и Франции, я слышала одну фразу: «Будущее — за малоинвазивными методиками».

Правда, есть поправка: эффект от них не слишком заметен, результат продержится несравнимо меньше, чем в случае хирургического вмешательства, но синяков действительно практически не будет, хирург лишается многих забот, а процент осложнений (читай: недовольных пациентов) — практически минимален. Если бы русские хирурги пропагандировали такую политику, то наши же, русские пациентки ходили бы с недовольными лицами и возмущались тому, что у них выманили деньги, взамен не сделав практически ничего. Однако, когда в Москве наездами бывает французский хирург арабской внешности, наши дамы, заходясь от восторга, записываются почти на круглосуточный прием. Что же он делает? С умным видом осуществляет самую простую и банальную процедуру липофилинга, а потом несколько минут с проникновенным видом изучает свою работу, поглаживая и пощупывая лицо пациентки.

Результат: малозаметная, но пафосная борьба с возрастными изменениями. Что ж, успокаивает то, что и в своем кабинете в Париже он делает то же самое!

Теперь про цены: они не ниже, не выше, а такие же, правда, с законодательной точки зрения европейские хирурги и пациенты защищены гораздо лучше. И это — неоспоримое достоинство.

Америка

Пересекая Атлантику, мы оказываемся в Америке. Местные врачи не боятся шрамов, предпочитая устанавливать грудные имплантаты не с помощью мест, где вмешательство будет малозаметно, а используя те, что удобны им: под грудью, через пупок или в подмышке. Имплантат скорее напоминает пустой целлофановый мешочек, который просовывают через разрез, а после накачивают физраствором — и вперед, фанатка футбола готова! Ни о каких текстурах, наполнителях и анатомических формах зачастую не может быть и речи.

В случае ринопластики американцы предпочитают открытые доступы, при которых швы заметны гораздо больше; при круговых пластиках они чаще «не дотягивают», хотя плюсом такой политики является то, что реже, чем в Москве, можно встретить маскообразный эффект. С точки зрения комфорта стоит заметить, что большинство операций проводятся на базе городских клиник, так что ни о какой одноместной палате речи быть не может, а уже вечером вас отпускают домой. Наши врачи считают, что необходимо наблюдать за пациентом в течение суток после оперативного вмешательства. И последнее. В Америке, как и должно быть в по-настоящему правовом государстве, изначально оговаривается сумма компенсации в случае неудовлетворенности пациента. Единственная статья, по которой могут быть возвращены деньги, — компенсация морального ущерба.

Напоследок давайте посмотрим, а что же творится у нас? После всего написанного, логично было бы ожидать, что я скажу: а у нас вот все делают правильно и хорошо. Отнюдь. У нас, в России, все делают так же, иногда даже хуже, к тому же ни пациент, ни хирург зачастую никак не защищены с точки зрения законодательства, что приводит к тому, что все конфликты должны решаться на уровне «джентльменского соглашения». Если же доходит до суда, то это многолетняя волокита, имеющая шанс быть показанной в «Пусть говорят».

Еще одна проблема: у нас слишком много хирургов. Любой проктолог, уролог и травматолог теперь умеет делать ринопластику. Единственное, что может спасти ситуацию, — это недавнее введение специальности «пластический хирург», когда диплома хирурга уже недостаточно для того, чтобы увеличивать грудь. Я советую изучать дипломы врачей, смотреть их портфолио, внимательно разглядывать пациенток, которые выходят из их кабинета, да и просто слушать врача, оценивая степень его грамотности. Иногда это гораздо более эффективный метод селекции.

В заключение хочется сказать, что свои особенности есть везде, существуют тренды, некие основные тенденции, которым подвержены рынок и его фигуранты; смешные и странные, а иногда — вопиюще страшные истории, но все же люди везде одинаковы и потому «методы работы» тоже идентичны.

Фото: Gabrielle Revere. Ваня Березкин. Fototbank. Photoxpress. Legion-Media. Fotoimedia

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить