Красивого человека должно быть... сколько?

Всем нам свойственно критически хмурить брови, рассматривая в зеркале свою фигуру. Редко кому повезло родиться с таким телом, которое «на все сто» соответствует стандартам красоты.

Красивого  человека  должно быть...  сколько?

Всем нам свойственно критически хмурить брови, рассматривая в зеркале свою фигуру. Редко кому повезло родиться с таким телом, которое «на все сто» соответствует стандартам красоты. Особенно потому, что стандарты красоты меняются слишком часто. И слишком радикально!

КРАСАВИЦЫ ПРОШЛОГО
Трудно представить себе, до чего могло доходить представление о прекрасном каких-нибудь… пять тысяч лет назад! Судя по сохранившимся скульптурам, красавицей считалась женщина ростом около 135 см, которая при этом весила килограммов 80 и почти не могла ходить. Поразительно, но до сих пор в некоторых мировых культурах — скажем, в Западной Африке — красивыми считаются женщины, которые в наших глазах стали бы главными кандидатами на лечение от ожирения! В нигерийских деревнях до сих пор за полгода до свадьбы девушку отселяют в специальную хижину, где она только ест и спит. Она не работает и даже не гуляет, набирая к свадьбе до 90−100 килограммов. Такая «богатая» невеста делает честь и жениху, и своей собственной семье (толстая? значит у родных есть средства обеспечить молодых).


Если бы мы могли воспользоваться услугами машины времени и «покататься» по истории моды, вряд ли мы чувствовали бы себя уместно в большинстве случаев. Во‑первых, за последние 50 лет мы сильно прибавили в росте. Так что девушка, которая сейчас переживает из-за несостоявшейся модельной карьеры по причине «маленького» роста в 170 см, еще 200 лет назад казалась бы дылдой. И могла не рассчитывать на личную жизнь (разве что нашелся бы какой-нибудь любитель экзотики)! Наверное, единственная эпоха, которая по представлениям о красоте (но не по росту) была относительно близкой к нам, — это XI—XIII вв.ека, эпоха Крестовых походов. Тогда считались красивыми девушки «атлетичные», без лишнего веса — но имей в виду, что многих современных звезд подиума оплакали бы на рыночной площади как физическую аномалию. «Атлетичность» средневековой девушки заключалась в том, что она должна была стрелять из лука и ездить на лошади (а некоторые даже бросали копья). В моде были блондинки с очень длинными волосами и голубыми глазами. Впрочем, в моде были и блондины с очень длинными волосами и голубыми глазами, а длинное платье «блио» было почти одинаковым и у мужчин, и у женщин. Одним словом, типичная «бисексуальная» красота. Такая игра в «мальчиков-девочек» повторится не раз и в ХХ веке: в 1920-е годы (девочки, похожие на мальчиков), потом в 1970-е (мальчики, похожие на девочек) и в первой половине 1990-х (снова девочки-«мальчики»).
В XV веке девушки выбривали лбы и привязывали к животу подушки, чтобы создать модную «вспученную» линию. Некоторые ели перед сном горох и чечевицу, чтобы «вспученная» линия появлялась к утру сама собой. В конце XVI века брились налысо и носили рыжие парики (в честь английской королевы Елизаветы), а еще лет 20 спустя в моду вошел целлюлит — достаточно вспомнить портреты Елены Фоурман в исполнении Рубенса. А ведь она в свое время считалась женщиной сказочной красоты! Тогда же был моден даже не двойной, а тройной подбородок (в сочетании с трогательной детской челочкой, которую нежными колечками укладывали на лоб).
А романтические красавицы 1820−30-х годов, которые капали в глаза наркотические вещества, чтобы получался «взгляд с поволокой», читали по ночам при свечах, чтобы под глазами появлялись синяки, красились в брюнеток… Родиться блондинкой? Какое чудовищное невезение! Ели дома, не ели в гостях (красивая девушка питается исключительно воздухом и любовными чувствами). И поэтому падали в гостях в обморок (очень тяжело сидеть в плотно зашнурованном корсете на полный желудок). Ходили на свидания на кладбища… или на «фаустовские вечеринки», где юноши признавались им в любви в окружении черепов и горящих свечей. Но замужество? Какая мещанская пошлость! Настоящая красавица умирает молодой. И, желательно, несчаст¬ной. И что же? Уже дочери и младшие сестры романтических красавиц решительно все хотели быть кудрявыми блондинками с голубыми глазами и с «фарфоровым» румянцем на щеках, при муже, горшках герани и канарейках.
К 1890-м годам появилась странная мода на пирсинг сосков и вредная привычка наедаться на ночь бифштексами и жареной картошкой. Ее ввела звезда лондонского мюзик-холла Лилиан Гиш, которая при росте 158 см весила 85 килограммов. Сохранился дневник одной английской школьницы начала ХХ века. Девочка писала о том, как по выходным в пансион приезжали мамы, одетые в модные шифоновые платья. И под тонкой тканью было видно, как на бедрах, на груди и в других неожиданных местах из корсета «выпирали килограммы тела». Так что многие модные мамы напомнили бы нам знаменитую коллекцию «Горбы», которую Рей Кавакубо создала для Comme des Garc˛ons в 1997 году. Парадоксально, что именно в 1890-е годы были распространены модели корсетов с гротескно подчеркнутой талией (если размер талии на корсете 1862 года — около 57 см, то корсеты 1896 года отличались талией в 53 см).

ДВАДЦАТЫЙ ВЕК
Первые признаки симпатии к более стройной фигуре появились в 1920-е годы, благодаря Коко Шанель (которая была худенькой от природы), пропагандировавшей занятия спортом и загар. Сказалось и влияние Жана Пату, который привез из Америки в Европу манекенщиц нового типа, более высоких (165−170 см), с менее выраженным контрастом между талией и бедрами, с небольшой грудью и достаточно развитой мускулатурой.
Но настоящая революция случилась в 1960-е годы, с открытием Твигги (Лесли Хорнби). Кстати, она считалась самой страшной девочкой в школе: при росте 174 сантиметра весила 48 кг. Никто из мальчиков не хотел с ней встречаться. «Они всегда выбирали девчонок с большой грудью», — вспоминает Твигги. Ее заметил в парикмахерской фотограф одной из газет, в результате Твигги выиграла конкурс «Девушка 1966 года». Во многом благодаря Твигги и ее коллегам, моделям Жан Шримп¬тон и Верушке, красивыми стали считаться очень высокие и худые девушки, и — самое главное! — акцент переместился с талии и груди (именно они считались «воплощением прекрасного» на протяжении веков) на ноги. До этого форма ног радикально не влияла на оценку женщины как «красивой» или «не очень», но с 1960-х годов все изменилось радикально. После этого бывали периоды, когда ценились женщины более крепкие и спортивные (модели выше 190 см, Пэт Кливленд и Джерри Холл — в 1970-е, Линда Евангелиста и Наоми Кэмпбелл — в первой половине 1990-х). И периоды, когда ценилась болезненная худоба в стиле несформировавшейся девочки-подростка. Такой тип был одним из модных в начале 1980-х, когда Йоджи Ямамото и Рей Кавакубо впервые показали в Париже свои коллекции в стиле «шик Хиросимы». Потом вернулся в 1994 году, на волне стиля гранж, когда фотограф Коринн Дэй открыла миру Кейт Мосс.

Наконец, в последние годы, вопрос о том, насколько «красивы» худые тела, встал особенно остро. Когда Наталья Водянова начинала свою карьеру, она весила чуть больше 40 килограммов, но потом прибавила в весе. Когда начинала Наоми Кэмпбелл, образцы одежды в шоу-румах были 42 размера, когда начинала Водянова — 38-го. Двадцать пять лет назад средняя модель весила на десять процентов меньше, чем средняя американка, а теперь — на двадцать три процента. Фотографии и подиум обладают способностью зрительно «увеличивать» тело, поэтому худые модели востребованы. Но можно ли считать их тела стандартом современной красоты? Тот, кто видел совместные фото Наоми Кэмпбелл и Виктории Бекхэм, ловил себя на странной мысли: «Какая Наоми… большая!». Поразительно, что женщины, которые казались абсолютным воплощением красоты 15 лет назад, теперь кажутся слишком крупными. Николь Ричи, Виктория Бекхэм, Кира Найтли — новые образцы для подражания, такие же «тростинки», как Твигги. Разница между ними и Твигги в том, что Твигги родилась болезненно худой и ей не приходилось ограничивать себя в еде. Анорексия и булимия стали мировым бедствием (пока лидирует Япония, на втором месте Аргентина). В результате на Мадридской и Миланской неделях моды было введено требование: BMI (Body Mass Index) не должен быть меньше 18 и 18,5 соответственно.


КРАСАВИЦЫ БУДУЩЕГО
BMI (Body Mass Index) был изобретен более 100 лет назад бельгийским статистиком Адольфом Куэтле. Для расчета этого показателя вес в килограммах делится на квадрат роста в метрах. Показатель менее 18,5 считается недостаточным весом, от 18,5 до 24,9 — вес нормальный, от 25 до 29,9 — повышенный, выше 30 — ожирение. Проблема в том, что мышечная ткань плотнее жировой ткани, поэтому многие спортсмены, образцы атлетически развитого тела, имеют повышенный BMI, а то и близкий к ожирению! Поэтому нередко BMI не может служить мерилом стандарта современной красоты тела.


В каком направлении будут развиваться наши фигуры и наши представления о прекрасном? Прогнозы статистиков пока не радуют. С одной стороны, многие люди (и девушки, и юноши) моложе 20 лет страдают нервными расстройствами на почве еды. С другой — исследования Мичиганского университета показывают, что из 400 американских детей 120 имеют лишний вес или ожирение в возрасте 9 лет. По прогнозам английских ученых, к 2010 году каждый пятый ребенок младше 15 лет будет страдать ожирением (в Америке этот показатель стал реальностью в 2000 году). Ученые объясняют это тем, что меняется состав еды, что многие мамы вместо кормления грудью кормят детей смесью из бутылочки (а это потенциальный риск лишнего веса в будущем), что детей стали возить в школу на машине, вместо того, чтобы ходить с ребенком пешком. В результате размер талии у девочек от 2 до 7 лет за последние 10 лет вырос на 5 процентов, у мальчиков — на 4 процента.

В Британии в 2004 году было проведено исследование, показавшее, что средняя женщина от 20 до 30 лет имеет рост 162,5 см (в России этот показатель 165 см), объем груди 96,5 см, объем талии 86 см (в Америке 87 см), объем бедер 101,5 см. Для сравнения, в 1951 году англичанки имели средние талии 68,5 см. А у Мэрилин Монро талия без корсета была 55,8 см, в корсете — 48,3 см. В 1950-е годы соотношение между талией и бедрами было 0,7, сейчас — 0,8. В 1950-е годы средний размер ноги был 35, сейчас — 38. Мы «увеличились в объеме» не только из-за сидячего образа жизни и изменения состава еды. При сильном стрессе организм выделяет кортизол — гормон, который способствует накоплению подкожных жиров. Мы не просто «выросли», мы изменили форму. Многие столетия стандартом красоты считался контраст между бюстом и тонкой талией, то есть фигура в форме песочных часов. В 2007 году в лондонских модных универмагах было проведено исследование, в котором согласились участвовать 1950 женщин в возрасте от 18 до 30 лет, разных национальностей и рас. В примерочных с помощью сканеров были проведены обмеры фигур, которые показали, что в 60 процентах встречается фигура типа груши (масса сосредоточена на бедрах и ягодицах, как у Дженнифер Лопес). У 31 процента фигура была прямоугольная, то есть с достаточно широкими плечами, с мало выраженной талией и относительно узкими бедрами — то есть более мужской тип фигуры (как у Гвен Стефани). Только в 6 процентах случаев женщины отличались фигурой «песочные часы» (как у Мэрилин Монро или Кейт Уинслет).
В общем, какими бы ни были прогнозы на будущее, вряд ли мы вернемся к трогательному стандарту красоты, описанному в руководстве для портного XIX века: «Объем талии молодой женщины должен быть в два раза больше, чем объем ее шеи, а объем шеи — в два раза больше, чем объем ее запястий». Хотя очень трудно проверить, многие ли девушки действительно подходили под этот стандарт красоты!

Фото: Getty/Fotobank, Vostock photo|Photoshot

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить